Статус

Метро

Московский метрополитен

Волею обстоятельств - прогорел резонатор, жду пока привезут, - эту рабочую неделю перемещаюсь на службу вместе с остальной Россией на метро, чего давно не случалось. До чего лицемерно чиновничье репрессивное стремление пересадить народ с личных экипажей на ОТ, загнать в подземку. Отдельно доставляют мотивировки "по просьбам трудящихся". Старые добрые подходцы. НИЧЕГО в метро не меняется. Толчея - в девять утра, что творится в восемь не представляю, - обстановка такая же, как пять или десять лет назад. Победные реляции типа "За пять лет протяженность линий метро увеличилась на 10%" в контексте существования государственных бюрократов понятны, но при столкновении с реальностью тянет блевать от фальши. Нет уж, пока есть возможность, буду избегать.


Статус

Несбё "И прольется кровь"

Раскрытая книга

Неожиданно халтурненько, чего не ожидаешь от такого "брендированного" писателя, как Нёсбе. Не триллер - интрига условна, проведена небрежно. Наемный убийца пускается в бега, в попытке избежать мести злобного мафиози, у которого он похитил деньжат. Отправляется в случайном направлении, на северную оконечность Норвегии, но его - непонятно как (и это не объясняется), - в течении нескольких дней настигает нукер. Буэээ... Фабула романа в тривиальной истории любви к "туземке". Еще раз "буэээ", так как ситуация лишена оригинальности. Единственное, что скрашивает ощущение разочарование - северная экзотика Финнмарка ("ориентализм" северного колорита). "Лунные пейзажи", олени, саамы, малолюдие. Но и "природа и пейзажи" даны не поражающим воображение образом. WTF?!


Статус

Пелевин "Принц Госплана"

Водка, как универсальная валюта

Возле углового гастронома шевелилась такая очередь, что Саша понял: взять бутылку будет крайне трудно и, может быть, невозможно вообще. Будь он трезвым, это точно было бы невозможно, но он, как оказалось, выпил достаточно, чтобы через несколько минут броуновского движения по переполненному залу оказаться не так уж далеко от кассы. Со всех сторон напирали и матерились, но скоро Саша сообразил, что кажущийся хаос на самом деле представляет собой упорядоченное движение четырёх очередей, трущихся друг о друга из-за разной скорости. Очередь за портвейном была слева, а та, в которую он попал, — за килькой в томате..

Два аспекта. Основная "идея" - переплетение "виртуальной" реальности компьютерных игр и повседневной жизни, - не впечатляет, но в те времена пользовалась популярностью. Жизнь показала, что движение происходит в обратную сторону - в игры переносится "жизнь" с ее социальными штуками (многопользовательские игры через сеть, огромные community вокруг них). Мало классической "пелевенщины" - "Никакого «самого дела» на самом деле нет", - но момент уже обозначен. Цепляет (сентиментальная) ностальгичность. "Для тех, кто помнит": дрянные болгарские дискеты, ажиотаж вокруг только появившихся игрушек. Массовые хищения рабочего времени посредством игр на госпредприятиях. Поездки с целью обмена софтом, первые бесценные опыты социализации - ты попадал в круг людей, похожих на тебя, со схожими интересами, начинали тусоваться. Кое-какие связи тех лет сохранились до сих пор. Очереди за бухлом, но это уже банально, перетерто не раз. "По мотивам" даже освежил в памяти эпопею с линией игр Prince of Persia. Много любопытного. Как - неудачно, - пытались длить (или развить - понятное человеческое чувство) успех первой части.

Сделано без пошлого "фетишизма", в котором предметы и явления минувшего обсасываются сами по себе. Редукция удачна: элементы без напряга встраиваются автором в контекст рассказа, не становясь самоцелью. Детали не "судьбоносные", малозначащие ("провинциальные" в силу непонятности для тех, кто не попал во "время и место") поданы без спекулятивных целей (следствие того, что текст написан "по ходу дела", в 1991 году). Но удовольствие от узнавания, от точности передачи, от правильно выбранного оттенка - OK.


Статус

Паул Гласер "Танцующая в Аушвице"

Недоверчивый взгляд

Разочарование и ощущение зря траченного времени. То, что начиналось, как история спасения везучей женщины ближе к концу превратилось в мешанину из фактов, имевших место в реальности. Полный подрыв доверия к рассказчику из-за нереалистичных деталей. Сравнивать страдания дело дрянное, отдающее пошлостью, но примечателен "гуманизм", проявляемый немцами в Западной Европе (конкретно в Нидерландах). Антиеврейские меры на юридическом уровне ввели осенью 1941 года, когда уже вовсю работали эйнзацкоманды на Востоке (Бабий Яр и так далее).

Первые депортации (пока еще в местные лагеря) - вторая половина 1942 года, когда давно дымит Треблинка и работают моторы душегубок в Хелмно. В лагере танцы, переписка с волей и интимные отношения еврейки с офицером СС (!). Спасение через коллаборацию - проблематика известная, жуткая и могла бы стать "сутью" книги, но увы... Это еще кажется достоверным - мало ли, какие у них там порядки и отношения. Но дальше начинается сюрреализм. Розу привезли в Аушвиц летом 1943 года. "Проскочила" в селекции у рампы - ладно, возможно. Попадает в команду подопытных доктора Менгеле. Спустя некоторое время эсесовцы требуют добровольного (!) разрешения на продолжение смертельных экспериментов над ними. Роза не соглашается (!) и ее переводят в Биркенау. Она попадает в зондеркоманду - сердцевина "серой зоны", где жертвы помогают палачам, - и трудится у газовых камер и крематория. Тема изучена, но никто из свидетелей не сообщает о работавших в таких командах женщинах. Не упоминает Роза и об отдельном бараке, где сотрудники зондеркоманд содержались отдельно от других заключенных. Это еще не всё. В определенный момент Роза понимает, что не в состоянии сопровождать людей на смерть и криком (!) требует (!) у офицера СС освободить ее из команды и отправить на военный завод. Тот соглашается (!). Да, да, учитывая, что эта деятельность представляла "высший секрет рейха" и "работников" периодически уничтожали. Дальнейшее уже не так интересно, но следует сложившейся канве - Роза устроилась секретаршей, ее привлекали к вечерним танцам немецкого персонала. Еще у нее в январе 1945 года работают газовые камеры, хотя по прямому приказу их разрушили еще в ноябре 1944 года.

Злая собака

Задумка неплоха, интересно же ознакомиться с историей выжившей в аду, но такие погрешности - стратегический промах, не оставляющий шанса на успех. Ощущение, что перед тобой смесь из некоей семейной истории со сведениями, почерпнутыми из общедоступных источников. Но и с ними обошлись небрежно - не проверили и не сопоставили. Халтура.


Статус

Нобелевская премия

Митинги начала девяностых годов

Наградили Светлану Алексиевич. С мотивировкой:

«За ее многоголосое творчество — памятник страданию и мужеству в наше время».

OMG?! Полнейшая неожиданность и удивление. "Цинковые мальчики" в свое время произвели впечатление. Перестроечно-разоблачительная литература - традиция давняя и почтенная. Но нобелевку?! Недавно пытался читать последнюю ее книгу "Время секонд-хэнд", но не пошло. Излишняя "сгущенность", угадываемый политизированный замысел. Позиция рассказчика близка по духу к тем, кого называют - или лучше так: "называли",- "демшизой". Не высший класс.