Статус

Предубеждение

Много фана

Народная шутка:

Перестал брать флаеры: боюсь, что впарят хвалебную рецензию на Янагихару

Захлебывающиеся восторги команды "штатных" критиков (Галина Юзефович и Ко) настораживают. Повторяется ситуация с "Щеглом" Донны Тарт. Ах, великий американский роман, ах, интервью с переводчиком, ах, лучшая книга XXI века. Прочитал. Да, нормальная (избыточно толстая) книга, но не великая точно. "Прошло три года" и о нем не вспоминают. Время расставляет такие штуки по местам, аннигилируя восторженные сопли и налипший словесный мусор. Посмотрим, как обстоят дела с этой Янагихарой.

P.S. Спасибо добрым людям, оперативно отсканировавшим этот роман (на Флибусте лежит с конца прошлой неделе).

P.P.S. Объяснение шума проплаченным пиаром издателя уместно, но не гармонично. Кому сейчас охота тратить бабки на продвижение книги?


Статус

Преображение

Лестница Иакова по-русски

"Низкая толерантность к критике и комплекс мессианства": то, что происходит с людьми, малость прикоснувшимися к власти. "Собянинцы" и - что удивительнее, - "урбанисты". "Энтузиасты" выглядят отвратительнее действующих чиновников. Уж точно знакомый дьявол лучше незнакомого.


Статус

Ленин "Государство и революция"

В одном московском дворе

Если читать не как фетву авторитетного салафитского проповедника, то трудно отделаться от ощущения простодушной наивности Ленина. Трудно поверить в такое, ибо Ильич - по существующему представлению - дураком не был. Недоумение: "Он это всерьез?". Типа такой демонстрации познания человеческой натуры (взятой прямиком из трудов Энгельса):

Мы ставим своей конечной целью уничтожение государства, т. е. всякого организованного и систематического насилия, всякого насилия над людьми вообще. [...] Но, стремясь к социализму, мы убеждены, что он будет перерастать в коммунизм, а в связи с этим будет исчезать всякая надобность в насилии над людьми вообще, в подчинении одного человека другому, одной части населения другой его части, ибо люди привыкнут к соблюдению элементарных условий общественности без насилия и без подчинения.

Да, да, привыкнут, изменятся и преобразуются в новый человеческий тип. А-ля Моисей - "люди привыкнут, походив по пустыне лет сорок". По Ленину: привычка возникнет после длительной обработки контролем "вооруженных рабочих", людей не сентиментальных:

.... уклонение от этого всенародного учета и контроля неизбежно сделается таким неимоверно трудным, таким редчайшим исключением, будет сопровождаться, вероятно, таким быстрым и серьезным наказанием (ибо вооруженные рабочие — люди практической жизни, а не сентиментальные интеллигентики, и шутить они с собой едва ли позволят), что необходимость соблюдать несложные, основные правила всякого человеческого общежития очень скоро станет привычкой.

Фантазии о чиновниках, работающих образцово за зарплату рабочего (ха-ха!) на условиях выборности и сменяемости (ха-ха!), прошли проверку действительностью еще при жизни Ленина. "Мы не утописты", да. Зато жгучие слова по адресу недругов хороши, заряжают "энергичностью".

Задумчивость над трудами классика

P.S. Ильич упреждает критику:

С точки зрения буржуазной легко объявить подобное общественное устройство «чистой утопией» и зубоскалить по поводу того, что социалисты обещают каждому право получать от общества, без всякого контроля за трудом отдельного гражданина, любое количество трюфелей, автомобилей, пианино и т. п. Таким зубоскальством отделываются и поныне большинство буржуазных «ученых», которые обнаруживают этим и свое невежество и свою корыстную защиту капитализма.

Невежество, — ибо «обещать», что высшая фаза развития коммунизма наступит, ни одному социалисту в голову не приходило, а предвидение великих социалистов, что она наступит, предполагает и не теперешнюю производительность труда и не теперешнего обывателя, способного «зря» — вроде как бурсаки у Помяловского — портить склады общественного богатства и требовать невозможного.

P.P.S. Созвучие ленинского "требовать невозможного" с известным "будьте реалистами - требуйте невозможного".

P.P.P.S. Варвара Караулова, показания в суде: "Он говорил, что там не пьют и не курят, и люди по-человечески хорошо относятся друг к другу".

 
Статус

Светлана Метелева "Чернокнижник"

Находки литературы

"Самиздат" (рекомендация Галины Юзефович, как о незаслуженно проигнорированной издателями романе, находка в могильнике proza.ru). Да, не мусор, но не шедевр. Крепко сделано, порадует любителей темы ("литературоцентричность", Умберт Эко, глюки и приходы). Сюжет надуман - игрища вокруг книг, животворящей силой слова, этика и мораль. После сорока лет утомительно. Сущности множатся без необходимости: в мире хватает тем для острого глаза талантливого писателя. Хочется текста попроще, доходчивее и ближе к реальности. Шкловский: "Должно быть похоже похоже на жизнь, но не совсем".

Выбранный на роль "преображающегося" (впадающего в одержимость) героя уголовник не убедителен. Ясно зачем это сделано - а-ля трикстер, энергичность и предприимчивость, скольжение по реальности. Но поверить в получившегося винтового наркомана, свихнувшегося на "Утопии" Томаса Мора, трудно. Избыточность. Движение тормозится прогонами на квази религиозные темы (беда нарастает ближе к последним страницам). Развязка сделана хорошо - патока "ложной развязки" оборачивается тревожащей ум двусмысленностью ("кто траванул?").

Потенциал писателя на лицо, интересно, как у нее пойдут дела дальше. То, что "Чернокнижника" издадут после такого пиар-удара сомнений нет.