Костырченко Г. В. "Сталин против "космополитов". Власть и еврейская интеллигенция в СССР" | Часть III

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В XX веке советское еврейство и в первую очередь интеллигенция из этой национальной среды столкнулось в своих отношениях с властью с несколькими судьбоносными историческими вызовами. Первый такой вызов пришелся на революцию 1917 г. и гражданскую войну. Второй - на послевоенный период 1948-1953 гг. Третий - на так называемые "застойные" и "перестроечные" годы, когда начался массовый исход евреев из СССР, означавший по сути дела спонтанное, самопроизвольное решение "еврейского вопроса", с которым безуспешно пытались справиться сменявшие друг друга режимы в нашей стране как на протяжении XIX, так и почти всего XX веков. Произошло парадоксальное: чего не смогла сила власти, сделала ее слабость.

Время "д,ействия", или, лучше сказать, социально-политического доминирования каждого из этих трех вызовов обрамлялось соответствующими хронологическими вехами, которые, не поддаваясь точной датировке, приблизительно все же определяются. Конкретно можно вычленить следующие основные периоды взаимоотношений Советского государства с еврейством вообще и его интеллектуальной элитой в частности: 1.1917-1935 гг.; 2. 1936-1953 гг.; 3.1953-1991 гг.

Начало первому периоду (1917-1935 гг.) было положено Октябрьской революцией. В ней еврейская интеллигенция исполнила важную историческую миссию "иноплеменного катализатора", благодаря которому во все времена (например, при Петре Великом) и у всех народов запускается механизм преодоления сковывающей инерции традиционализма, смены политических элит и ускоренной социальной модернизации. Одним из важнейших моментов этого периода стала эмансипация евреев, причем не только правовая (произошла еще при Временном правительстве), но и фактическая. Этому в немалой степени способствовало то, что разгромив подпольные "буржуазные" черносотенные организации, большевики покончили с прежней идеологией юдофобии - как традиционной, имеющей глубокие религиозные корни, так и модернизированной, бывшей "слепком" с за

имствованного на Западе антисемитизма. Кроме того, были сняты все барьеры на пути вхождения евреев в политическую, управленческую, культурную и интеллектуальную элиту общества, причем это вхождение происходило в обеспечивавшемся верхами режиме наибольшего благоприятствования и в отсутствие сопротивления со стороны старой элиты, устраненной революцией. Все это дало мощный импульс процессу естественной ассимиляции еврейства, жертвовавшего своей национальной идентичностью ради жизненного преуспевания в русскоязычной среде. Началось интенсивное формирование советской ИЕП, в которой режим обрел надежную социальную опору (тогда как при царизме русско-еврейская интеллигенция являлась одним из ударных отрядов антиправительственной оппозиции!). Однако поддержка государством этого процесса осуществлялась исключительно с классовых позиций (еврейские интеллектуалы, идейно тяготевшие к сионизму, а культурно - к гебраизму, преследовались большевиками как "буржуазные националисты"). Благодаря ревностному служению новой власти советские интеллигенты из числа евреев очень быстро оказались на ведущих позициях в основных сферах социальной жизнедеятельности - от государственного управления и национальной безопасности до культуры и науки. В 1920-1930-е, да и в последующие годы ИЕП внесла заметный вклад в развитие многих сфер жизнедеятельности советского общества - политическую, экономическую, научную, культурную, производственно-техническую, управленческую, образовательную и др. Фокусируясь на политической сфере (приоритетной для исследования), необходимо отметить, что этническое представительство евреев (носило, по сути, формально-номинальный характер!) во власти и управленческой сфере, будучи максимальным в первые послереволюционные годы, с середины 1920 гг. постепенно стало сокращаться, хотя и спустя десятилетие оставалось значительным.

Содействуя ассимиляции евреев и используя их как ударную силу в социалистическом переустройстве общества, режим параллельно подпитывал и этнокультурное развитие этого нацменьшинства (создание еврейских театров, клубов, газет, журналов, издательств, школ, техникумов, факультетов и кафедр в вузах, административных районов, колхозов и т. п.). При этом большевики сделали ставку исключительно на идишистскую культуру, считая такую поддержку вынужденным и временным компромиссом, повышающим эффективность борьбы с "буржуазным" сионизмом и гебраизмом и в конечном счете обеспечивающим плавное, постепенное течение ассимиляционных процессов. В наибольшей степени официальная политика преферен

ций в отношении еврейского нацменьшинства была присуща первому пятнадцатилетию советской власти, приверженной тогда интернаци-оналистско-ленинской идеологической парадигме. Однако, создав на Дальнем Востоке ЕАО и объявив в середине 1930-х гг. об успешном решении в СССР еврейского вопроса, власть перестала нуждаться в идишистских культуртрегерах, все больше воспринимая их как помеху дальнейшей ассимиляции евреев и потенциальную "пятую колонну". Вот почему с середины 1930-х гг. "евреи-националы", как и другие нацменьшинства (поляки, чехи, немцы и др.), стали преследоваться режимом, а в годы "большого террора" подверглись репрессиям как агентура враждебных СССР стран. Тогда пострадало и немало ассимилированных евреев-интеллигентов, главным образом из числа партийных и государственных функционеров. Причем, и "националы", и "ассимилянты" пали жертвой обострившейся шпиономании и пароксизма универсальной номенклатурной чистки, но не политической юдофобии: ее элементы проявились чуть позднее - когда пик политических репрессий миновал, и наступил период стабилизации и даже некоторого смягчения режима.

Второй период в истории взаимоотношений власти и ИЕП (1936-1953 гг.), который, собственно, и составил предметную основу данного исследования, проходил под знаком постепенной кристаллизации спорадических элементов официального антисемитизма в систематическую официальную политику, которая в полной мере проявилась в 1949-1953 гг. Именно к началу второго периода четко обозначились предпосылки этого явления. Тогда в глобальном соперничестве трех макроидеологий - либерализма, коммунизма и национализма - последний стал уверенно лидировать, а в СССР произошла смена идеологических парадигм - интернационалистской на патриотическую. Следствием стала кардинальная перестройка советской государственности на основе новой концепции "старшего брата", символически освященной новой "сталинской" конституцией. По сути, это было отступление от ленинского имперского проекта межэтнической конвергенции (ассимиляции), лишившего прежде доминировавших, численно, культурно и политически, русских былых привилегий (делегировались нацменьшинствам), и походило на некоторый возврат к устоям царской империи. Как бы вновь декларировалась руководящая роль русских, провозглашавшихся самым передовым народом в строго иерархичном этнополитическом конгломерате так называемых социалистических наций, а ассимиляция нацменьшинств все больше переводилась на административные рельсы. Как и всякая другая модель, построенная на силе центра, авторитете вождя и жиз

ненной энергии государствообразующей нации, СССР мог быть жизнеспособным лишь при сохранении этими системными факторами своей эффективности. Однако рано или поздно ресурсы центра иссякают, харизматические вожди умирают, а жизненные силы "старшего брата" под бременем возложенной на него объединительной миссии слабеют. При этом "младшие", окраинные народы, наоборот, за счет донорской подпитки из центра все больше наращивают свой экономический и культурный потенциал и все активнее стремятся к политической самостоятельности.

Механизм "угасания" советской империи был парадоксальным образом запущен самой властью, существенно усилившей свою этническую (антиимперскую!) системную составляющую в ущерб социально-политической. Национальная принадлежность стала использоваться режимом как социальный маркер, применявшийся, в том числе, и для скрытой дискриминации.

"Инфицирование" власти элементами антисемитизма являлось в определенной мере следствием предвоенного советско-германского государственного сближения. Однако официальный антисемитизм в многонациональном и декларативно интернационалистском Советском Союзе никогда не носил, в отличие от мононациональной нацистской Германии, тотально-репрессивного характера, развивался медленнее и, самое главное, не имел легитимного статуса. Сталин, в отличие от Гитлера, не был идейным антисемитом. Если нацистское "окончательное решение" предусматривало полное физическое уничтожение евреев, то сталинская "еврейская" политика ставила во главу угла ассимиляцию, изначально считавшуюся - согласно марксистской теории - объективным и потому прогрессивным явлением. Официальному антисемитизму в СССР была присуща латентная, "изподтишковая" тактика. Для прикрытия успешно применялась риторика о "коренизации" кадров, прокламация номенклатурного приоритета представителей "титульной" национальности. Негласность и дозированность сталинского антисемитизма исключали возможность осуществления массовых репрессивных антиеврейских акций.

Главную роль в генезисе официального антисемитизма сыграл фактор единовластия Сталина. Этот момент имел как объективную, так и субъективную составляющие. Первая проявилась в том, что антисемитизм стал системным явлением, производным от политического режима Сталина, точнее, от такой его "несущей конструкции", как идеология "осажденной крепости", изоляционизма, политической ксенофобии. Если в нацистской Германии официальный анти

семитизм носил самодовлеющий характер, то в СССР он служил средством укрепления единовластия Сталина и был следствием социально-политической автаркии страны. После смерти вождя новый режим, несмотря на отказ от прежних "крайностей", принципиально не изменился. Вот почему антисемитизм - пусть и в значительно меньшей "концентрации" - продолжал присутствовать во власти.

Что касается субъективности, то она состояла в том, что популистский национализм Сталин использовал как средство раздувания межпоколенческой конкурентной борьбы внутри управленческой элиты и таким образом подчинял ее своей воле. Когда в результате "большого террора" произошло радикальное обновление руководящего слоя (в том числе и вследствие репрессивного вымывания немалого количества евреев и представителей других нацменьшинств), во власти возобладала молодая генерация бюрократии. Видя в ней новую социальную опору своего режима, Сталин манипулировал ею, в том числе, и посредством скрытого аппаратного антисемитизма, и - как следствие - тот начал укореняться в номенклатурной почве, а его элементы инфильтрироваться в национально-кадровую политику государства. Как системное явление антисемитизм был нацелен на постепенное, дозированное сокращение "еврейского влияния" в советском обществе, причем, в первую очередь в политическом и идеологическом его сегментах. Сначала это осуществлялось почти исключительно посредством административного "кадрового регулирования? (увольнения с работы под различными предлогами, перевод с руководящих на менее значимые и рядовые должности и т. п.), а с конца 1940 гг. - еще и путем репрессий. Если до этого времени официальный антисемитизм использовался Сталиным преимущественно "р,ационально" (в интересах политического укрощения номенклатуры), то потом (когда психика этого жестокого политика под бременем лет и болезней все более деградировала) - преимущественно "эмоционально", провоцируя такие бредовые акции как "д,ело врачей". Симптоматично, что и такой крупный и серьезный знаток истории большевизма, как Б. И. Николаевский отмечал разницу между советским вождем конца 1930-х (осуществлял "большой террор""не по безумию Калигулы, а потому, что сделал его фактором своей активной социологии") и начала 1950-х, допуская применительно к этим годам "возможность ненормальности Сталина"1.

Важной особенностью начальной стадии второго периода стало то обстоятельство, что нацистское нападение на СССР лишь на время "притушило" советский аппаратный антисемитизм. Его элементы

вновь стали прорастать на советской чиновничьей ниве уже начиная со второй половины 1942 г. когда власти - благодаря первым победам над врагом - вышли из стресса и "взялись за старое". Другой особенностью этой стадии стало резкое усиление в обществе бытового антисемитизма, провоцируемого тяготами военного времени, нацистской пропагандой и, конечно, соответствующими настроениями в верхах. Тогда по команде со Старой площади начались увольнения евреев из сферы управления культурой и пропагандой. В результате в еврейской среде возникли упорные слухи о том, что главные антисемиты засели в ЦК, и именно оттуда исходят циркуляры с дискриминационными новациями в области кадровой политики. И хотя в действительности никаких письменных антиеврейских директив не рассылалось, устные указания такого рода, несомненно, были, что подтверждается многочисленными свидетельствами, в том числе и документальными. Несмотря на завуалированный характер, кадровая чистка по "пятому пункту" вызвала бурную ответную реакцию ИЕП. В защиту жертв чистки выступили многие известные русские деятели культуры и науки, что заставило антисемитские элементы во власти отступить. Пока шла война, Сталин, принимая во внимание обоюдоострый характер антиеврейских рестрикций, не решился на более или менее масштабное их применение, хотя его личный завуалированный антисемитизм, чутко угадываемый придворным окружением, скорее всего, и спровоцировал кадровую кампанию 1942-1943 гг. "за чистоту русского искусства". Когда в номенклатурных коридорах запахло скандалом, вождь, опасаясь быть дискредитированным в глазах мирового общественного мнения (прежде всего союзников по антигитлеровской коалиции), а также усиления в разгар ожесточенной борьбы с внешним врагом межнациональных трений в тылу, предпочел на время "забыть" о своей личной антипатии к еврейству и даже пошел на создание ЕАКа во главе с С. М. Михоэлсом. Вместе с тем, Сталин, наделенный трайбалистским менталитетом и мысливший категориями коллективной вины, подверг в годы войны огульному наказанию целые этносы.

Как ни парадоксально, но обострение еврейской проблемы в СССР произошло уже после победы над нацизмом, когда мир, расколовшись на противостоявшие друг другу военно-политические блоки, погрузился в затяжную холодную войну. Тогда СССР из региональной державы превратился в мировую, став в биполярном мире одним из центров глобальной силы. В связи с этим существенно возросло влияние внешнеполитического фактора на отношение советского руководства к интеллигенции, в том числе и к той ее части, которая эт

нически была связана с еврейством. Воздействие извне на еврейскую проблему в СССР особенно стало ощутимым после того как в 1948 г. возникло государство Израиль. Но Западу так и не удалось - даже в незначительной мере, нарушить герметичность сталинского ?железного занавеса" и организовать сколько-нибудь существенную эмиграцию советских евреев.

Послевоенное усиление официального антисемитизма в его советской разновидности было объективно обусловлено еще и тем, что в социальной природе диктаторского режима изначально заложен жизненно важный для него императив пропагандистского использования образа врага как инструмента порабощения общества и манипулирования его сознанием. Когда с конца 1940-х гг. жупелы "космополита" и "еврейского националиста" стали активно вытеснять из пропагандистского обихода такие обветшавшие страшилки, как "троцкисты", "вредители" и прочие "контрреволюционеры" этот образ стал исподволь наполняться антиеврейским содержанием. Обличая интеллигенцию за "р,аболепие" и "низкопоклонство" перед Западом (это преклонение, надо признать, действительно имело место, принимая порой гротескные формы), Сталин боролся, однако, не с причиной этого "недуга? - порождавшей идеализацию Запада (да и тот же "культ личности") герметичной закрытостью советского общества, а со следствием - внешними проявлениями самоуничижения. По сути он, загоняя "болезнь" внутрь, воевал с собственной тенью, используя антисемитизм как крайнюю форму антизападничества.

Поскольку возрождение еврейской государственности на Ближнем Востоке вызвало в советском еврействе (в первую очередь в образованном слое!) некоторый подъем национального самосознания (массовые стихийные демонстрации национальной солидарности в связи с приездом в Москву Г. Меир осенью 1948 г.), Сталину, очевидно, пришлось пережить настоящий шок. Именно тогда запущенному ранее процессу административной ассимиляции сверху было придано силовое ускорение, и она приобрела форсированный, сопряженный с репрессиями характер. К началу 1950-х гг. престарелый, страдавший от многочисленных хронических недугов диктатор окончательно превратился в патологического юдофоба, которому повсюду мерещились заговоры сионистов. Особенно наглядно это проявилось в "д,еле врачей" 1953 г. когда из-за политически неадекватных действий Сталина возникла реальная угроза перехода аппаратного антисемитизма в агрессивную, открытую форму, что было чревато разрушением фундаментальных основ многонационального государства и наступлением социального хаоса. Резонность такого суждения, кажущегося

на первый взгляд утрированным, подкрепляется тем, что, осознав незадолго до смерти всю серьезность спровоцированной им ситуации, Сталин вынужден был пойти на попятную, свернув агрессивную пропаганду, имевшую антисемитскую подоплеку. Тем самым устранялась потенциальная возможность осуществления властями сколько-нибудь крупной антиеврейской акции.

Из вышеизложенного следует, что отношение советского руководства к ИЕП в исследуемый период формировалось под воздействием как внутри, так и внешнеполитических факторов. В числе первых наиболее важными для формирования соответствующей официальной политики являются, на наш взгляд, следующие: а) окончательно сложившаяся к середине 1930-х гг. система единоличной диктатуры Сталина, вследствие чего влияние психологических проблем вождя (в том числе, и присущей ему юдофобии, что подтверждается многочисленными свидетельствами) на принятие политических решений резко возросло (по его тайному приказу в начале 1948 г. был убит С. Михоэлс, что обозначило переход от административного ограничения еврейской национальной активности к ее силовому подавлению); б) усиление роли антисемитизма в подогреваемой Сталиным подспудной конкурентной борьбе внутри правящей бюрократической элиты, которая также "играла" на юдофобии вождя; в) "этнизация" сталинизма в 1930-е гг. демагогическое использование лозунга "коренизации" кадров с целью скрытой дискриминации "нетитульных" нацменьшинств; г) политический популизм сталинизма, созидавший миф о народном вожде посредством, с одной стороны, создания образа борца со своеволием и злоупотреблениями чиновной бюрократии - "вредного средостения", "проклятой касты", а с другой, - подспудной игры на "темных инстинктах" "низов", в том числе и на ксенофобии.

При анализе второй группы факторов на передний план выходят следующие: а) межгосударственное сближение между СССР и нацистской Германией в 1939 г.; б) послевоенное ?холодное" противостояние между разделенными ?железным занавесом" советским и западным военно-политическими блоками, при том, что и отечественная интеллигенция (как этнически связанная с еврейством, так и не имеющая к нему отношения) в большинстве своем еще с дореволюционных времен идейно ориентировалась на западные либеральные ценности, что так или иначе провоцировало сталинский режим (например, антикосмополитическая кампания); в) образование в 1948 г. государства Израиль, который стал следовать в военно-политическом фарватере США, что заметно усилило недоверие Сталина к

советской ИЕП как потенциальной "агентуре" американского империализма и международного сионизма.

Благодаря тому, что послевоенные репрессии в СССР значительно уступали по масштабу кровавым чисткам 1937-1938 гг. от политического террора властей в период "зрелого" антисемитизма пострадало относительно небольшое количество евреев. Всего в 1948-1953 гг. за "националистическую деятельность" было репрессировано около 1 тыс. евреев, в том числе расстреляно не более ста, что частично подтверждается следующими данными.

Годы Количество советских евреев, арестованных и осужденных госбезопасностью

По общим политическим мотивам (% евреев от всех арестованных в СССР по тем же мотивам) В том числе как националистов - сионистов, бундовцев (% евреев от всех арестованных за "националистическую деятельность") В том числе как клерикалов

(членов иудейских общин), чел.

1936 Данных нет

1937 Данных нет 420 (сионистов) (0,8)

1938 Данных нет 1926 (сионистов) (2,8)

1939 2969 (6,6 ) 181 (сионисты и клерикалы) (7,5)

1940-1942 Данных нет

1943 Данных нет 55 (сионисты и клерикалы) (5,1)

1944 Данных нет

1945 714 (0,6) 67 (0,3) -

1946-1947 Данных нет

1948 956(1,4) 42 (0,2) 8

1949 1979 (2,8) 249(1,5) 17

1950 1232 (2,1) 201 (1,3) 39

1951 1079 (2,3) 229 (2,5) 55

1952 352 (2,1) 102 (2,8) 4

1953 405 (3,8) 128 (3,5) 2

Итого: 9686 (2,7) 3600 (2,6) 125

Из таблицы видно, что доля евреев в общем количестве советских нерусских граждан, репрессированных в послевоенное время за "националистическую" деятельность, с 1949 г. начинает увеличиваться, при том что в среднем за 1939-1953 гг. она не превысила 3 %2.

Именно под давлением репрессивного пресса начался процесс дифференциации интеллигенции еврейского происхождения, значительная, если не большая часть которой ментально стала отходить от прежней безусловной поддержки режима, постепенно проникаясь оппозиционными настроениями. Этому в значительной мере способствовала и набиравшая силу "этнизация" сознания еврейского населения под влиянием пережитого Холокоста, антиеврейских репрессий, рестрикций и пропагандистских акций властей, а также все более усиливавшегося (главным образом сионистского) влияния. Наиболее ярким проявлением этой "этнизации" стала мифологема о "сталинском плане депортации евреев". Порожденная, с одной стороны, негласным антисемитизмом верхов, а с другой, - постхолокостным синдромом, эта легенда, глубоко поразила сознание еврейской интеллигенции страхом повторения катастрофы. Но решающую роль сыграли причины общего порядка: нарастание в СССР системного кризиса, что инициировало глобальный дискурс о "закате коммунизма". Советская авторитарная модель явно проигрывала в соревновании с постиндустриальным либерализмом, опиравшимся на гибкую и вместе с тем стабильную демократическую государственность, а также динамичный научно-экономический прогресс, обеспечивавший значительное превосходство над соответствующими советскими достижениями.

Можно сказать, что Сталин умер "вовремя", в ядерный век единоличная диктатура становилась анахронизмом. Наследовавшая ему бюрократия, не желавшая впредь быть уподобленной податливой глине в железных руках диктатора-демиурга, взяла на вооружение лозунг коллективного руководства, реализовавшийся в виде системы номенклатурной олигархии. Этот режим почти до самого своего конца (во всяком случае, до 1989 гг.) также нес на себе печать антисемитизма, хотя тот и был водворен в рамки строго регламентированной негласной политики, исключавшей повторение масштабных пропагандистских и полицейско-репрессивных акций сталинского времени. Это правление, надо признать, отказавшись от сталинской национально-государственной доктрины "старшего брата" и заменив ее сусловско-брежневской концепцией советского народа как "новой исторической общности людей", сумело существенно укротить антисемитизм. Если в последние годы правле-298

ния Сталина официальная юдофобия была образно сопоставима с разгоравшимся пламенем, то при Хрущеве и Брежневе, которые ее существенно "притушили", она, подобно незримому торфяному пожару, лишь чадила и тлела.

Таковы основные итоги исследования, которое, хочется верить, продемонстрировало, что решение национальных проблем лежит не в однолинейной упрощенно-схематичной плоскости с мнимой панацеей в виде, скажем, политической ставки на ассимиляцию, а в сфере "тонких" этнокультурных и социально-гуманитарных "настроек", не достижимых без глубокого научного освоения исторического опыта.

Примечания

1 Николаевский - Валентинову, 20 октября 1954 г. // Валентинов Н. В. Наследники Сталина / Ред.-сост. Ю. Г. Фелыптинский. М. 1991. С. 218-219.

2 Таблица составлена по данным из: Мозохин О. Б. Указ. соч. С. 337, 341, 346, 348, 363-464.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

"Еврейский Крым": спекуляции на мираже

Бывало начни о вопросе еврейском, Тебе собеседник ответит резко... "Еврей - караты, еврей - валюта-Любо богаты и жадны люто... А тут им дают Крым. А Крым известен: не карта, а козырь: На лучшем месте - дворы и розы". Так врут рабочим врагов голоса...

В. В. Маяковский (Трибуна. 1930. - 11)

История в жанре триллера

В прошлом советского еврейства именно "крымская история", пожалуй, больше всего до сих пор будоражит воображение всех конспи-рологов - от либералов до националистов-"почвенников". И это не случайно, ибо в СССР и послевоенные гонения на евреев, и расправа над членами ЕАК прочно связывались в обыденном сознании с предпринятой в 1944 г. неудачной попыткой руководителей этой организации создать еврейскую республику в Крыму. Более того, в широко распространенной тогда антисемитской мифологеме "д,ело ЕАК" представлялось не иначе как "крымское", предпринятое Сталиным, дабы покарать евреев, которые "Крым у России отцапать хотели и сделать там новое царство жидовское"1. Составной (второй) частью этой легенды стало "д,ело врачей", преподносимое в том духе, что Сталин, раскрыв заговор еврейских медиков-профессоров, желавших отомстить ему и его ближайшим соратникам за тайное убийство Михоэлса - несостоявшегося "еврейского царя Крыма", и устранение других "злоумышлявших" вместе с ним евреев-интеллигентов, 300

направил свой "праведный" гнев против всех еврейских подданных, вознамерившись отправить их на Север. Парадоксально, но тем же самым финалом - планированием депортации - завершалась и другая легенда, которая исходила уже от самих евреев и была распространена в либерально-интеллигентской среде (об этом в следующей статье). Так что не ясно: какая из них первична, какая вторична, или они - одномоментны"

Эти апокрифы, будучи порождением официального табуирова-ния темы, отнюдь не сошли на нет, когда с конца 1980-х гг. стали открываться сталинские архивы и, казалось, должна была восторжествовать истина. Напротив, на волне общественной гиперполитизации они обрели как бы второе дыхание, причем, удивительным образом вследствие обнародования документов из этих архивов, точнее, в результате их спекулятивной интерпретации.

И вот "крымская история" из "свидетельства" зловредных козней евреев перелицовывается в нечто идеологически диаметрально противоположное - в провокацию, изначально задуманную Сталиным и осуществленную МГБ. Даже рассудительный и осторожный в оценках Ж. А. Медведев (известный в прошлом диссидент), разбирая перипетии подготовки и направления в феврале 1944 г. С. М. Михоэлсом и другими руководителями ЕАК писем И. В. Сталину и В. М. Молотову о создании "Еврейской советской социалистической республики" в Крыму, склонен видеть в этом инспирацию спецслужб, составивших "антиеврейский заговор". Такое суждение, думается, во многом было навеяно изданными в 1990-е гг.книгамиП. А. Судоплатоваи А. М. Борщаговского2. При этом в документальную повесть последнего "Обвиняется кровь" включены целых три взаимоисключающих версии: "Еврейский крымский проект" - это 1) инициатива "выслуживавшихся" перед Сталиным органов госбезопасности; 2) единоличная провокация диктатора, направленная против евреев; 3) спекулятивная (на евреях) интрига Сталина (или Г. М. Маленкова, Л. П. Берии и А. А. Жданова), имевшая целью дискредитацию Молотова3.

* Вместо того, чтобы максимально правдиво реконструировать прошлое, редакторы и издатели мемуаров Судоплатова нацеливались прежде всего

И если Борщаговский, выдвигая множество гипотез, вроде бы стремился к поиску истины, чему, впрочем, не способствовала присущая его рассуждениям эмоциональность, то Судоплатов, как представляется, сознательно уклонялся от правды прошлого, рассматривая его в заданном, скорей всего, коммерческим расчетом формате политического детектива*. В результате пером бывшего "супершпи

она" был рожден миф о том, что убийство Михоэлса было как бы продолжением "крымской истории", что, кстати, не поддерживается теми же Борщаговским и Медведевым, и тем более "неопочвенником? В. В. Кожиновым4.

на проект, гарантировавший коммерческий успех. Помню, как вскоре после краха СССР у меня, работавшего тогда в бывшем Центральном партийном архиве, состоялась встреча с главным творцом, своего рода продюсером су-доплатовского бестселлера Джеролдом Шектером, осуществившим вместе с русской женой звукозапись воспоминаний советского разведчика, их литературную обработку, а потом и публикацию под названием ?Special Tasks. Memoirs of an Unwanted Witness - A Soviet Spymaster? ("Специальные задания. Воспоминания нежелательного свидетеля - советского шпиона". - N.Y. 1994). Этот весьма импозантный визитер (в темно-синей элегантной "тройке", поперек жилета которой красовалась золотая массивная часовая цепь), представившись, стал через сопровождавшего переводчика (Ф. А. Розенталя) рассказывать о том, как, возглавляя в 1968-1970 гг. московское бюро журналов "Тайм" и "Лайф", организовал вывоз и издание в США рукописи воспоминаний Н. С. Хрущева, как потом - при президенте Дж. Картере - работал пресс-секретарем Совета национальной безопасности США, и как сейчас заканчивает работу над книгой, о шпионском скандале века - пресловутом деле ГРУшника-предателя Олега Пеньковского. Разъясняя основную цель своего визита, Шектер заговорил о новом издательском проекте, затрагивающем в том числе и "еврейскую политику? Сталина. Он сказал, что ведет сбор соответствующей архивной фактографии, и рассчитывает в этом на мою помощь как специалиста. Будучи заинтересованным в широком научно-культурном использовании этих только что рассекреченных тогда сведений, я подготовил детальный обзор таковых, причем со всеми ссылками на конкретные дела. Узнав потом, что мой обзор понадобился Шектеру для редактирования воспоминаний Судоплатова, я с нетерпением ждал их выхода в свет. Однако когда это произошло, я, вчитавшись в "еврейские сюжеты" бестселлера, с огорчением обнаружил, что если моя информация и была использована его создателями, то лишь для придания этим сюжетам (имевшим, как оказалось, мало общего с реальной историей) некоего правдоподобия.

И в самом деле, "крымское письмо" уже потому не могло быть причиной смерти Михоэлса, что написанное в феврале 1944 г. и тогда же отправленное в архив, оно вновь всплыло на политическую поверхность только 26 марта 1948 г. то есть спустя несколько месяцев после убийства Михоэлса. В датированной этим числом записке, направленной В. С. Абакумовым Сталину, Молотову, Жданову и А. А. Кузнецову, письмо впервые заочно инкриминировалось руководителям ЕАК и курировавшему их по линии Совинформбюро С. А. Лозовскому как доказательство националистической и проамериканской деятельности. Причем, самой этой "уликой" на Лубянке

тогда, очевидно, не располагали, и о содержании письма могли пока судить по пересказам секретных агентов и показаниям арестованного 3. Г. Гринберга. И только когда в конце 1948 г. ЕАК был распущен, и его архив арестован, текст послания оказался в распоряжении МГБ. 4 декабря Абакумов доложил Сталину и другим членам Политбюро: "Обнаружено несколько проектов записок в адрес руководителей правительства... в которых "исторически" обосновывается необходимость создания [еврейской] республики"5.

И выходит, что не "крымское письмо" стало причиной смерти Михоэлса и последующих антиеврейских репрессий, а, скорее, наоборот, тайная расправа над последним, запустив механизм политических преследований, превратила его ("письмо") в руках властей в средство их обоснования и оправдания, а также в один из главных инструментов начавшейся тогда фальсификации "д,ела ЕАК".,

Интерпретируя "крымскую историю" в духе голливудского шпионского боевика, Судоплатов в главе с интригующим названием "Калифорния в Крыму" пишет, что, отправляясь в США, руководители ЕАК Михоэлс и Фефер получили на Лубянке секретное задание установить контакты с американскими сионистскими кругами, прозондировав их реакцию на якобы исходившую от советских верхов идею создания еврейской республики на "лакомом" полуострове. Под этот проект Сталин будто бы рассчитывал получить от США ни много, ни мало как 10 миллиардов долларов (цифра воистину фантастическая!), то есть почти столько же, сколько американцы выделили СССР за всю войну по ленд-лизу. А дальше - еще хлеще: утверждается, что руководители ЕАК, обратившись к Сталину по поводу Крыма 15 февраля 1944 г. сделали это буквально на следующий день после получения их "куратором? Берией приказа о депортации крымских татар6. Однако в действительности все обстояло совершенно по-другому: решение ГКО "Овыселении всех татар с территории Крыма" было принято только 11 мая 1944 г. на второй день после освобождения полуострова Красной Армией, а депортация проводится 18-19 мая (у Судоплатова: в марте - апреле?!)7.

Правда, объективности ради следует заметить, что после того как в конце 1943 г. было осуществлено поголовное переселение в восточные районы обвиненных в пособничестве врагу калмыков, руководители ЕАК могли предполагать, что подобное коснется и крымских татар, тем более, что соответствующее обсуждение в кремлевских верхах началось, возможно, загодя, и слухи об этом могли так или иначе дойти до Михоэлса и его единомышленников. Однако даже если все так и было, и руководители ЕАК хотели воспользоваться, так сказать, бла

гоприятным моментом, то это отнюдь не означает, что они повинны в провоцировании депортации коренного населения полуострова. Ибо татары, да и другое неславянское население Крыма, и без того были обречены на выселение. Этническая чистка в Крыму, который всегда рассматривался советским руководством как стратегический участок обороны страны, была по большому политическому счету предрешена, и Сталин только выжидал удобный момент и искал подходящий повод, чтобы привести в действие, скорей всего, давно задуманный радикальный план укрепления безопасности этого южного "подбрюшья" своей империи. И, разумеется, он - сугубый прагматик, лишенный каких-либо сантиментов - отнюдь не собирался заполнять пос-тдепортационный этнический вакуум за счет евреев, пусть даже на это надеялись руководители ЕАК, наивно мечтавшие о Крыме, как о некоем воздаянии за беспрецедентные страдания соплеменников в годы войны. Новыми жителями полуострова должна была стать стопроцентно благонадежная этническая масса, к коей евреи уже с конца 1930-х гг. не причислялись. Показательно, что еще в ноябре 1938 г. один из руководящих работников аппарата ЦК ВКП(б), побывав в Крыму, довел до начальства следующее соображение: "Переселять же в Крым можно и нужно. <...> Помимо экономического значения этого переселения, оно имеет и оборонное значение. Если принять во внимание многонациональность населения Крыма и то, что в некоторых районах есть колхозы исключительно из иностранных подданных (греки), а также учесть, что националистические элементы (татары и др.) раньше очень ориентировались на своих единоверцев - турок (да, вероятно, и теперь не перестают питать некоторые надежды, в особенности же в связи с изменением ориентации Турции), то со всей очевидностью станет ясным необходимость и полезность срочного переселения в Крым свежего колхозника из центральных областей СССР?8.

Летом 1944 г. именно на славянское население европейской части СССР - переселенцев из Украины, Брянской, Воронежской, Курской и Ростовской областей РСФСР - и была сделана ставка как на новых жителей Крыма, которые в соответствии с постановлениями советского правительства стали прибывать на полуостров взамен вывезенных татар, а также греков, болгар, армян и представителей других нацменьшинств.

Не менее сомнительным представляется и придание Судоплато-вым "крымской инициативе? ЕАК статуса некоего крупного международного проекта, отмеченного участием самых влиятельных политических сил послевоенного мира и якобы ставшего чуть ли не

ключевым в послевоенных советско-американских политических отношениях. Не утруждаясь приведением документальных доказательств, этот автор утверждал, что перспектива заселения Крыма евреями обсуждалась Сталиным сначала, в июне 1944 г. с президентом американской торговой палаты Э. Джонстоном и послом США в СССР А. Гарриманом, а потом - "сразу же после войны" -с делегацией американских сенаторов. Однако с наступлением холодной войны, как представлял дело Судоплатов, "наши надежды на получение еврейских капиталов рухнули... и первой жертвой смены курса стал Михоэлс, находившийся в самом центре дискуссии по созданию еврейской республики в Крыму"9.

Что касается упомянутых встреч, то они действительно имели место. Однако документально зафиксированное содержание состоявшихся при этом бесед не имеет ничего общего с тем, как их пересказал Судоплатов. Скажем, известно, что 26 июня 1944 г. Сталин совместно с Молотовым, Маленковым, Берией и Щербаковым принимал в Кремле того же Джонстона и Гарримана. Сохранилась и запись состоявшегося разговора, опубликованная потом в официальном издании МИДа. Судя по ней, в течение почти трехчасового общения в центре обоюдного внимания были проблемы возрождения советской промышленности после войны и налаживания торговли между двумя государствами в скором мирном будущем. Конкретно, Джонстон выказывал заинтересованность в широкомасштабном приобретении у СССР различного сырья, а Сталин даже пообещал разместить в США миллиардные заказы. Обсуждались также шансы Ф. Рузвельта и его соперников на предстоявших президентских выборах и некоторые другие вопросы. А вот что написал об этой встрече Судоплатов, в ней не участвовавший и о ее содержании не информировавшийся: Джонстон был принят Сталиным "д,ля обсуждения проблем возрождения областей, бывших главными еврейскими поселениями в Белоруссии, и переселения евреев в Крым"10. Об этом Сталин беседовал с американскими сенаторами и после войны, о чем Судоплатову будто бы стало известно из некоего сообщения, из какого именно, им не уточняется. Между тем, в официальной записи советско-американских переговоров 26 июня 1944 г. зафиксирована немаловажная реплика Джонстона о том, что тот считал себя специалистом по промышленности, а в сельском хозяйстве - профаном. Вот почему после встречи со Сталиным он направился отнюдь не в освобожденный Красной армией Крым, что в свете утверждений Судоплатова было бы логично, а предпринял поездку по заводам Урала.

Впрочем, относительно официальной записи кремлевской беседы от 26 июня 1944 г. может возникнуть резонное сомнение: не изымались ли из нее потом при подготовке публикации "неудобные" для советской власти сюжеты, среди которых, мог быть и "крымский"? Конечно, в 1984 г. когда было вышло данное издание, и когда сильна была цензура, все было возможно. Однако, не похоже, что подобное могло иметь место в данном конкретном случае. Ведь все изъятия из оригинальных архивных документов, составивших основу сборника, в обязательном порядке, как специально оговаривалось, обозначались публикаторами во главе с академиком Г. А. Арбатовым отточием, а такового грамматического знака вообще нет в напечатанном тексте интересующей нас беседы11. Да и в хранящемся в Библиотеке Конгресса США отчете участника встречи А. Гарримана отсутствует какое-либо упоминание об обсуждении "крымского проекта", как впрочем, и в его мемуарах, а также в воспоминаниях Дж. Кеннана, присутствовавшего на встрече Сталина с американскими сенаторами12.

Итак, ни советскими, ни американскими, заслуживающими доверия документальными и мемуарными источниками, приведенные Судоплатовым "факты" по Крыму не подтверждаются. Тем не менее, у него нашелся последователь, который поведанную бывшим супершпионом "крымскую историю" довел до абсурда. Речь идет о книге В. В. Левашова "Убийство Михоэлса", выпущенной издательством "Олимп" в 1998 году 11-тысячным тиражом и переизданной в 2003 г. в количестве 3000 экземпляров. При нынешней моде на всякого рода документальные исследования это сочинение, думается, не случайно именно так было разрекламировано, как не случайно и то, что жанровая его характеристика - "р,оман"- была обозначена не как обычно на титуле, ниже заголовка, а упрятана в последний абзац набранной мелким шрифтом аннотации. Не исключено, что это было предпринято для того, чтобы сбить с толку неискушенного читателя. Видимо, с той же целью в книгу вкраплены реальные исторические материалы - фрагменты из стенограммы судебного процесса по "д,елу ЕАК", выдержки из старых газетных публикаций, отдельные решения высших органов власти и, самое главное, подверстанные к финальной главе нескольких важных рассекреченных документов из Центрального архива ФСБ РФ. Этим носителям реального прошлого отведена в книге всего лишь подсобная роль -формального "сертификата достоверности", подпорки некой литературной конструкции, возведенной отнюдь не по канонам историзма, а по далекой от них прихоти автора. В его сочинении, пожалуй, единственно правдивой, является общая мысль, что за убийством

Михоэлса и гонениями на евреев в СССР стоял Сталин. Все остальное, в том числе политико-шпионские страсти вокруг "крымского проекта", живописуемые посредством придуманных размышлений героев и их диалогов, а также сымитированных "сверхсекретных" документов, измышлено либо заимствовано из мемуаров того же Судоплатова и других книг подобного рода.

Иначе как "р,азвесистой клюквой" не назовешь следующие, содержащиеся в книге Левашова откровения. Оказывается, во время войны Сталин вдруг осознал, что создание Еврейской автономной области (ЕАО) на Дальнем Востоке не решило "еврейского вопроса", и под предлогом исправления этого решил предпринять глобальную политическую игру под названием "Создание еврейской республики в Крыму". Этот "проект" он якобы пытался использовать для выкачки финансовых средств из союзников, для чего и отправил в США в 1943 г. Михоэлса, которому через Молотова указал идею "еврейского Крыма" представить как собственную. Однако американские спецслужбы не дремали и очень быстро установили, что отцом "крымского проекта? является не кто иной, как сам "д,ядюшка Джо". Приняв его намерение за чистую монету и не почувствовав подвоха, тамошние финансовые "воротилы" из числа евреев, поддавшись на уговоры уже "обработанного" Сталиным Э. Джонстона, решили выделить на обустройство Крыма около 10 млрд. долларов (цифра, взятая из книги Судоплатова!). Об этом "историческом решении" американцев в Кремле узнали из ?шифровки" агента Хейфеца-Брауна, проинформированного в свою очередь присутствовавшим на встрече помощником госсекретаря Соединенных Штатов Д. Карриганом, завербованным советской разведкой. По возвращении Михоэлса на родину Сталин, манипулируя Молотовым и Лозовским, чуть ли не силком заставляет артиста написать на его имя "крымское письмо", чему тот, почувствовав неладное, воспротивился, но потом вынужден был подчиниться. Почти сразу его стали одолевать муки совести от осознания того, что он стал игрушкой в руках диктатора, чей "крымский проект" неминуемо, будто бы мнилось артисту, должен столкнуть еврейство в пучину новой катастрофы, а весь мир ввергнуть в кровавое безумие Третьей мировой войны. Обуреваемый этими тревожными предчувствиями и к тому же будучи в душе приверженцем сионизма, Михоэлс решается раскрыть глаза американцам на коварные замыслы Сталина. Осуществить это он планирует в конце января 1948 г. когда в Москву вот-вот должна была прибыть делегация во главе с А. Гарриманом, которому одураченными советским лидером президентом Г. Трумэном и госсекретарем Д. Маршаллом поручено было оформить как будто окон

чательно достигнутое к тому времени соглашение по Крыму. Узнав о "предательском" намерении "неблагодарного" Михоэлса, Сталин приказывает его ликвидировать. Однако эта тайная расправа перечеркивает зловещие планы диктатора: озадаченный неожиданной и загадочной гибелью еврейского артиста президент Трумэн требует от Сталина дополнительной гарантии выполнения будущего "крымского договора? - полной демилитаризации полуострова, в том числе ликвидации баз Черноморского военного флота, грозя в противном случае отказаться от уже принятого решения включить СССР в "план Маршалла". Поняв, что "крымская карта" бита и ему не удастся "кинуть" американцев на несколько миллиардов долларов, взбешенный Сталин решает отыграться на своих еврейских подданных, приказав тогда же Абакумову бросить членов ЕАК за решетку (на самом деле эти аресты прошли лишь год спустя, в конце 1948 - начале 1949 г.) и приступить к подготовке судилища над ними.

Такова фабула разухабистого романа Левашова, которого формально, казалось бы, нельзя обвинить в фальсификации истории. Ведь избранный им литературный жанр дает право на художественный вымысел. Однако неписаные правила хорошего литературного вкуса требуют от мастеров художественного слова бережного отношения к реальной исторической канве описываемых событий, допуская буйство фантазии, скажем, только при создании образов вымышленных героев. Что же касается реальных людей и тем более хорошо известных исторических личностей, то их изображение в книгах должно быть предельно правдивым даже в художественных произведениях. Тем более, что приобщение к истории очень часто происходит посредством чтения романов. Вот почему так важно, чтобы повествование в них, по крайней мере, вписывалось в рамки реального прошлого, а не переворачивало его с ног на голову, что, к сожалению, демонстрирует книга Левашова, в которой претензия на документальность обернулась его имитацией, причем вульгарной.

Обращаясь к фактам

А как же в действительности возникла, развивалась и потом так трагически завершилась "крымская история?" Чтобы разобраться в этом, обратимся сначала к стенограмме судебного процесса 1952 г. по "д,елу ЕАК", который продолжался более двух месяцев и довольно детально расследовал существо инкриминировавшихся подсудимым эпизодов, в том числе и обстоятельств, связанных с "крымским письмом". Однако сначала одно важное предварительное замечание: нет

оснований сомневаться в том, что существенная часть включенных в стенограмму показаний "еаковцев" содержит в основном достоверные сведения. Полагать так позволяет то, что в начале судебного заседания всем подсудимым дали возможность отказаться от самооговоров, к которым их пытками и психологическим давлением принудили следователи на Лубянке. Кроме того, хотя процесс проходил без участия адвокатов (как, впрочем, и без прокурора), подсудимые могли защищаться самостоятельно, и некоторые из них, в первую очередь С. А. Лозовский, Л. С. Штерн и Б. А. Шимелиович, использовали эту возможность блестяще, до последней минуты надеясь, что им удастся доказать свою невиновность и выжить. С отчаянием обреченных они боролись до конца. Стремясь убедить суд в собственной невиновности, они порой несправедливо оговаривали друг друга и прибегали к неизбежной в таких случаях лжи ради спасения. Скажем, отрицая на суде показания, полученные от них на предварительном следствии, "еаковцы", с одной стороны, разоблачали различного рода фальсификации - результат грубых манипуляций, в том числе и жестоких пыток - и тем самым содействовали торжеству правды, однако, с другой стороны, "корректировали" в свою пользу или вообще дезавуировали сообщенные ими ранее реальные факты, поскольку те могли быть использованы против них. Учет этих обстоятельств - важное и необходимое условие для достижения научной объективности в реконструкции "крымской истории".,

Началась она в первые месяцы войны, трагические события которой требовали национальной консолидации советского еврейства, что, в свою очередь, рождало в головах его лидеров различные этноп-роекты. И. С. Ватенберг - один из фигурантов "д,ела ЕАК? - показал в 1952 г. на процессе: "Когда мы вместе с Эпштейном (ответственный секретарь вскоре созданного ЕАК. - Г. К.) эвакуировались из Москвы (то есть осенью 1941 г. - Г. К.) и ехали с ним в одном вагоне, то он затронул вопрос о Республике немцев Поволжья. Я ему ответил, что есть Еврейская автономная область, и насколько есть возможность переселяться, то пусть желающие переселяются". А вот что припомнил тогда Фефер: "Примерно с 1942 года у нас в ЕАК начались разговоры о том, что все еврейские учреждения ликвидированы, даже в еврейских районах, все, что было создано за 30 лет. Тогда и возник вопрос о Крыме"13. Тогда же, в 1942-м, руководители вновь созданного ЕАК стали налаживать отношения с еврейскими организациями, функционировавшими в странах-союзницах, прежде всего в США, где, собственно, и концентрировалась международная еврейская общественно-политическая активность. Так что, когда через год реше

но было отправить делегацию ЕАК с зарубежной пропагандистской миссией, посещение этой ведущей западной державы стало главным пунктом подготовительных мероприятий. Напутствуя отъезжавших в США Михоэлса и Фефера, советское руководство в лице Щербакова и Лозовского потребовало от них сосредоточиться на реализации двух основных задач: пропагандисткой (настроить влиятельный американо-еврейский истеблишмент в просоветском духе) и экономической (получить от состоятельных евреев как можно больше денег в "фонд обороны СССР?)14. Никаких других заданий Михоэлс и Фефер не получали. А значит, ни о каком "еврейском Крыме" власти тогда не помышляли, причем хотя бы уже по тому, что освобождение полуострова от оккупантов представлялось тогда весьма отдаленной перспективой. Факты свидетельствуют, что превращение "крымского проекта" из смутной идеи, спонтанно возникшей в головах руководителей ЕАК, в определенную четко обозначенную цель со всей очевидностью произошло в Америке, в ходе триумфальной поездки по ней посланцев советского еврейства.

Конкретно этому способствовали встречи Михоэлса и Фефера в США с Джеймсом Н. Розенбергом (J. N. Rosenberg), председателем консультативного совета Еврейского комитета Совета военной помощи России ("The Council for Russian War Relief?) и одним из руководителей "Джойнта? (?Joint? - "The American Jewish Joint Distribution Committee?), американской благотворительной организации, еще в феврале 1942 г. предложившей СССР гуманитарную помощь для находившихся на его территории польских евреев15. Еще в 1926 г. Ро-зенберг побывал по делам "Агро-Джойнта? (?Agrojoint? - дочерняя компания "Джойнта?) в Советской России, проявив себя горячим сторонником проводившейся при поддержке советского правительства еврейской сельскохозяйственной колонизации Крыма, который до появления на национально-политическом горизонте Биробиджана официально рассматривался как наиболее вероятное место создания еврейской автономии. Будучи довольно состоятельным руководителем адвокатской фирмы и бизнесменом, Розенберг, в отличие от основного руководства "Джойнта? - национально-консервативного, "заскорузло" ориентированного исключительно на сферу еврейской благотворительности - был социально подвижным (до авантюризма) деятелем, пользовавшимся влиянием в американском истеблишменте, в том числе и политическом. Его знакомство с Михоэлсом и Фефе-ром произошло (по показаниям последнего на Лубянке) в Нью-Йорке в конце июня 1943 г. Правда, на процессе Фефер уточнил, что случилось это 8 июля на нью-йоркском стадионе "Поло-Граундс" сразу по

завершении проходившего в честь посланцев Москвы массового митинга солидарности. "Спустя пару дней", как показал потом на следствии Фефер, Розенберг устроил на своей пригородной вилле в честь него и Михоэлса обед, на котором помимо них "никого не было"16. Раскрывая содержание этой встречи, Фефер пояснил на допросе, что советская сторона, памятуя о полученном в Москве задании, повела разговор о немедленном вспомоществовании бедствовавшим евреям и другому нуждавшемуся населению в воюющем СССР. Ответствуя, Розенберг изъяснялся довольно раскованно (беседа носила неофициальный характер) и особенно не церемонился со своими советскими гостями. Он резко заметил им: "Вы только просите, а толку от вас никакого! Вспомните, в связи с созданием еврейских колоний в Крыму мы ухлопали свыше 30 миллионов долларов, а что толку? Крым не ваш, вас оттуда выгнали...". Потом, взяв паузу, призванную, очевидно, усилить эффект от его филиппики, Розенберг, смягчившись, продолжил: ".,..если бы советское правительство допустило заселение Крыма евреями, мы ("Джойнт". - Г. К.) оказали бы вам материальную помощь". Завершил свой монолог Розенберг на идиллической ноте: "Роскошное место Крым: Черное море, Турция, Балканы...". Припомнив на суде эту последнюю, несколько двусмысленную фразу, Фефер поспешил пояснить: Розенберг имел в виду то, что Крым - это "видное место для будущей еврейской республики", и прямого разговора о превращении Крыма в военный плацдарм против СССР (вопреки версии следствия! - Г. К.) не было17.

В том, что эти показания Фефера соответствовали действительности, можно убедиться, сопоставив их со строками из документа "Джойнта", датированного сентябрем 1944 г. "Тогда Розенберг требовал от руководства этой организации настаивать на том, чтобы мы запросили г-на Киселева, советского Генерального консула в Нью-Йорке о намерениях СССР в надежде, что "Джойнт" сможет принимать участие в восстановлении там (в Крыму. - Г. К.) еврейских сельскохозяйственных поселений. Позиция комитета ("Джойнта". -Г. К.) заключается в том, что сейчас преждевременно обращаться с запросами к советскому правительству с любыми планами поселения евреев в Крыму. Более того, с тех пор как "Джойнт" и другие организации затратили приблизительно 30 миллионов долларов на программу аграрных поселений евреев в Крыму и на Украине, есть опасность, что подобная дискуссия могла бы показать советскому правительству, что столь огромная сумма вновь доступна. В 1938 г. "Джойнт"... был вынужден покинуть Россию по требованию советских властей..."18.

Спустя два месяца состоялась вторая встреча с представителями "Джойнта", она также носила неофициальный (?unqualified?) характер, и прошла 13 сентября 1943 г. в виде строго секретного (?!) ланча (?an absolutely confidential luncheon?). Помимо Розенберга, от "Джойнта" присутствовал его председатель Пол Боерволд (Bauerwald). Когда слово предоставили Михоэлсу, тот, обуреваемый эмоциями, заявил, что поражен неосведомленностью американских еврейских организаций о масштабах войны на восточном фронте, и конкретно о том, что Красная Армия, разгромив нацистов в Сталинграде и тем самым предотвратив дальнейший захват территории СССР, спасла два миллиона советских евреев из четырех. Далее он отметил, что Москва принципиально выступает за наднациональный характер помощи "Джойнта", поскольку направление посылок только одним евреям противоречило бы советскому принципу национального равенства. Озвучивая такую распределительную парадигму, Михоэлс не мог не помнить, что в начале 1920-х "Джойнт" осуществлял свою благотворительную деятельность в Советской России по аналогичной схеме (?non-sectarian basis"). Поддержавший Михоэлса Фефер уточнил, что в интересах СССР было бы направление секулярной помощи в районы компактного проживания эвакуированного еврейского населения в Узбекистане и Поволжье. Американцы, со своей стороны, напротив, настаивали на традиционном формате благотворительности: национально селективное распределение помощи через еврейские религиозные и общественные организации. Именно тогда, обсуждая географию гуманитарных поставок, Розенберг вновь заговорил о Крыме, обозначив его не только в качестве приоритетного получателя, но и наиболее подходящего места для будущего переселения уцелевших евреев19.

Третья встреча - 21 сентября 1943 г. - носила уже официальный характер. От предыдущей она отличалась еще и тем, что с американской стороны в ней участвовал исполнительный вице-председатель "Джойнта? Джозеф Хайман, что свидетельствовало о том, что переговорная фаза дискуссии перерастала в стадию выработки конкретных решений. Заключительный, четвертый раунд прошел 27 сентября, и если американская делегация численно уже не расширялась, то советская пополнилась еще двумя членами - генконсулом Е. Д. Киселевым и представителем Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР В. Лебеденко. Показательно, что когда американцы на этой итоговой встрече попытались развить идею "крымского проекта", Киселев сразу пресек эту интенцию, сухо заметив, что такое обсуждение преждевременно, поскольку полуостров оккупиро

ван20. Подобная реакция - еще одно доказательство непричастности советских властей к инициации данного проекта.

"Джойнт", видимо, так сильно желал восстановить свое, пусть даже виртуальное присутствие в СССР, что, поступившись собственным принципиальным правилом национально-персонального оказания помощи, в конце концов, вынужден был согласиться не брать в расчет этничность получателей, правда настоял на ее распределении в регионах наибольшего сосредоточения евреев - прежде всего беженцев, эвакуированных и спасшихся после Холокоста. 12 октября административный совет комитета одобрил выделение Советскому Союзу помощи в виде продуктов, одежды и других товаров на общую сумму в 500 тыс. долларов (с начальным траншем в 250 тыс. долларов). Раздачу ее предполагалось осуществить в районах Поволжья, Казахстана и Узбекистана21.

На такой существенный компромисс руководство "Джойнта" пошло наверняка под давлением Розенберга и его влиятельных сторонников, в том числе председателя Еврейского комитета Совета военной помощи России ("The Council for Russian War Relief?) Луиса Левина. Между тем, некоторые американские исследователи склонны преуменьшать роль Розенберга в "Джойнте", изображая его эдаким идеалистом, "прокрымским" энтузиастом, диссидентствующим одиночкой со своим особым подходом, действовавшим приватно, на свой страх и риск, без официальной санкции. При этом они настаивают версии о полной непричастности "Джойнта" как такового к "крымской истории"22. Во многом такая интерпретация продиктована желанием максимально устранить тень, брошенную в 1953 г. на репутацию этой организации инвективой сталинского режима в шпионаже. Мотивация эта, хоть и оправданна (из-за абсурдности обвинения), но все же и банальна (как и всякая борьба за чистоту риз "своих"), при том что сформулированные в итоге выводы представляются чрезмерно прямолинейными и не учитывающими множество нюансов, часть которых, напротив, свидетельствует о вовлеченности "Джойнта" в эту "историю". Ведь не один же Розенберг был таким малосведущим и наивным в своем восприятии сталинского режима (надеясь на его послевоенную гуманизацию), что верил в полноценное сотрудничество с ним? Факты доказывают, что соответствующее прекраснодушие было характерно и для "Джойнта" в целом. И пусть в сентябре 1944 г. его руководство сочло, как отмечалось, "преждевременным" предложение Розенберга призвать Советы к восстановлению еврейских поселений в Крыму, уже в 1945 г. оно однозначно солидаризируется с ним в этом вопросе. Это многократно подтверждается архивными

записями, согласно которым, в частности, "Джойнт" тогда настаивал на возобновлении деятельности в Крыму ("The JDC offered to renew rehabilitation activities in the Crimea"; ?the JDC offered to renew settlement aid in Crimea?) и даже предлагал и. о. генконсула СССР в Нью-Йорке П. Михайлову образовать фонд для восстановления в Крыму еврейского сельского хозяйства23. Как и следовало ожидать, в СССР ухватились за это заманчивое предложение, тем более, что в июле 1945 г. "Джойнт" выделил под "советскую программу? 1 млн. долларов. И только когда в ноябре 1945 г. советская сторона не смогла представить доказательств возвращения евреев в Крым, и стало окончательно ясно, что Кремль не допустит там никакой еврейской автономии, "Джойнт" прозрел, перенаправив выделенную было этому региону помощь на Украину и в Белоруссию. Тем самым на "крымском проекте" был поставлен крест. А с наступлением политического похолодания в мире и нарастанием в связи с этим политической ксенофобии в СССР "Джойнт" в 1947 г. вообще вынужден был свернуть там всю деятельность24.

Однако двухлетнее пребывание американцев в плену крымского миража вряд ли можно объяснить только тем, что руководство "Джойнта", проявив чрезмерную "советофилию", стало, как отмечал Г. Я. Аронсон, "жертвой иллюзии"25. Или тем, как предположил на судебном процессе по "д,елу ЕАК? Ватенберг (ранее жил в США и хорошо знал Розенберга), что Крым занимал этого амбициозного деятеля только потому, что в свое время "Джойнт" "туда вложил много денег", и тот чувствовал, что потерял лицо в этом деле26. При том что некомпетентность и претенциозность действительно имели место, в основе разбираемого заблуждения лежала, как представляется, политическая причина, коренившаяся в остром расколе в американской еврейской общине и наличии в ней влиятельной антисионистской "фракции", в которую входили "Джойнт" и тот же Розенберг, ориентировавшиеся в решении еврейского вопроса не на Ближний Восток, а на Европу. Вот главное, что увлекло их Крымом. И такое предпочтение не покажется необычным, а, напротив, закономерным, если иметь в виду то, что Государственный департамент США, через который, между прочим, "проходили" проекты договоров "Джойнта" с советской стороной, после войны всячески противостоял - в лице Дж. К. Маршалла, Дж. Ф. Кеннана, Р. Ловетта и др. - усилиям президента Г. Трумэна, направленным на создание государства Израиль.

Так что вполне реальной представляется политическая составляющая "крымского проекта", обозначенная Розенбергом в 1943 г.

в беседах с Михоэлсом и Фефером и потом изложенная последним на следствии. В частности он припомнил, как Розенберг в одной из первых бесед с ними подчеркнул, что "Крым нас интересует, с одной стороны, как евреев, с другой - как американцев"; и что после создания еврейской республики на полуострове ее руководство может рассчитывать "не только на материальную помощь Америки", но, "в случае необходимости, на советское правительство может быть сделан американцами дипломатический нажим"27. И хотя на этих показаниях, несомненно, лежит политически усугубляющая их печать редактуры МГБ, тем не менее, делая поправку на возможную аберрацию, все же можно с большой долей уверенности предположить, что Розенберг и те, кто за ним стоял, связывали с "крымским проектом" не только благотворительные, но и далеко идущие политические планы.

Столкнувшись со всем этим, Михоэлс и Фефер, вследствие своей вопиющей (по-другому не скажешь) политической неопытности, проявили наивную беспечность и неосмотрительность. Впав в эйфорию от восторженного приема в Америке, они явно заигрались в политику. Чтобы помочь Розенбергу "пробить" через руководящие структуры "Джойнта? "крымский проект", они, поддавшись авантюрному соблазну, сообщали ему заведомо мифические сведения о том, что на полуострове выжили "только" 35000 евреев. Об этом признался на следствии сам Фефер, что частично проясняет происхождение этой невероятной цифры, которая перекочевала благодаря Розенбергу и в официальные бумаги "Джойнта? 28. Такую же политическую наивность лидеры ЕАК продемонстрировали и тогда, когда возвратившись в СССР, стали распределять министерские портфели в несуществующей еврейской республике29. Однако, по большому счету, эта, мало кому известная советская общественная организация оказалась заложницей политических отношений между СССР и США, и в случае их обострения была обречена, что потом и произошло.

Другим немаловажным моментом, спровоцировавшим трагическое развитие "крымской истории", был присущий руководителям

ЕАК "идеалистический национализм", выразившийся в, по сути, выстраданном ими императиве во что бы то ни стало спасти свой народ, стоявший на грани физического уничтожения. Сделать это они намеревались путем обретения национальной территории в европейской части Советского Союза, то есть в рамках действительного, как они полагали, решения еврейского вопроса в СССР. Тем самым подразумевалась фиктивность и несостоятельность биробиджанского проекта, чем невольно бросался вызов его автору Сталину, который во многом поэтому сразу решительно отверг претензию ЕАК на Крым.

Впрочем, не будучи в своем альтернативном решении еврейского вопроса "зацикленными" на какой-либо конкретной территории, Михоэлс и его единомышленники первоначально обсуждали возможность создания еврейской автономии и на других, помимо Крыма, территориях, в том числе, как отмечалось, на землях бывшей Республики Немцев Поволжья. Главным для них было не место как таковое, а его пригодность для приложения двигавшей ими энергии

Крым "перевесил" в этом выборе только потому, что этот вариант обещал от имени "американских еврейских кругов" поддержать Розенберг, который распалял "идеалистический национализм" своих московских гостей, поучая их: "Вы себя не ведете так, как должны-настоящие евреи. Советские евреи слишком много просят и слишком мало требуют. За народ, если мы народ, надо бороться..."30. Однако такие призывы были по меньшей мере излишни. В памяти вдовы Михоэлса А. П. Потоцкой запечатлелась произнесенная им однажды знаменательная фраза: "Мне кажется, я в ответе за весь мой народ"31.

Оторвавшись почти на полгода от родной почвы и пребывая в эйфории от заокеанских впечатлений, Михоэлс и Фефер, грезя, что называется, наяву, явно переоценили значение для Сталина американской поддержки. Вышло как раз наоборот: эта поддержка того насторожила и настроила решительно против проекта. Однако в силу той же политической наивности те об этом даже не подозревали. Явившись сразу по возвращении в Москву (в конце ноября 1943 г.) к Лозовскому, они первом делом объявили ему: "Розенберг обещал материальную помощь "Джойнта" в случае заселения Крыма евреями"32. Убедив (что удивительно!) этого покровительствовавшего им профессионального опытного политика в том, что американская поддержка - сильный козырь, они уговорили его, используя свой статус заместителя Молотова по НКИДу, организовать встречу с ним.

Вскоре в Кремль на прием к ближайшему соратнику Сталина явились трое: вместе с Михоэлсом и Фефером пришел и ответственный

секретарь ЕАК Шахно Эпштейн, вершивший в контакте с НКГБ всеми внутренними делами в комитете. Поскольку Эпштейн, как отмечалось, выступал за создание еврейской республики на месте ликвидированной автономии немцев Поволжья, то наряду с Крымом был предложен и этот альтернативный проект. Однако Молотов сразу же отверг его, мотивировав тем, что население бывшей немецкой республики в основном занималось сельским хозяйством, а "евреи народ городской и нельзя сажать евреев за трактор". В отношении же Крыма он заметил: "Пишите письмо и мы его посмотрим"33.

И хотя смысл этих осторожных слов был довольно неопределенным, руководители ЕАК решили, как потом показал на суде Лозовский, что ".,..Молотов "обещал", значит, вопрос почти решен, а если еще не решен, то, во всяком случае, "на мази""34. Тем не менее, письмо, направленное 15 февраля 1944 г. Сталину по поводу "Еврейской советской социалистической республики" в Крыму, было по совету осторожного Лозовского подписано Михоэлсом, Фефером и Эпштейном не от имени ЕАК, а как частное предложение группы граждан. Впрочем, в одобрении верхами их инициативы они не сомневались.

Однако шли дни, а ответа из Кремля не было. И тогда несколько обеспокоенные авторы письма, решив подстраховаться, послали 21 февраля его дубликат уже непосредственно Молотову. Причем, чтобы знать наверняка, что послание попадет к адресату, Михоэлс передал его через П. С. Жемчужину, жену Молотова, которая не только имела большое влияние на мужа, но и выказывала личную заинтересованность в успехе проекта, сказав тогда еврейскому артисту многозначительно: "Можно жить где угодно, но надо иметь свой дом и крышу"35.

Однако к тому времени, когда до Молотова дошло направленное ему "крымское письмо", затронутый в нем вопрос был, вероятно, уже решен Сталиным, причем отрицательно. В пользу такого предположения говорит хотя бы то, что, знакомясь с наиболее значимыми и важными документами, Сталин, если был заинтересован в принятии решений по ним, их не задерживал, а, зафиксировав в резолюции собственное решающее мнение, направлял "по принадлежности" в то или иное ведомство (Политбюро, ЦК ВКП(б), СНК СССР, Наркомат обороны и т. д.), которое должно было подготовить проект соответствующего постановления.

В случае с "крымским письмом" ничего подобного не произошло. Наверняка ознакомившись с ним, Сталин, видимо, посчитал его слишком необычным, а может быть, даже и вздорным, чтобы быть

рассмотренным по привычной схеме. 19 февраля он почти три часа совещался с Молотовым, Маленковым, Микояном и Щербаковым36 и, возможно, уже тогда высказался против "крымской инициативы" руководителей ЕАК. Не исключено, что Молотов, вновь встретившись со Сталиным в Кремле 22 февраля в том же формате (вместе с Маленковым, Микояном и Щербаковым), еще раз попытался как-то заинтересовать его посланием Михоэлса37. Но, поняв, что ?хозяина" не переубедить, вынужден был отступить. После этого ему, первому заместителю Сталина по СНК СССР, не оставалось ничего другого, как 24 февраля формально "р,асписать" "крымское письмо" "на исполнение" Маленкову, Микояну, Вознесенскому и Щербакову. И в итоге - закономерный финал: 28 февраля последний "списал" эту ставшую "неудобной" бумагу в архив38.

Для прагматика Сталина, обремененного куда более важными для воюющей страны делами и давно уже на весь мир объявившего о решении в СССР еврейского вопроса, утопическое предложение ЕАК было неприемлемо в принципе. Открыто не высказываясь по поводу послевоенного урегулирования международной еврейской проблемы, он, тем не менее, уже тогда, скорее всего, склонялся к поддержке сионистского плана в Палестине. Есть данные, что прибывший в декабре 1943 г. в советскую столицу президент эмигрантского Госсовета Чехословакии Э. Бенеш по просьбе Н. Гольдмана и других сионистских лидеров агитировал Сталина за этот проект. Высокопоставленный советский дипломат К. А. Уманский, который наряду с М. М. Литвиновым и И. М. Майским довольно часто встречался в те годы с X. Вейцманом и другими сионистскими руководителями, в августе 1944 г. полагал, что Сталин "склоняется в пользу создания еврейского государства в Палестине", что, впрочем, диктовалось отнюдь не симпатией советского вождя к сионистам, а тактическим расчетом с их помощью подорвать стратегические позиции Великобритании на Ближнем Востоке. Известно, что в марте 1945 г. Ф. Рузвельт, очевидно имея в виду и мнение Сталина, заверил основателя Всемирного еврейского конгресса С. Уайза: "Большая тройка" (на Ялтинской конференции. - Г. К.) согласилась передать евреям Палестину. В ближайшем будущем иммиграция туда евреев должна продолжиться"39.

Тем не менее, несмотря на настораживавшие привходящие политические моменты, "странная" инициатива ЕАК не была первоначально расценена Сталиным как нечто опасное и тем более преступное. Подобные "прожекты" тогда не были в диковинку, и воспринимались властями равнодушно, во всяком случае, они не имели той

"заговорщицкой" коннотации, которая возникла в годы холодной войны. Скажем, в августе 1944 г. обком партии Северной Осетии проинформировал ЦК ВКП(б), что в этой автономии ?широко" ведутся разговоры о сборе подписей под письмом Сталину о переселении в Крым осетин, "хорошо показавших себя в Отечественной войне..."40. А в марте 1945 г. из Италии на имя Молотова поступило направленное главам дипведомств союзных держав послание некоего "Римского еврейского комитета", ратовавшего за еврейское государство на территории поверженной Германии. Или еще: весной 1946 г. предлагалось создать еврейскую автономию на обезлюдевшей территории бывшей Восточной Пруссии, присоединив ее к Литовской ССР. Впрочем, в сравнении с этими причудливыми плодами общественной инициативы еще более фантастическими выглядели, как это ни парадоксально, проекты, вызревавшие в головах политиков-профессионалов. Вот что писал, скажем, 11 февраля 1950 г. Сталину бывший заместитель представителя Украины в Совете безопасности ООН В. А. Тарасенко: "Во время обсуждения Палестинского вопроса осенью 1948 года (во время войны Израиля со странами Арабской лиги. - Г. К.) у тов. Мануильского (представитель Украины в Совбезе ООН. - Г. К.) возникла идея внести в ЦК ВКП(б) предложение, чтобы Советский Союз предоставил возможность палестинским арабским беженцам (свыше 500 тыс. чел.) поселиться в Советском Союзе в районе Средней Азии, с тем, чтобы впоследствии образовать Арабскую Союзную республику или автономную область"41.

Даже если руководителям ЕАК официально не объявили об отклонении правительством их проекта, те вскоре так или иначе должны были об этом узнать. Однако они были так зачарованы собственными мечтами, что по инерции как ни в чем не бывало продолжали активно обсуждать перспективы своего, в общем-то, уже безнадежного предприятия, что, конечно, не укрылось от Сталина. Окончательно "закрыть" становивший скандальным вопрос он поручил Л. М. Кагановичу. Впоследствии на суде Фефер рассказал: "В середине 1944 года" его, Михоэлса и Эпштейна "срочно" вызвал к себе Каганович, который ?часа два или больше... разбивал нашу докладную записку о Крыме исключительно по практическим соображениям... Он говорил... что евреи в Крым не поедут... что только артисты и поэты могли выдумать такой проект"42.

Однако даже после столь явного предостережения руководители ЕАК, хотя и несколько затаившись, прекратили открыто обсуждать "крымский проект", полностью не отказались от своей опасной затеи.

19 ноября 1946 г. М. А. Суслов проинформировал Сталина и других членов Политбюро, что, судя по выступлению Фефера на заседании президиума ЕАК от 23 октября 1945 г. "ЕАК намерен ставить перед правительством СССР даже вопросы территории (видимо, новой территории, кроме Биробиджана) для еврейского населения", Известно также, что когда в мае 1946 г. польско-еврейский поэт А. Суцкевер перед репатриацией зашел в ЕАК, чтобы проститься, там попросили его приобщить И. Г. Эренбурга к "крымскому проекту". Примерно тогда же Михоэлс посоветовал приехавшему из США журналисту Бенциону Гольдбергу продлить пребывание в СССР, поскольку ожидал "важных сообщений" (?! - Г. К.) из Кремля43.

Тлеющий фитилек "крымского проекта" угас в 1947 г. когда "Джойнт" решил полностью отказаться от своих проектов в СССР, и руководители ЕАК утратили последнюю надежду. Именно в конце того года, ознаменовавшегося ужесточением ?холодного" противостояния в мире и усилением - как в СССР, так и в США - охоты на ведьм, у специалистов МГБ по борьбе с американской и сионистской агентурой созрело, видимо, намерение раздуть старый "г,решок? "буржуазных националистов" до крупного политического "д,ела". Окончательно этот план вызрел уже, как отмечалось, после убийства Михоэлса, когда на Лубянку поступил соответствующий "заказ" от Сталина. Только с этого момента правомерно квалифицировать "крымскую историю" как провокацию властей. Именно тогда Крым, по образному выражению Лозовского на суде, стал обрастать "такой шерстью, которая превратила его в чудовище?44.

Тот же Лозовский, несомненно, понимавший, что признание на процессе "крымской истории" международной шпионской интригой, направленной против государственной безопасности СССР, влечет за собой смертный приговор, умело и бесстрашно защищался, заклеймив это обвинение словами Н. Г. Помяловского - "фикция в мозговой субстрации". Однако все, что он говорил, было гласом вопиющего в пустыне, в том числе и его предсмертные слова: "Ни одна из 12 тыс. газет и журналов не ставили тогда этого вопроса (о Крыме. - Г. К.), ни один государственный деятель США не думал на эту тему... Кто-то якобы сообщил, что американское правительство вмешалось в это дело ("крымское". - Г. К.). Это значит - Рузвельт. Я должен сказать, что осенью 1943 года Рузвельт встретился со Сталиным в Тегеране. Смею уверить вас, что... там о Крыме ничего не говорилось. В 1945 г. Рузвельт прилетел в Крым... Он не прилетел ни к Феферу, ни к Михоэлсу, и не по делу заселения евреями Крыма, а по более серьезным делам?45.

И в самом деле, будучи сразу же отвергнутым Сталиным, этот проект оказался мертворожденным и не фигурировал в материалах Тегеранской, Ялтинской, а также Потсдамской конференций союзников, как, впрочем, и во всех других дипломатических документах военного и послевоенного времени. Он даже никогда не обсуждался на межгосударственном уровне. Документально не подтверждаются и соответствующие переговоры Сталина с А. Гарриманом, с американскими сенаторами и тому подобные интригующие "факты", которые уже в наше время были преподнесены выше упомянутым авторами как историческая сенсация.

Парадоксально, но факт: несмотря на то, что уже преданы гласности все более-менее значимые преступные тайны сталинского режима, и вроде бы в полной мере должна восторжествовать историческая правда, мифы о прошлом продолжают жить, деформируя историческое сознание общества. Это подтверждается следующим характерным случаем, произошедшим всего несколько месяцев тому назад.

30 июня 2008 г. в программе А. В. Караулова "Момент истины" (российский телеканал ТВЦ) прошла передача "Крым - разменная монета, несостоявшийся Израиль". Принявший в ней участие М. Н. Полторанин (министр печати и информации РФ в 1990-1992 гг.) со ссылкой на некие секретные архивы КГБ поведал о том, что, оказывается, в 1943 г. правительство США потребовало от СССР за невозврат ранее полученных от "Джойнта" кредитов передать в течение десяти лет советским евреям Крым, а также прибрежные земли Херсонской, Одесской областей и Краснодарского края, создав там самостоятельное государство во главе с Михоэлсом. В противном случае американцы грозили заморозить поставки по ленд-лизу и сорвать открытие второго фронта. А спустя два года уже президент Г. Трумэн якобы стал настаивать на демилитаризации указанных территорий, в том числе и на передислокации из Севастополя базы советского Черноморского флота. Поддавшись на столь явный шантаж, Сталин, согласно данной версии, вынужден был депортировать татар из Крыма, "очистив" его для евреев. Правда потом, как "выясняется", он, желая поставить во главе будущего еврейского государства лично преданного Л. М. Кагановича, приказал тайно устранить Михоэлса, считая того креатурой американцев. Фантазируя дальше, Полторанин даже осуществленную после смерти Сталина передачу Крыма из РСФСР в состав Украины истолковал как уловку Хрущева, который, прикрывшись формальной независимостью УССР (государства - члена ООН), окончательно похоронил международный проект "еврейского Крыма".,

Оценивая эту "историческую сенсацию", известный журналист О. М. Попцов квалифицировал ее как "фантасмагорию". Справедливость такого суждения особенно очевидна в отношении наиболее завирального эпизода сомнительного откровения бывшего российского министра: будто бы Сталин в ответ на некие митинги претендовавших на Крым евреев решил их депортировать (так называемая операция "Белая куропатка?) на заполярный архипелаг Новая Земля, куда даже успел отправить 17 пароходов с колючей проволокой и прочим для возведения концлагерей46. Однако это уже другая история, которой посвящена отдельная авторская статья (Приложение 2).

***

Итак, очевидно главное: первоначально идея "еврейского Крыма" исходила не от Сталина или органов безопасности, своим рождением она была обязана руководству ЕАК, которому, в свою очередь, была предложена отдельными руководителями "Джойнта". Причем возникла она на волне стихийной демократизации, которую сталинский режим был вынужден в интересах самосохранения допустить во время войны в определенных рамках. Другая предпосылка коренилась в реакции руководителей ЕАК на Холокост, которая выражалсь в почти инстинктивном желании во что бы то ни стало сохранить где-нибудь - первоначально даже не в Крыму, а на территории ликвидированной в 1941 г. Республики немцев Поволжья - остатки выжившего еврейства, причем не только советского, но и оказавшихся на территории СССР соплеменников из Польши и Румынии. Свою роль сыграл и всплеск национального чувства, разбуженного войной и усилившимся антисемитизмом, а также самоочевидность провала с решением "еврейского вопроса" в виде создания ЕАО. С самого начала "крымский проект" был отвергнут Сталиным как политически вредный, тем не менее, руководство ЕАК даже в послевоенное время продолжало надеяться на его возрождение в той или иной форме. С конца 1947 - начала 1948 гг. он был намеренно раздут МГБ и провокационно использован для обоснования развернутых тогда Сталиным антиеврейских репрессивных акций. И хотя эта историческая канва "крымского дела" ныне всесторонне документально подтверждена и выверена, до сих пор массово распространяется немало претендующих на историческую сенсацию псевдоисторических работ (статей, книг, "д,окументальных" фильмов) на эту тему, что, безусловно, деформирует историческое сознание общества. Посильное противодействие этой негативной тенденции, собственно, и было главной целью данной публикации.

ДОКУМЕНТ

Письмо в Правительство СССР с предложением создать в Крыму еврейскую республику

21 февраля 1944 г.

Зам. Председателя Совета Народных Комиссаров СССР тов. МОЛОТОВУ В. М.47

Дорогой Вячеслав Михайлович!

В ходе Отечественной войны возник ряд вопросов, связанных с жизнью и устройством еврейских масс Советского Союза. До войны в СССР было до 5 миллионов евреев, в том числе приблизительно полтора миллиона евреев из западных областей Украины и Белоруссии, Прибалтики, Бессарабии и Буковины, а также из Польши. Во временно захваченных фашистами советских районах, надо полагать, истреблено не менее 1,5 млн. евреев48.

За исключением сотен тысяч бойцов, самоотверженно сражающихся в рядах Красной Армии, все остальное еврейское население СССР распылено по среднеазиатским республикам, Сибири, на берегах Волги и в некоторых центральных областях РСФСР.

В первую очередь, естественно, ставится для эвакуированных еврейских масс, равно как и для всех эвакуированных, вопрос о возвращении на родные места. Однако в свете той трагедии, которую еврейский народ переживает в настоящей войне, это не разрешает во всем объеме проблемы устройства еврейского населения СССР.

Во-первых, в силу необычайных фашистских зверств, в особенности в отношении еврейского населения, поголовного его истребления во временно оккупированных советских районах, родные места для многих эвакуированных евреев потеряли свое материальное и психологическое значение. Речь идет не только о разрушенных очагах - это касается всех возвращающихся на родные места. Для огромной части еврейского населения, члены семей которого не успели эвакуироваться, речь идет о том, что родные места превращены фашистами в массовое кладбище этих семей, родных и близких, которых оживить невозможно. Для евреев же из Польши и Румынии, ставших советс

кими гражданами, вопрос о возвращении вообще не стоит. Оставшиеся же родственники их истреблены, и стерты с лица земли все следы еврейской культуры49.

Во-вторых, ввиду необычного роста среди братских народов национальных кадров, строящих свою культуру, значительная часть интеллигенции еврейской национальности, ранее работавшей в различных областях национальной культуры братских народов, находит все меньшее применение своим силам, что приводит к дисквалификации большого круга этой интеллигенции.

Накопленную веками культурную энергию интеллигенция еврейской национальности могла бы с огромной пользой применить в строительстве еврейской советской культуры, которая имеет большие достижения. Но распыленность еврейского населения, составляющего во всех республиках незначительное меньшинство, не дает возможности это осуществить.

Фактически прекратилась политико-воспитательная и культурно-просветительная работа среди еврейских масс на родном языке. Имеющееся незначительное количество культурных еврейских учреждений (несколько театров, одно издательство и одна единственная еженедельная газета) не в состоянии удовлетворить культурные нужды и потребности более чем 3-миллионного еврейского населения50.

Оставление огромной массы населения в распыленном виде, без политического и культурного воспитания на родном языке, создает свободное поле для происков чуждых и враждебных влияний.

В ходе войны обострились некоторые капиталистические пережитки в психике отдельных прослоек различных народностей, включая и часть их интеллигенции. Одним из наиболее ярких выражений этих пережитков являются новые вспышки антисемитизма. Эти вспышки всячески разжигаются фашистскими агентами и притаившимися вражескими элементами с целью подрыва важнейшего достижения советской власти - дружбы народов.

Эти нездоровые явления воспринимаются крайне болезненно всеми слоями еврейского населения СССР, которые показали себя подлинными патриотами родины героизмом своих лучших сынов и дочерей на фронтах Отечественной войны и в тылу. Проявление антисемитизма вызывает острую реакцию в душе каждого советского еврея без исключения еще и потому, что весь еврейский народ переживает величайшую трагедию в своей истории, потеряв от фашистских зверств в Европе около 4 млн. человек, т. е. около i/i своего состава. Советский Союз - единственная же страна, которая сохранила жизнь почти половине еврейского населения Европы. С другой

стороны, факты антисемитизма в сочетании с фашистскими зверствами способствуют росту националистических и шовинистических настроений среди некоторых слоев еврейского населения.

С целью нормализации экономического положения всех слоев еврейского населения и дальнейшего роста и развития еврейской советской культуры, с целью максимальной мобилизации всех сил еврейского населения на благо советской родины, с целью полного уравнения положения еврейских масс среди братских народов мы считаем своевременной и целесообразной в порядке решения послевоенных проблем постановку вопроса о создании Еврейской Советской Социалистической Республики51.

В свое время была создана Еврейская автономная область в Биробиджане с перспективой превращения ее в Еврейскую Советскую Республику, чтобы таким образом разрешить государственно-правовую проблему и для еврейского народа. Необходимо признать, что опыт Биробиджана вследствие ряда причин, в первую очередь вследствие недостаточной мобилизованности всех возможностей, а также ввиду крайней его отдаленности от места нахождения основных еврейских трудовых масс, не дал должного эффекта. Но невзирая на все трудности, еврейская автономная область стала одной из самых передовых областей в Дальневосточном крае, что доказывает способность еврейских масс строить свою советскую государственность. Еще более эта способность проявлена в развитии созданных еврейских национальных районов в Крыму.

В силу всего вышеизложенного мы бы считали целесообразным создание еврейской советской республики в одной из областей, где это по политическим соображениям возможно. Нам кажется, что одной из наиболее подходящих областей явилась бы территория Крыма, которая в наибольшей степени соответствует требованиям как в отношении вместительности для переселения, так и вследствие успешного опыта развития там еврейских национальных районов.

Создание еврейской советской республики раз и навсегда разрешило бы по-большевистски, в духе ленинско-сталинской национальной политики проблему государственно-правового положения еврейского народа и дальнейшего развития его вековой культуры. Эту проблему никто не в состоянии был разрешить на протяжении многих столетий, и она может быть разрешена только в нашей великой социалистической стране.

Идея создания еврейской советской республики пользуется исключительной популярностью среди широчайших еврейских масс Советского Союза и среди лучших представителей братских народов.

В строительстве еврейской советской республики оказали бы нам существенную помощь и еврейские народные массы всех стран мира, где бы они ни находились.

Исходя из выше изложенного, мы предлагаем:

Создать еврейскую советскую социалистическую республику на территории Крыма.

2. Заблаговременно, до освобождения Крыма, назначить правительственную комиссию с целью разработки этого вопроса.

Мы надеемся, что Вы уделите должное внимание нашему предложению, от осуществления которого зависит судьба целого народа.

С. М. МИХОЭЛС ШАХНО ЭПШТЕЙН ИЦИК ФЕФЕР

Тт. Маленкову, Микояну, Щербакову, Вознесенскому.

В.М. Молотов, 24 февраля 1944 г.

В архив. Тов. Щербаков ознакомлен. 28 февраля 1944 г.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 246. Л. 169-172. Копия.

Примечания

1 Гейзер М. М. Крымское дело // Международная еврейская газета. 1992. - 13-14 (77-78). С. 6.

2 Медведев Ж. А. Сталин и еврейская проблема. Новый анализ. М. 2003. С. 81-82; Судоплатов П. А. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. М. 1996; Борщаговский А. М. Обвиняется кровь. М. 1994.

3 Борщаговский А. М. Указ. соч. М. 1994. С. 123,132,134,137, 353-357.

4 Кожинов В. В. Россия. Век ХХ-й (1939-1964). (Опыт беспристрастного исследования). М. 1999.

5 Еврейский антифашистский комитет в СССР. 1941-1948. Документированная история. М. 1996. С. 365-366; РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 86. Л. 81.

6 Судоплатов П. А. Указ. соч. С. 340-341.

7 Там же.

8 РГАСПИ. Ф. 17. On. 114. Д. 890. Л. 214.

9 Судоплатов П. А. Указ. соч. с. 349.

10 Там же. С. 343.

11 Советско-американские отношения во время Великой Отечественной

войны. 1941-1945. Документы и материалы в 2-х т. / Министерство иност-

ранных дел СССР. Т. 2. М. 1984. С. 139-146.

12 Свидетельства профессоров С. А. Мадиевского (Германия) и Давида

Фоглесонга (США): Д. Фоглесонг исследовал фонд А. Гарримана в Библи-

отеке Конгресса США; George F. Kennan. Memoirs 1925-1950. Boston, 1967);

Harriman W. A. and Abel E. Special Envoy to Churchill and Stalin 1941-1946.

London, 1976.

13 Неправедный суд. Последний сталинский расстрел. Стенограмма су-

дебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета /Отв.

ред. В. П. Наумов. М. 1994. С. 24, 280.

14 Там же. С. 154,155.

15 Мицель М. Программы "Джойнта" в СССР. 1943-1947 // Материа-

лы Девятой международной междисциплинарной конференции по иудаике.

Ч. 2. М. 2003. С. 121.

16 Борщаговский А. М. Указ. соч. С. 124,125,152.

17 Неправедный суд.... С. 25,125,152.

18 Мицель М. Указ. соч. С. 127,128.

19 JDC NY Archives Collections 1933-1944. File 1056. 9/13/43 (приведен-

ные здесь и далее сведения из архива "Джойнта" в Нью-Йорке были выяв-

лены американским исследователем Е. Ю. Шехтером); Мицель М. Указ. соч.

С. 122-123;

20 JDC NY Archives Collections 1933-1944. File 1056.9/27/43.

21 Мицель М. Указ. соч. С. 124.

22 Мицель М. Указ. соч. С. 125-127.

23 JDC NY Archives Collections 1933-1944. File 1056 (431). 3/7/45,4/23/45,

5/5/45,6/7/45,6/18/45,10/10/45; ?Joint? to the Relief Association for the Jews

in Russia: 3/7/45,6/7/45, 7/20/45,12/24/45.

24 Мицель M. Указ. соч. С. 131-135.

25 Аронсон Г. Я. Еврейский вопрос в эпоху Сталина // Книга о русском

еврействе. 1917-1967. / Под ред. Я. Г. Фрумкина, Г. Я. Аронсона и др. (Союз

русских евреев. Нью-Йорк, 1968). Иерусалим - М.- Мн. 2002. С. 159.

26 Неправедный суд... С. 279.

27 Борщаговский А. М. Указ. соч. С. 126.

28 Борщаговский А. М. Указ. соч. С. 126; Мицель М. Указ. соч. С. 127.

29 Борщаговский А. М. Указ. соч. С. 131.

30 Там же. С. 126.

31 Гейзер М. М. Крымское дело // Международная еврейская газета. 1992.

? 13-14(77-78). С. 6.

32 Неправедный суд... С. 173.

33 Там же. С. 28.

34 Там же. С. 174.

35 Там же. С. 28,174,179, 280.

36 Исторический архив. 1996. - 4. С. 69.

37 Там же.

38 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 246. Л. 169-72.

39 Советско-израильские отношения. Сборник документов. Т. 1. 1941?

1953. Кн. 1. 1941 - май 1949 г. М. 2001. С. 76, 77, 96, 97; Pinkus В. The Jews

of the Soviet Union: The History of a National Minority. Cambridge (UK), 1988. P. 346.

40 РГАСПИ. Ф. 17. On. 122. Д. 84. Л. 99.

41 Любин В. Израиль в центре Европы: неизвестный проект создания ев-

рейского государства на территории Германии // Материалы Девятой меж-

дународной междисциплинарной конференции по иудаике. Ч. 1. М. 2002.

С. 108-118; Levin D. Another Birobidzhan in Eastern Prussia //Jews in Russia

and Eastern Europe. 2003. N 1(50). P. 227-228; РГАСПИ. Ф. 17. On. 118.

Д. 797. Л. 102.

42 Неправедный суд... С. 178.

43 Еврейский антифашистский комитет в СССР. 1941-1948. Документи-

рованная история. С.343; Redlich Sh. Propaganda and Nationalism in Wartime

Russia: The Jewish Anti-Fascist Committee in the USSR. 1941-1948. Boulder

(Colo), 1982. P. 54-56.

44 Неправедный суд... С. 342.

45 Там же. С. 175,342.

46 Лебедев В. Длинная рука истории или Полторанин в Крыму // Лебедь

(сетевой журнал; США). 2008. - 569; Еврейское слово. 2008. - 27 (397).

С. 10-11.

47 15 февраля 1944 г. такое же письмо было направлено И. В. Сталину

(ГА РФ. Ф. 8114. On. 1. Д. 792. Л. 32-36; опубликовано: Еврейский антифа-

шистский комитет. 1941-1948. Документированная история. С. 136-139).

48 Эти оценки, сделанные ЕАК в феврале 1944 г. то есть до освобожде-

ния всей советской территории, оказались не точными. Всего на оккупиро-

ванной территории погибли 2 711 тыс. евреев. (Kupovetsky М. Estimation of

Jewish Losses in the USSR during World War II //Jews in Eastern Europe. 1994.

No 2(24). P. 25-37).

49 Это предположение не подтвердилось. Почти все польские и румын-

ские евреи после войны покинули СССР. Согласно достоверной оценке, из

Советского Союза выехали почти 250 тыс. польских евреев, составлявших

подавляющее большинство иностранных еврейских беженцев в СССР (Ев-

рейский антифашистский комитет в СССР, 1941-1948. Документированная

история. С. 162).

50 Эта оценка тогдашней численности еврейского населения СССР была

завышенной. В 1946 г. численность евреев в СССР составляла 2 310 тыс. в

том числе 2045 тыс. изначально советских граждан и 265 тыс. евреев с присо-

единенных в 1939-1940 гг. территорий (Kupovetsky М. Op cit. Р. 37. Р. 37).

51 Выделено авторами письма.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Депортация - мистификация. Прощание с мифом советской эпохи

"Массы никогда не знали жажды истины. Они требуют иллюзий, без которых они не могут жить. Ирреальное для них всегда имеет приоритет перед реальным, нереальное на них влияет почти так же сильно, как реальное. Массы имеют явную тенденцию не видеть между ними разницы".,

Зигмунд Фрейд

Рождение легенды

Минуло уже более пятнадцати лет, как не стало СССР, однако до сих пор, несмотря на массированные исторические исследования, предпринятые за это время отечественными историками и их зарубежными коллегами, многое из прошлого этой ушедшей в небытие державы остается загадочным, во всяком случае, не до конца научно проясненным. Причем, для установления истины часто бывает недостаточно простого заполнения исторических "белых пятен"путем введения в научный оборот информации из ранее строго засекреченных советских архивов. Необходимо также корригировать историческое сознание общества, деформированное в советскую эпоху вследствие как тотального идеологического контроля власти, так и порожденных им "народных" мифов и легенд. Будучи в ряде случаев единственной альтернативой советской официальной интерпретации истории, они прочно закрепились в умах людей как добытая вопреки

воле власти истина, которая подобно религиозному канону не подлежит даже частичной ревизии, а должна восприниматься на веру, как некое откровение.

Одним из доживших до наших дней мифов такого рода является легенда времен холодной войны (передавалась сначала шепотом из уст в уста, затем стала достоянием публицистики и, наконец, перекочевала в научные издания) о подготовке Сталиным незадолго до своей смерти тотального выселения евреев в Сибирь. Описанная в десятках, если не сотнях статей, книг, радио и телеинтервью сталинская депортация евреев превратилась в своего рода Лох-Несское чудовище, которое кто-то там видел, но убедительных доказательств его существования не представил. Об алармическом воздействии на массовое сознание устрашающих мистификаций известно давно. Достаточно вспомнить, какую масштабную истерию в преддверии Второй мировой войны вызвала трансляция по британскому радио пьесы-фэнтэзи Орсона Уэллса "Война миров": многие восприняли ее сюжет о нападении марсиан на Землю как реальное событие.

О "д,епортации" достоверно известно только следующее. Слухи о ней появились в начале 1948-го после трагической и таинственной гибели Михоэлса, но особенно усилились к концу того же года, когда был закрыт ЕАК, и начались массовые аресты его руководителей, а также деятелей идишистской культуры. Л. А. Шатуновская, получившая за близкое знакомство с Михоэлсом лагерный срок, оказавшись потом на Западе, писала, что в первой половине 1948 г. власти хотели провести (но потом отказались от этой идеи) открытый судебный процесс по "д,елу Аллилуевых" - родственников Сталина, подозревавшихся им в совместных с "еврейскими националистами" кознях против собственной персоны. По ее мнению, эта "важнейшая политическая антиеврейская акция" должна была стать сигналом к такому способу "окончательного решения еврейского вопроса" по-сталински, как массовая депортация советского еврейства в биробиджанскую тайгу, где уже тогда будто бы строились бараки, а к Москве и другим крупным городам подгонялись сотни товарных вагонов для ссыльных. По версии другого бывшего узника ГУЛАГа, Е. И. Долиц-кого, который до ареста в марте 1948 года работал в Совинформбюро, руководству ЕАК якобы предлагалось в 1948 г. через М. А. Суслова одобрить разработанный в верхах план добровольного переселения евреев на Дальний Восток и создания там на базе Еврейской автономной области (ЕАО) "Еврейской автономной советской социалистической республики". Однако договориться "по-хорошему" не удалось: приглашенные в ЦК С. А. Лозовский и П. Д. Маркиш (оши

бочно именуется председателем ЕАК), будто бы восприняв этот проект как скрытую депортацию, воспротивились, сделав неизбежной ее насильственное проведение. Разумеется, ни Шатуновская, ни Долиц-кий не подкрепляли свои версии какими-либо фактами1.

Масштабы слухов о готовившейся властями массовой высылке евреев существенно возросли с началом антикосмополитической кампании, причем до такой степени, что об этом заговорила заграничная печать. На страницах еврейских изданий (в первую очередь в Израиле, США и Великобритании) в течение 1949-1952 гг. неоднократно появлялись сообщения то о якобы принятом советскими властями решении депортировать в Сибирь все еврейское население страны, то об уже произведенном переселении 400 тыс. евреев России, то о готовящейся депортации еще 1 млн. евреев из Украины и Белоруссии. Появление подобной информации в западной прессе было в какой-то степени обусловлено тем подспудным пропагандистским нажимом, который с конца 1948 г. стали оказывать на СССР израильские руководители, стремившиеся таким образом побудить Сталина пойти навстречу их требованиям разрешить массовую эмиграцию евреев из СССР. Особую настойчивость в этом деле проявил министр иностранных дел Израиля М. Шарет. 5 октября 1949 г. он был информирован посланником в СССР М. Намиром о том, что советские евреи ?живут в страхе и неуверенности в завтрашнем дне" и многие из них "опасаются, что скоро начнется депортация из Москвы". Через десять дней Шарет ответил шифротелеграммой со следующей инструкцией: "Мы должны начать кампанию в международной еврейской прессе, особенно в США, равно как и в нееврейской прессе по вопросу о советском еврействе, давая просочиться в прессу всей достоверной информации, имеющейся в нашем распоряжении, а также слухов". И хотя впоследствии тот же Намир, а также директор восточноевропейского департамента МИД Израиля А. Левави неоднократно сообщали Шарету о безосновательности подобных слухов, тот не спешил с их официальным опровержением, и они продолжали муссироваться в западных СМИ. Уже в наши дни И. Харел, руководивший с 1952 г. израильской разведкой "Моссад", заявил в интервью, сославшись, правда, на недостаточные возможности его секретной службы в то время, что ничего не слышал о подобных планах Сталина2.

Новый всплеск тревожных толков о депортации произошел после публикации в печати сообщения ТАСС от 13 января 1953 г. об аресте "врачей-вредителей" и развертывания их пропагандистской травли. На следующий день первый заместитель министра госбезопасности СССР С. А. Гоглидзе среди прочего проинформировал Кремль об

оценке этого события посланником Израиля Ш. Эльяшивом: "Вся миссия очень опечалена сегодняшним сообщением. В случае войны (выделено мною. - Г. К.) может быть решено всех евреев выслать в Сибирь, и этот процесс (суд над кремлевскими врачами. - Г. К.) явится подготовкой общественного мнения"3.

Панические настроения обуяли столичную еврейскую интеллигенцию. Конечно, слухи о депортации возникли не на пустом месте. Они были спровоцированы и массовыми арестами культурной и общественной элиты еврейства, и послевоенными пропагандистскими кампаниями, имевшими явный антисемитский подтекст, и, наконец, ростом "бытовой" юдофобии, которая стимулировалась сверху (особенно в последние недели жизни Сталина), в том числе, через СМИ. Видимость достоверности слухам придавало и то, что с конца 1952 г. из Москвы в Казахстан начали высылать семьи арестованных "еврейских националистов", в том числе, семьи тайно казненных к тому времени "еаковцев". Масла в огонь подливали и частные экстремистские заявления, звучавшие из стана кремлевской элиты, и разносившиеся народной молвой, обрастая всевозможными, леденящими кровь слухами и толками. Известно, скажем, что жена секретаря ЦК и руководителя Агитпропа Н. А. Михайлова сказала как-то дочери Сталина Светлане: "Я бы всех евреев выслала вон из Москвы!?4. Подобные высказывания хоть и свидетельствовали о том, что сталинская верхушка если не полностью, то наверняка уж частично была заражена антисемитизмом, тем не менее, вряд ли за ними стояло нечто большее. Ведь нельзя же, к примеру, обвинить царское правительство в подготовке депортации еврейских подданных только на том основании, что во время революции 1905 года скандально известный черносотенец В. М. Пуришкевич предложил переселить всех российских евреев в Колымский округ Якутского края. На деле получилось, что самодержавные правители империи, осуществившие в 1891-1893 гг. далеко не тотальное изгнание евреев из Москвы, вынуждены были к началу 1917 г. мириться с присутствием в Белокаменной не 35 тыс. евреев (столько их было там до выселения), а уже 60 тысяч.

Страхи в еврейской среде многократно усиливались еще и по причине отсутствия в тоталитарном обществе возможности получить объективную и независимую информацию о происходящем, что спонтанно компенсировалось широкой циркуляцией различных, подчас самых нелепых толков, домыслов и легенд. Тем, кто долго блуждает в информационной пустыне, часто мерещатся фантомы. Проецируясь на послевоенную ментальность еврейства, только что

перенесшего величайшую в современной истории трагедию и как бы по инерции ожидающего повторения национальной катастрофы, все это переполняло его сознание самыми мрачными предчувствиями и ожиданиями. Воистину мало что изменилось в России со времен Екатерины II, когда, как писал историк В. О. Ключевский, "люди судили о своем времени не по фактам окружавшей их действительности, а по чувствам, навеянным поверх этой действительности"5.

Но имели ли под собой реальную почву охватившие страну и мир слухи о чуть было не осуществленной Сталиным депортации евреев" Конечно, подобная угроза безусловно существовала, ибо чуть ли не с момента воцарения в России большевиков власти постоянно практиковали бессудное и массовое выселение людей (сначала по классовому, а потом и по национальному признакам). Но также верно, что реализоваться эта угроза в тех условиях не могла. И вот почему. В отличие, скажем, от насильственного выселения территориально локализованных на окраине империи кавказских народов, депортацию евреев (сотен тысяч, проживавших не обособленно в колониях-гетто, а в густонаселенных городских центрах страны, ассимилировавшись и растворившись в инонациональной массе) нельзя было провести ни молниеносно, ни тем более тайно. Ясно, что изъятие такого количества людей из нормальной общественной среды, где многие из них к тому же играли заметную роль в области науки, культуры, других общественно значимых сферах, возможно было только после всесторонней продолжительной подготовки. Требовались предварительные радикальные изменения и в официальной идеологии, сохранявшей, несмотря на шовинистический пресс сталинизма, еще существенную толику большевистского интернационализма. То есть, схематично выражаясь, почвеннический шовинизм должен был бы полностью вытеснить коммунистический интернационализм, что было невозможно в принципе. Так как, несмотря на всю симпатию Сталина к традиционной крепкой русской государственности и нагнетавшийся по его воле русский патриотизм, он не мог отказаться от коммунистической идеологии, ибо его евроазиатская империя от Берлина до Владивостока держалась главным образом на ней, а отнюдь не на русской идее. И в этом противоречии коренилась главная причина идеологической амбивалентности сталинизма.

В отличие от сталинского, гитлеровский режим был лишен такого дуализма. Тем не менее, потребовалось несколько лет, чтобы нацистская Германия подошла к так называемому окончательному решению еврейского вопроса, предусматривавшему массовую

депортацию евреев в лагеря смерти. Там этому предшествовали продолжительная идеологическая промывка мозгов населению с помощью "Майн Кампф? Гитлера и других сочинений подобного рода, официальное узаконение антисемитизма как государственной политики, повлекшее за собой систематическое вытеснение евреев из политических, общественных и экономических институций рейха, принятие расовых законов, лишивших евреев гражданских прав и определивших юридически точное понятие еврейства, исходя из конкретно сформулированных этнорелигиозных критериев, организованные сверху погромы ноября 1938 г. и, наконец, война, окончательно развязавшая руки нацистов для геноцида. Если бы идея тотально покончить с евреями действительно завладела Сталиным в начале 1953-го, то их депортации должно было предшествовать нечто подобное. Но диктатор не мог не понимать, что его многонациональной империи, в отличие от мононациональной Германии, изначально противопоказан такой стопроцентно смертельный эксперимент.

Существует и другой, достаточно весомый антидепортационный аргумент: несмотря на широкое предание гласности после августа 1991 г. самых секретных политических архивных материалов сталинского режима, не было обнаружено не только официальной директивы, санкционирующей и инициирующей депортацию , но даже какого-либо другого документа, где бы она упоминалась или хотя бы косвенно подтверждалась ее подготовка (в том числе сотни тысяч пресловутых списков евреев на выселение). Если бы нечто похожее существовало в действительности, то непременно бы обнаружилось, как это произошло со многими другими советскими политическими секретами. В последнее десятилетие, например, были опубликованы основные официальные документы о насильственном выселении в годы войны и послевоенное время чеченцев, ингушей, крымских татар и других так называемых "изменнических" народов, а также "буржуазных националистов" из Западной Украины, Прибалтики и других регионов страны. Причем, эти директивы принимались за несколько месяцев до начала депортаций, что опровергает предположения, что сталинское руководство письменно оформляло их постфактум6.

В общем, если гипотетически в чьих-то "р,уководящих" умах и возникало намерение административно выслать евреев в места весьма отдаленные, то эта идея, не могущая быть переведенной на практические рельсы, оказывалась мертворожденной.

Проявления официального антисемитизма в стране зимой 1953 г. были предельно допустимыми в рамках политико-идеологической системы СССР. Дальнейшее следование тем же курсом, не говоря уже о проведении еврейской депортации ввергло бы страну в хаос национальных и социальных катаклизмов. Показательно, что один из арестованных кремлевских врачей Я. Л. Рапопорт впоследствии называл "д,ело врачей" "незаконченным советским изданием" российских ?холерных бунтов" начала 1830 гг. когда темные и бесправные народные массы, доведенные до отчаяния страхом перед смертельной опасностью и видевшие в медиках, самоотверженно боровшихся с эпидемией, распространителей заразы, сначала расправились с ними, а потом обрушили свой гнев на представителей властей7.

Подобная перспектива, разумеется, Сталина не устраивала. Да и по складу своего характера он не решился бы открыто выступить против евреев, хотя в душе, особенно в последние годы жизни, мог быть, что называется, патологическим антисемитом. Поэтому вождь, ревностно оберегавший свой революционный имидж большевика-ленинца, был обречен переживать муки психологической раздвоенности, которая возможно, и ускорила его конец.

Мифотворцы

Как писал эмигрант-меньшевик Г. Я. Аронсон, после смерти диктатора "усиленно распространялись слухи о том, что Сталин носился с мыслью установить для всех русских евреев новую "черту оседлости" и затем депортировать их на дальний Север?8. Новые советские правители первым делом поспешили откреститься от "д,ела кремлевских врачей", этого, наиболее одиозного наследия диктатора.

Уже в начале апреля 1953 г. все арестованные врачи были освобождены и реабилитированы. Казалось, после устранения даже теоретической угрозы еврейской депортации миф о ней очень скоро развеется и исчезнет вместе с другими страхами и химерами эпохи сталинизма. Однако он оказался чрезвычайно живучим. И вот почему. Во-первых, активно циркулируя в виде слухов начиная с 1948 г. он успел основательно укорениться в еврейской ментальное", опаленной многовековыми преследованиями и колоссальной национальной

катастрофой XX века - Холокостом. А, во-вторых, на протяжении нескольких последующих десятилетий (в ходе холодной войны, горбачевской перестройки и ельцинских реформ) этот миф искусственно подпитывали, используя в различных верхушечных политических играх, пропаганде и книгоиздательском бизнесе.

Первый массированный выброс дезинформации произошел весной 1956 г. когда Н. С. Хрущев заявил одному французскому журналисту, что непосредственной причиной смерти Сталина явилось решительное выступление В. М. Молотова и А. И. Микояна против намерения вождя начать высылку евреев из крупных городов. Их протест якобы поддержал К. Е. Ворошилов, заявивший, что эта акция может дискредитировать советское руководство своим сходством с преступлениями Гитлера. О том, что описанное выступление против диктатора не имело места в действительности, а рассказ о нем был со стороны Хрущева чистой воды политической спекуляцией, говорит хотя бы тот факт, что в его мемуарах, вышедших спустя пятнадцать лет на Западе, где Сталин, хотя и распекался основательно за антисемитизм, однако, нет и намека на то, что тот собирался депортировать евреев.

Но это будет потом, а пока все сказанное новым советским лидером было принято на Западе за чистую монету. И по-другому, в общем-то, не могло и быть: там не были посвящены в тайны Кремля и, конечно, не знали, что в последние месяцы жизни Сталин вообще не встречался ни с Молотовым, ни с Ворошиловым, ни с Микояном, на которых наложил опалу. Спустя несколько месяцев ту же легенду, изображавшую наследников диктатора чуть ли не борцами с его безумной тиранией, в несколько модифицированном виде пересказал Ж.-П. Сартру И. Г. Эренбург. Прибыв в Париж, он, как близкому другу, поведал французскому интеллектуалу о том, что 1 марта 1953 г. на заседании Президиума ЦК КПСС выступил Каганович, решительно потребовавший от Сталина предпринять объективное расследование "д,ела врачей" и отменить распоряжение об отправке евреев в Сибирь. Его поддержали все остальные присутствовавшие на том заседании, кроме Л. П. Берии. Это привело в бешенство вождя, разразившегося будто бы угрозами в адрес "заговорщиков". Но те не дрогнули, а Микоян даже отважился заявить, что, если Сталин арестует их, в дело вмешаются перешедшие на их сторону военные, готовые в любую минуту занять Кремль. Рассказ Эренбурга завершался отдававшим театральщиной финалом: немую сцену, якобы возникшую после угрозы Микояна, прервал Каганович, который, достав из нагрудного кармана партбилет, разорвал его на мелкие

клочки и швырнул в лицо диктатору . Того от переживаний хватил удар, и он без чувств повалился на пол, а через несколько дней, не приходя в сознание, умер. Спустя год эту историю повторил в Польше назначенный туда послом бывший секретарь ЦК КПСС П. К. Пономаренко9.

Предприняв эту, предназначенную для заграницы PR-овскую акцию, и получив в итоге определенные политические дивиденды, кремлевские лидеры впредь уже не отваживались публично обсуждать изложенную легенду, а после смещения Н. С. Хрущева, этого живого кладезя исторических анекдотов, вообще табуировали темные страницы сталинского прошлого, что, впрочем, только распалило интерес общества к тому, что в интеллигентских кругах стали называть "сталинщиной". В результате официальное умолчание недавних преступлений режима "компенсировалось" все более разраставшимся в народе мифотворчеством. Все это способствовало тому, что прежние слухи о несостоявшейся о еврейской депортации, обрастая, как некое устное предание все новыми фантастическими деталями и подробностями (причем зачастую противоречившими друг другу), достигли критической массы и по закону диалектики стали обретать новое качество - превращаться задним числом как бы в ретроспективную реальность. Началось "отмывание" легенды и ее включение на правах исторической правды в анналы прошлого.

Запуску этого механизма, пожалуй, больше других поспособствовал весьма авторитетный среди советской интеллигенции писатель В. С. Гроссман. Хотя в своей историко-публицистической повести "Все течет" (написана в 1955-1963 гг.) он о возможной депортации евреев (о строительстве "огромного барачного города" в Сибири, подготовке казни "врачей-вредителей" на Красной площади, еврейских погромов и т. п.) рассуждал гипотетически как о производном от слухов, тем не менее, довольно определенно, "между строк" ратовал за реальность этого тайного замысла властей, которыми все "было заранее задумано, запланировано": и "стихийное возмущение против кровавых преступлений евреев", и их высылка, чтобы якобы защитить "от справедливого, но беспощадного народного гнева"10. Между тем, из мемуаров поэта С. И. Липкина известно, что друживший с ним Гроссман, хотя зимой 1953 г. и "укрывался" у него на даче, был

все же достаточно хорошо информирован, чтобы не поверить в слухи о массовой депортации. Во всяком случае, он, подписав в те дни обращение деятелей еврейской общественности в "Правду? , как никто другой знал, что режим не возлагал коллективной вины на евреев, считая, что только "врачи-подлые убийцы <...> должны подвергнуться самой суровой каре, но еврейский народ не виноват..."11. Видимо, позднее, под прессом нараставших придирок властей и пессимистических настроений в своем окружении писатель, воспроизводя в памяти пережитое, стал сгущать краски.

Как известно, критические суждения Гроссмана об исторической роли Сталина и его "еврейской политике" не были широко известны, будучи опубликованными в СССР только в конце 1980-х гг. Тем не менее, тема эта благодаря политизированной заинтересованности в ней диссидентов не заросла травой забвения. Миф о депортации являлся для историков из их среды одним из важнейших аргументов в дискредитации режима. Апеллируя к нему как к чему-то реальному, они вольно или невольно способствовали его верификации. Один из ведущих диссидентов-историков Р. А. Медведев, издавший в 1971 г. за границей книгу "К суду истории. Генезис и последствия сталинизма", где, ссылаясь на суждение старого большевика Е. П. Фролова, утверждал, что "Сталин готовился к массовому выселению евреев в отдаленные районы страны", и евреи - наряду с ранее депортированными немцами, крымскими татарами, чеченцами - "д,олжны были стать... еще одним "козлом отпущения""12. Более осторожно к толкам о депортации относился А. И. Солженицын, который в парижском (1973 г.) издании "Архипелага ГУЛАГ", изложил их только в примечании и с оговорками: "В последние годы жизни Сталина определенно стал намечаться и поток евреев... Для того было затеяно и дело врачей. Кажется, он собирался устроить большое еврейское избиение. <...> По московским слухам, замысел Сталина был такой: в начале марта "врачей-убийц" должны были на Красной площади повесить. Всколыхнутые патриоты (под руководством инструкторов) должны были кинуться в еврейский погром. И тогда правительство великодушно спасая евреев от народного гнева, в ту же ночь выселяло их на Дальний Восток и в Сибирь (где бараки уже готовились)". С годами скептицизм Солженицына в отношении "московских слухов", види

мо, усилился. В вышедшем в 1991 г. издании "Архипелага ГУЛАГ" они уже не воспроизводились 13.

Наиболее рьяным сторонником депортационной версии среди диссидентов являлся А. В. Антонов-Овсеенко. Его вышедший в 1981 г. в Нью-Йорке политический памфлет о Сталине был насыщен леденящими кровь небылицами: например, о том, что "г,ебисты" насмерть затравили собаками евреев, арестованных на московском автозаводе. Не менее сомнительным в плане достоверности было и его утверждение, что, явившись в 1952 году на заседание Президиума ЦК КПСС, Сталин дал указание "спасти" евреев Москвы и Ленинграда от возможных погромов, отправив их в Сибирь (для чего под руководством Л. М. Кагановича якобы начали составлять депортационные списки, а в Биробиджане - строить бараки)14.

В окончательном виде миф о депортации предстал в книге выехавших на Запад М. Я. Геллера и А. М. Некрича "Утопия у власти", вышедшей в Лондоне в 1982 г. Удивительно, но эти историки-профессионалы, компенсировавшие полное отсутствие доказательств сомнительной формулировкой "утверждают"(??), без тени сомнения и как давно уже установленный факт изложили якобы составленный Сталиным сценарий расправы над евреями. Согласно нему предусматривалось и составление на предприятиях "еврейских списков", и казнь на Красной площади осужденных "врачей-вредителей", и "еврейские погромы по всей стране", и массовая депортация евреев "по их собственной просьбе", и распространение специально подготовленной членом Президиума ЦК КПСС Д. И. Чесноковым книги, обосновывавшей депортацию и т. д. Все это якобы понадобилось Сталину, чтобы, развязав третью мировую войну, "нанести окончательный удар по капиталистической Европе и установить на всем континенте социалистическую систему"15.

Показательно, что версию о готовившейся Сталиным депортации евреев поддерживали не только диссиденты-"д,емократы", но и их "коллеги" ультранационалистической ориентации, правда последние, в отличие от первых, негативно оценивавших эту гипотетическую акцию, сетовали на то, что та так и не была осуществлена. Не

безызвестный автор скандальной книги "Десионизация? В. Н. Емельянов писал: "А вот в 1953 году, когда по приказу генералиссимуса со всемирной славой ко всем подъездным железнодорожным путям были подогнаны порожние составы с целью одновременного переселения в Биробиджан сразу всех евреев Москвы, - вот тут-то все члены Политбюро дружно умертвили своего вождя , которому они сами присвоили эпитеты великого, гениального и пр. пр. пр."16.

Примерно с тех же позиций выступает в наши дни В. В. Карпов, автор псевдоисторического сочинения "Генералиссимус", которое содержит грубое измышление о неких состоявшихся в феврале 1942 г. советско-германских переговорах о перемирии в Мценске, где немцы якобы потребовали от Сталина отселить всех евреев в районы крайнего Севера и там уничтожить, причем, согласно изощренной фантазии автора, руками самих евреев17.

Помимо дискредитации политического режима в СССР, миф о депортации использовался и для стимулирования еврейской эмиграции. С 1970 гг. обозначилась явная тенденция: по мере интенсификации идейно-политического брожения в советском обществе накалялись страсти вокруг еврейской эмиграции, и все активней реанимировалась тема депортации. В ЦК КПСС стали поступать такого рода письма: "Почему увеличился, особенно за 1978 г. выезд из СССР лиц еврейской национальности" Мы, люди среднего возраста (38-45 лет), очень обеспокоены этим явлением. <...> Страшно, когда покидают пределы страны близкие родственники, товарищи, с которыми вместе росли, учились, работали. <...> Стали упорно распространяться слухи о том, что с 1980 г. будет запрещен выезд из СССР, что готовится массовое переселение всех оставшихся евреев в автономную республику (ЕАО. -Г. К.). Эти слухи будоражат людей, порождают неустойчивость. Кто распространяет эти слухи" Да и как реагируют на предприятиях и в организациях, когда становится известно о чьем-либо очередном выезде: начинаются публичные выступления, которые сводятся к одному - выслать немедленно всех евреев до одного"18.

Налицо была очевидная политическая задействованность мифа о депортации. Играя роль устрашающего идеологического жупела, он в условиях холодной войны был взят на вооружение западной антисоветской пропагандой, в чем, собственно, и кроется причина его,

так сказать, живучести. Показательно, что на Западе о реальности плана депортации евреев заговорили первоначально не историки, а политически более "мобильные" журналисты. Одну из первых попыток такого рода предпринял известный американский журналист еврейского происхождения, зять Шолом-Алейхема Б. Ц. Гольдберг, который в прошлом неоднократно бывал в СССР. В 1961 г. он издал книгу по "еврейскому вопросу" в СССР, интерпретируя его не как проблему дискриминации евреев, а как фактор, чреватый реальной угрозой их геноцида19.

Этот тезис поддержал и развил израильский журналист Й. Гиль-боа, эмоционально обозвавший послевоенные гонения на советское еврейство как ?черные годы". Не удивительно, что его книгу, в названии которой был использован этот, надо признать, впечатляющий образ, очень оперативно опубликовали в 1971 г. в США20.

Однако эти интерпретации отнюдь не сразу были поддержаны в более или менее солидных политологических и историко-научных кругах на Западе. Тамошние ученые в большинстве своем не спешили "историофицировать" "сталинскую депортацию", продолжая относиться к ней, как к чему-то сугубо гипотетическому. В сборниках научных статей "Книга о русском еврействе. 1917-1967? (Нью-Йорк, 1968) и "Евреи в Советской России. 1917-1967? (Тель-Авив, 1975) о подготовке выселения советских евреев вообще ничего не говорилось. Даже в заведомо антисоветской работе профессора Лондонской школы экономики и политических наук Л. Шапиро (1908-1983; сын осевшего в Шотландии бывшего главного раввина из Литвы, детство провел в России) "Коммунистическая партия Советского Союза? , переизданной в 1975 г. на русском языке, использовалась такая осторожная формулировка: "В 1952 году [в СССР]... возможно, рассматривались планы общего выселения евреев в отдаленные районы". Еще в 1980-х гг. такие авторитетные американские специалисты по истории советского еврейства, как Н. Левин, Ц. Гительман писали о депортации как производной от слухов, правда, многие их израильские коллеги, будучи приверженцами так называемой сионистской историографии, и тогда, и потом, скорее, были склонны доверять этим слухам (Б. Пинкус и др.)21.

И только в 1990-е интеллектуальная элита и ученый мир Запада дрогнули под напором рожденного пропагандой мифа. Именно в те

годы он стал включаться в более или менее серьезные научно-популярные и даже сугубо научные издания как уже нечто, когда-то и кем-то полностью доказанное. Подобный настрой был задан книгой американо-израильского журналиста и писателя Л. Рапопорта, который без обиняков утверждал, что Сталин избрал депортацию в качестве советского способа решения еврейского вопроса. Доказательством тому должен был послужить собственноручно сработанный ("научно реконструированный") автором на основе слухов текст письма еврейской общественности советскому руководству с просьбой оградить евреев от "справедливого гнева русского народа" путем массового переселения в малолюдные районы Дальнего Востока. Утверждалось, что нечто подобное было составлено в недрах ЦК КПСС в начале 1953 г. для пропагандистского обоснования уже подготовленной депортации. В качестве исходных данных "р,еконструкции" были упомянуты "р,азличные источники", притом что ссылка давалась только на мемуары Эренбурга "Люди, годы, жизнь", в которых, как известно, депортация никоим образом не упоминается. Несмотря на это, известный американский правозащитник и ученый Д. Рубенстайн в своей достаточно основательной в научном плане биографии Эренбурга все же в значительной мере солидаризировался с позицией Л. Рапопорта. Под напором апологетов мифа не устояла даже солидная энциклопедия ?Britannica". Содержание легенды, прежде глухое, неясное и лапидарное, расцветилось пространными описаниями различных холодящих кровь подробностей и деталей. Особенно преуспели в этом те, кто сочинял и редактировал статью "Советский Союз" в вышедшей в Иерусалиме "Краткой еврейской энциклопедии"22.

В том же жанре "исторической страшилки" написана и книга Р. Я. Бракмана "Секретная папка Иосифа Сталина. Скрытая жизнь", появившаяся не так давно на магазинных полках. Советский диктатор в ней уподоблен Гитлеру и изображен патологическим монстром: кастратом, заклейменным печатью "д,емонического заклятия", - физическим атавизмом в виде сросшихся пальцев на ноге (?чертово копытце?). Под стать этим зловещим описаниям внешности Сталина и приведенные автором "факты" его циничных юдофобских деяний. Оказывается, когда в феврале 1953 г. в правительстве СССР стали обсуждать "технические вопросы транспортировки евреев в Биробиджан"^), и соратники вождя забеспокоились по поводу колоссальных сложностей, обычно сопутствующих обустройству на новом месте больших масс людей, тот их "успокоил", якобы заявив, что "половина евреев погибнет в дороге"23.

Чтобы разобраться в механизме столь легкого и беспроблемного привития мифа к древу науки, необходимо мысленно перенестись в Советский Союз конца 1980-х гг. когда на излете горбачевской перестройки советские ученые-историки, кстати, впервые осмелились открыто обратиться к теме преследований евреев при Сталине. Однако высказаться более или менее определенно, готовил ли тот их депортацию или нет, они еще не могли: соответствующие архивные источники были недоступны. Впрочем, литераторов-публицистов это ключевое обстоятельство мало смущало. На стремительно вздымавшейся волне разоблачений преступлений сталинизма они на свой манер принялись заполнять "белые пятна" прошлого. На этой ниве подвизались в основном или люди, пострадавшие от политических репрессий и в силу этого, за редким исключением, не способные на проведение объективных и бесстрастных исследований, или циничные конъюнктурщики, спешившие сорвать куш на смаковании подробностей "г,орячих" исторических сенсаций. Единственно на основе застарелых слухов, бытовавших в интеллигентской среде прежде подспудно и не выходивших за узкие рамки нонконформистского устного "междусобойчика" и подпольного самиздата, они - благодаря объявленной гласности - принялись "творить историю? - чуть было не состоявшегося "г,еноцида советских евреев". При этом в качестве одного из главных доказательств приводились давно циркулировавшие толки, превратно отображавшие обстоятельства подготовки и содержание уже упоминавшегося обращения в "Правду" от имени известных деятелей еврейского происхождения. Утверждалось, что в нем присутствовал призыв к депортации. То есть реальный документ стал подменяться апокрифом, сначала устным, а потом и письменным (об этом далее).

Даже в отмеченных глубоким и объективным историческим анализом воспоминаниях Я. Л. Рапопорта (профессор-патологоанатом, был арестован по "д,елу кремлевских врачей"), довольно точно излагавшего суть настоящего обращения (депортация не упоминалась!), оно, тем не менее, увязывалось "с намечаемыми последующими акциями против всей национальности"24. Однако в вышедших почти одновременно мемуарах академика-правозащитника А. Д. Сахарова почему-то вместо коллективно подписанного знаменитыми евреями послания в "Правду" уже фигурировала приписывавшаяся Д. И. Чеснокову мнимая публикация в этой газете, уже без экивоков квалифицировавшаяся как составная часть "антиеврейского плана? Сталина: "Потом мы узнали, что в начале марта были подготовлены эшелоны для депортации евреев и напечатаны оправдывающие эту

акцию пропагандистские материалы, в том числе номер "Правды" с передовой "Русский народ спасает еврейский народ"(?)"25. Вряд ли эти строчки следует воспринимать как свидетельство очевидца. Ведь сам Сахаров, который в момент описываемых событий находился вдали от Москвы в наглухо изолированном от внешнего мира атомном центре "Арзамас-16", не скрывал, что обстоятельства "д,ела врачей", стали только "потом" ему известны, но когда и от кого именно, он не уточнял.

Время появления подобных публикаций - "смутное" преддверие краха СССР, когда тот вошел в штопор глубочайшего системного кризиса, и многие поняли, что процесс его распада приобрел необратимый характер. Подобно эпидемии, по Москве и другим городам поползли слухи, будто грядут массовые еврейские погромы, и что ультра-националисты из пресловутого общества "Память" готовятся устроить новую Варфоломеевскую ночь, помечая меловыми крестами двери квартир будущих жертв. Разлившийся тогда в обществе страх перед непредсказуемым будущим привел к взрыву еврейской эмиграции. Именно в такой накаленной атмосфере и вышла в свет книга, будто специально изданная "страха перед русскими ради". Именно она, как мы убедимся, составит вскоре основу "д,оказательной базы" приверженцев мифа о депортации, но основу тайную, так как на этот "источник? - по причине, которая станет понятной из нижеследующего, - так и не будет сделано ни одной ссылки. Речь идет о сборнике художественных сочинений прозаика В. П. Ерашова, выпущенном 250-тысячным тиражом в декабре 1990 г. "независимым" кооперативным издательством ПИК. На траурной черной обложке фольговой зеленью угловатых букв было выведено название: "Коридоры смерти" и подзаголовок - "Историко-фантастическая хроника". Хотя от автора и издательства пояснялось, что ?хроника? - художественный вымысел, фантазии на тему, что могло бы произойти, умри Сталин не 5 марта 1953 г. а неделей позже, тем не менее (и далее - нечто парадоксальное!), утверждалось, что "страшные события, черед которых прослеживается в повести изо дня в день, не столь уж фантасмагоричны: за ними стоят исторические реалии, подтвержденные свидетельствами современников и документами". Вопреки этому заверению в ?хронике" так и не удалось обнаружить даже намека на нечто реальное, зато в ней обильно были представлены различные, и, надо признать, искусно выполненные стилизации под официальные документы и пропагандистские материалы сталинской эпохи. Это и "правительственное сообщение" от 7 марта 1953 г. о том, что "Особое присутствие Военной коллегии Верховного суда СССР в закры

том судебном заседании рассмотрело дело по обвинению преступной шайки врачей-вредителей" и приговорило их к смертной казни. Это и "Обращение к евреям - гражданам Советского Союза", в котором группа их именитых соплеменников призывает "д,обровольно покинуть обжитые, привычные города и районы, отправиться на освоение просторов Восточной Сибири, Дальнего Востока, Крайнего Севера? (очередной фантасмагорический аналог реального коллективного обращения в "Правду?). Это и хроника (тоже, разумеется, измышленная) состоявшейся 8 марта на Красной площади казни через повешение восьмерых евреев. В форме газетного репортажа живописалась и отправка в тот же день со столичного Казанского вокзала "экспресса особого назначения "Москва - Биробиджан"" с первыми "д,обровольцами", следующими на Дальний Восток, в спецпоселки, подготовленные "д,ля евреев из Москвы". А перелистав несколько страниц, читатель узнавал об еще одной мнимой трагедии: 14 марта в 2-02 по Москве экспресс, так и не доехав до места назначения, в районе станции Слюдянка "с налету выскочил на отрезок пути, разрушенный гебистами, рухнул под откос и почти мгновенно сгорел, поскольку был для пущей надежности начинен в багажниках под полом вагонов канистрами с бензином". Тем временем, как далее фантазирует автор, в столице заканчивался подсчет и оформление данных по контингенту депортируемых, к которому "по состоянию на 24-00 10 марта" причислили 211 492 еврея ("включая полукровок?), что составляло ?67 856 семейств". Завершающие эпизоды ?хроники" -о смерти Сталина, последовавшей, по воле автора, в ночь на 12 марта и повлекшей срыв "операции под кодовым названием "Восток"", предусматривавшей развертывание депортации московских евреев "начиная с 5-00 14 марта"26.

Столь подробный разбор псевдоисторических россказней на первый взгляд может показаться не совсем уместным в научной статье. Однако пройдет всего полгода после издания книги Ерашова, и представленная в ней легенда о еврейской депортации станет выдаваться за некий утаиваемый властями реальный план сталинского руководства. Первым об этом широковещательно возвестил журналист 3. С. Шейнис. Двоюродный племянник известного дипломата Я. 3. Сурица, он начал работать в печати еще до войны, возглавив в обезлюдевшей после "большого террора" редакции "Труда" иностранный отдел. После войны Шейнис, работая в Берлине корреспондентом "T?gliche Rundschau? (газеты Советской военной администрации в Германии), был привлечен в 1947 году к судебной ответственности за присвоение литературного труда мало известного в

СССР немецкого писателя. Однако он быстро оправился после этого неприятного инцидента, прославившись осенью 1958 г. как один из авторов вышедшей в Госполитиздате книги "Государство Израиль, его положение и политика". Это первое советское массовое антисионистское издание было подготовлено им совместно с замминистра иностранных дел В. С. Семеновым, выступившим под псевдонимом "К. Иванов". В вышедшей потом на Западе "Книге о русском еврействе. 1917-1967" об этом агитпроповском опусе говорилось как об изобилующем "злопыхательными и невежественными извращение ями" и содержащем "тысячу вольных и невольных ошибок и явно клеветнические комментарии"27.

Возможно, дабы реабилитировать себя за столь неприглядное сотрудничество с властью (летом 1991 г. агонизировавшей), Шейнис и выступил публично в роли разоблачителя преступлений сталинизма, опубликовав 28 июня в "Вечерней Москве" очерк "Грозила депортация". В нем он поведал, что в конце июля 1953 г. Эренбург доверительно сообщил ему следующее: ".,..Приехали ко мне домой они, академик Минц, бывший генеральный директор ТАСС Маринин и еще один человек(?) <...> Они приехали с проектом письма на имя "великого и мудрого вождя товарища Сталина". В письме содержалась просьба: врачи-убийцы, эти изверги рода человеческого, разоблачены, справедлив гнев русского народа, может быть, товарищ Сталин сочтет возможным проявить милость и охранить евреев от справедливого гнева русского народа. То есть [предполагалось] под охраной выселить их на окраины государства. Авторы письма униженно соглашались с депортацией целого народа, очевидно, в надежде, что сами они не подвергнутся выселению".,

Достоверность сего свидетельства более чем сомнительна. В нем соответствует истине только то, что руководящий сотрудник "Правды" Я. С. Хавинсон-Маринин и академик-историк И. И. Минц действительно привозили Эренбургу на подпись обращение еврейской общественности, но не на имя Сталина и совсем другого содержания (без намека на депортацию). К тому же, не было никакого загадочного "еще одного человека", сопровождавшего Минца и Хавинсона. По сути, "свидетельство" Шейниса - еще один перепев рожденного в литературно-журналистских кругах предания о том, как Хавинсон и Минц вкупе с журналистом Д. И. Заславским и философом М. Б. Митиным (двое последних часто "подменяли" друг друга в разных интерпретациях слуха) собирали подписи к "еврейскому письму". Одна из вариаций этого рассказа была изложена в мемуарах писателя В. А. Каверина, который в эмоциональной художественной

манере изобразил, как один из этой ?четверки", "иуда? Хавинсон, особенно настойчиво вербовал его в подписанты. Но поскольку Каверин, утверждавший, что ознакомился с "письмом" в ЦК, существенно извратил текст реального обращения, возникает вопрос: держал ли он его в руках" Если в настоящем письме, скажем, говорится, что "г,ромадное большинство еврейского населения СССР является другом русского народа", то аналогичный пассаж в изложении Каверина мало того что имеет диаметрально противоположный смысл, но и содержит противоречащие друг другу фразы (чего не могло быть в тщательно редактировавшихся аппаратных документах): ".,..евреи, живущие в СССР, пользуются всеми правами, обеспеченными Конституцией нашей страны. Многие из них успешно работают в учреждениях, научных институтах, на фабриках и заводах. И, тем не менее, в массе они заражены духом буржуазного воинствующего национализма...". В мемуарах Каверина имеются и другие нестыковки: он подробно описывает третьестепенную для существа дела элегантную внешность Хавинсона, в мельчайших деталях воспроизводит якобы состоявшуюся между ними беседу, но при этом путается в главном, называя его ?Хавенсоном"; утверждает, что "еврейское письмо" было им внимательно прочитано дважды и тут же жалуется на память, не сохранившую его "подробностей"; датирует сбор подписей зимой 1952 г. что на самом деле происходило в конце января - начале февраля 1953 г. и т. д.28

Возвращаясь к газетному очерку Шейниса "Грозила депортация", нельзя не отметить еще одну немаловажную деталь: все фигурирующие в нем лица, кроме, естественно, автора, к моменту публикации отошли в иной мир, и читателю фактически предлагалось поверить публикатору на слово. В последующем, как мы убедимся, не только Шейнис, но и продолжатели его дела на ниве мифотворчества будут активно прибегать к свидетельствам "мертвых душ". К сожалению, подобные трюки весьма эффективно, особенно на первых порах, маскируют заведомую ложь под историческую правду, но, в конечном счете, истина берет верх, и фальсификатору воздается по заслугам. Впрочем, подобная перспектива вряд ли беспокоила почти восьмидесятилетнего Шейниса, по богатому жизненному опыту знавшего, как порой медленно крутятся жернова правды. Скорее, напротив, у него были все основания торжествовать: посредством незамысловатого подлога легко удалось внушить многим, что подготовка Сталиным депортации евреев не просто мираж запуганной интеллигенции, а реальный факт истории, подтвержденный "неопровержимыми" фактами.

Закрепляя успех, Шейнис вскоре выдал на-гора новую порцию "д,оказательств", поместив 26 сентября 1991 г. в той же газете очерк под хлестким заголовком "Провокация века? (более пригодным для квалификации самого факта этой публикации). Роль оболочки информационной бомбы сыграли фрагменты письма, полученного от бывшего сотрудника МГБ СССР П. И. Колобанова. Поскольку в этом послании в основном точно воспроизводились реальные детали следствия по "д,елу врачей", да и сам его автор не был объявлен публикатором "скоропостижно скончавшимся", можно с большой долей уверенности говорить об этом тексте как о подлинном. Тем более, что факсимильный фрагмент оригинала был воспроизведен в качестве иллюстрации. Обращение содержало резонные суждения: "Скажу сразу, что о предполагаемой депортации евреев я ничего не знал, так что подтвердить или опровергнуть написанное Шейнисом (в "Вечерней Москве" от 28 июня 1991 г. - Г. К.) не могу. Думаю только, что о таких важных вопросах государственной политики надо говорить языком документов, а не на основании частных разговоров и тем более слухов "о предстоящей расистской акции по отношению к евреям"".,

Однако, цитируя это невыгодное для себя мнение, Шейнис, думается, отнюдь не преследовал цель объективно показать пеструю палитру разнородных откликов на свою предыдущую статью. Просто сценарий, разработанный этим опытным журналистом, включал в себя использование такого классического приема, как посрамление ?Фомы неверующего". Так вот, для того чтобы "вразумить" сомневавшегося Колобанова и заодно убедить в собственной правоте всех остальных, скептически настроенных читателей, Шейнис расчетливо начинил свою "бомбу" взрывной сердцевиной - ?чрезвычайно важным свидетельством". Однако этот "г,воздь" публикации Шейниса стал, по сути, презентацией еще одного посмертного сенсационного откровения. На сей раз в качестве безгласного свидетеля публике был представлен некто Н. Н. Поляков, бывший сотрудник КГБ и ЦК ВКП(б), который "последние годы жизни <...> тяжело болел", а "перед кончиной <...> решил облегчить свою душу", в чем ему помогли "д,ва человека? (?) - "записали его показания и прислали автору..." . Это трогательное описание больше похоже на житие какого-то благородного разбойника, обретшего святость благодаря предсмертному раскаянию, чем на реальное событие. Как, впрочем, и безымянные

свидетели, внимавшие словам умиравшего, напоминают скорее бестелесных ангелов, чем обыкновенных смертных, идентифицируемых посредством конкретных имен, фамилий, адресов местожительства и т. п. Впрочем, вот сам текст "покаяния": "В конце 40-х - начале 50-х годов было принято решение о полной депортации евреев. Для руководства этой акцией была создана комиссия, подчинявшаяся только Сталину. Председателем комиссии Сталин назначил Суслова, а секретарем был я, Поляков. Для приемки депортируемых в Биробиджане (в частности) форсированно строились барачные комплексы по типу концлагерей, а соответствующие территории разбивались на закрытые секретные зоны. Одновременно составлялись по всей стране списки (отделами кадров - по месту работы, домоуправлениями - по месту жительства) всех лиц еврейской национальности, чтобы никого не пропустить. Было два вида списков - на чистокровных евреев и на полукровок. Депортация должна была осуществиться в два этапа - чистые в первую очередь, полукровки - во вторую. Операцию намечено было осуществить во вторую половину февраля 1953 года. Но вышла задержка не с концлагерями (барачное строительство не было завершено и на половину, но это не могло лимитировать акцию), а со списками требовалось больше времени; для этого Сталин установил жесткие сроки: суд над врачами 5-7 марта, казнь (на Лобном месте) 11-12 марта".,

Бросается в глаза, что это, обнародованное Шейнисом, "свидетельство" как две капли воды похоже на то, что сочинил В. Ерашов (см. выше). Тут и там одно и то же: суд над врачами, датированный, кстати, почти одним и тем же сроком (у Ерашова: 5-6 марта); казнь на Лобном месте Красной площади; "задержка? (у Ерашова - "заминка?) с оформлением бумаг на выселение, включение в контингент высылаемых "полукровок" и т. д. Впрочем, есть и некоторые отличия, причем приводящие к парадоксальному выводу: содержание "историко-фантас-тической хроники" Ерашова пронизано куда большей осведомленностью в организации реальной деятельности сталинских спецслужб, чем выдаваемое за подлинное так называемое свидетельство "сотрудника ЦК КПСС и КГБ? Полякова. Во-первых, если у Шейниса упоминаются "списки на депортацию", которые якобы по всей стране составлялись некомпетентными в этом роде деятельности отделы кадров предприятий и организаций, а также домоуправлениями (ни одного такого списка - а их количество должно бы исчисляться миллионами - так и не было найдено), то у Ерашова сказано: власти, начав выселять евреев из Москвы, поручили оформление документации силовым органам, в чью прерогативу, собственно, и входила высылка неблагонадежных граждан в административном порядке (в МГБ этим занималось 9 уп

равление). Во-вторых, у Ерашова, который старался максимально приблизить свое повествование к реалиям тогдашней жизни, депортируемые евреи должны были следовать на спецпоселения, представлявшие собой специально оборудованные в отдаленных местностях поселки (как это и было с высланными по той же схеме крымскими татарами, чеченцами, украинскими националистами и др.). У Шейниса же в качестве мест будущего обитания евреев почему-то называются "барачные комплексы по типу концлагерей", расположенные в каких-то непонятных "закрытых, секретных зонах". Столь очевидное искусственное нагнетание драматизма в "свидетельстве Полякова" было, видимо, вызвано тем, что Шейнис анонсировал его как фрагмент будущей своей книги "Годы в моральном Освенциме". К слову, от такого названия он вынужден был потом отказаться: слишком явно "торчали уши" его несоответствия содержанию книги.

Поданное Шейнисом с претензией на сенсацию "откровение? Полякова о "д,епортационной комиссии" под руководством Суслова также не выдерживает критики. Чтобы убедиться в том, что это никакая не новация, а перепев старого слуха, достаточно обратиться к изданному зимой 1991 г. НИПЦ "Мемориал" первому выпуску исторического альманаха "Звенья", точнее, к помещенному в нем фрагменту воспоминаний упомянутого Е. И. Долицкого. С этой публикацией Шейнис был, несомненно, знаком, ибо в примечаниях к ней упомянут в качестве консультанта. Так вот, никто иной как Долицкий впервые поименовал Суслова секретарем ЦК ВКП(б), отвечавшим с 1948 г. за подготовку депортации29. Именно на это, весьма сомнительное и документально не подтвержденное свидетельство, и ориентировался Шейнис, когда "производил" Суслова в председатели депортационной комиссии, которая, функционируя якобы более четырех лет, почему-то так и не оставила по себе никакой фактической памяти - ни одного собственного документа, ни даже просто упоминания в каких-либо других документах или мемуарах.

Летом 1992 г. "д,епортационная" версия Шейниса пережила второе рождение. Тогда она вновь явилась публике, на сей раз включенной в новую книжку под уже раскрученным заголовком "Провокация века". Случайно или нет, но она, выпущенная в мягкой обложке, на которой красовалось что-то наподобие шабаша оживших скелетов, была "при содействии Израильского Фонда культуры и просвещения" подготовлена все тем же "независимым издательством? ПИК, ранее выбросившего на рынок ?хронику? Ерашова. Весьма показательно, что в эту книжку, ставшую своеобразной лебединой песнью Шейниса (спустя несколько месяцев он умер), вошел в несколько препарированном виде и материал из сборника исторических анекдотов Ю. В. Борева "Стали

ниада". Изданный в 1991 г. он включал в себя различные толки, когда-либо циркулировавшие в интеллигентской среде, в том числе и такие: об издании в феврале 1953 года "миллионным тиражом" пропагандистской брошюры ?члена Президиума ЦК Дмитрия Чеснокова" под названием "Почему необходимо было выселить евреев из промышленных районов страны", распространение которой было приурочено к высылке в биробиджанскую тайгу "трех миллионов евреев" (общая численность евреев в СССР тогда не превышала 2,25 млн. - Г. К.); о том, как Маленков уговаривал Эренбурга подписать "еврейское письмо", и как Сталин, "утверждая сценарий депортации", "проговорился? Хрущеву (а тот - Эренбургу) о направленной "органам" директиве организовать во время транспортировки евреев по Транссибу - под видом "стихийных" проявлений народного гнева - нападения на эшелоны и убийства депортируемых с тем, чтобы доехать до места смогли не более половины и т. п.30 И хотя сам Борев отнес свою книгу к жанру литературно-художественно-исторической фольклористики (отсюда и ироническое название, созвучное пушкинской "Гаврилиаде?), и пафос ее зиждился не на поиске исторической истины, а на разоблачении любым способом советской системы, - почерпнутые из нее апокрифы были представлены Шейнисом как реальные факты. Вот как с подачи Борева он изобразил участие в "д,еле врачей" Чеснокова: "К началу февраля он закончил порученный (Сталиным. - Г. К.) теоретический труд, обосновывавший изгнание трех миллионов (!) евреев. Брошюра была напечатана и спрятана в одном из особо охраняемых подвалов МГБ в Москве. По указанию Сталина в день "X" ее надлежало извлечь из подземелья и как можно быстрее распространить по всей стране"31.

У Шейниса, вознамерившегося сказку-миф о депортации сделать "научно подтвержденной" былью, нашлось немало последователей -как в России, так и за рубежом. Начиная с 1993 г. потоком пошли публикации (журнальные и газетные статьи, отдельные книги, брошюры), в которых представленный журналистом "д,окументальный материал" о подготовке Сталиным депортации евреев преподносился как авторитетный и заслуживающий доверия исторический источник. Причем, это "наследие Шейниса" дополнялось одновременно такого же рода сомнительными "вновь открывшимися свидетельствами"32.

Своеобразное лидерство в оснащении своих сочинений подобными "фактами" захватил Я. Я. Этингер. Пострадав в свое время от сталинских политических репрессий (в 1951 г. получил 10 лет лагерей за антисоветскую агитацию и пропаганду) и став потом профессором истории (специалистом по новейшей истории развивающихся стран Азии и Африки), он, соединив в одном лице драматический личный опыт и профессиональные знания, казалось, способен был внести существен

ный вклад в начавшееся в годы перестройки научное восстановление исторической правды. Однако, испытывая "г,лубокую внутреннюю ненависть к коммунизму и КПСС"33, он после развала Советского Союза нашел свое призвание в пропагандистском обличении сталинизма, миссии общественно значимой и благородной, но далеко не тождественной строго научному осмыслению этого сложного и противоречивого исторического явления. И все было бы в пределах нормального сочинительства, если бы Этингер не пытался выдать свои хлесткие и эмоционально насыщенные политические памфлеты за исторические труды, и если бы он, сводя счеты с "проклятым прошлым", не использовал, подобно Шейнису, далекие от науки приемы. Правда, ничего подобного не предвещалось на начальной стадии освоения Этингером проблематики сталинского антисемитизма и "д,ела врачей". Когда, например, в 1988 г. он давал одно из первых своих интервью по истории упомянутого "д,ела? "Медицинской газете", то ни словом не обмолвился о наличии в начале 1953 г. угрозы депортации евреев, несмотря на то, что перестроечная гласность уже вовсю бичевала преступления сталинизма34. И хотя еще существовала цензура, и некоторые язвы советского прошлого вскрывать запрещалось, тем не менее, процесс спонтанной либерализации в стране был столь стремительным, что рамки дозволенного расширялись тогда буквально на глазах. Уже в следующем году были подготовлены к изданию, а в 1990-м вышли упоминавшиеся воспоминания В. А. Каверина, в которых о гипотетической сталинской депортации евреев было сказано достаточно прямо и определенно. Между тем, в появившейся в том же году г. в журнале "Наука и жизнь" статье "Дело врачей" и судьба? Этингер продолжал хранить молчание по поводу депортации, отваживаясь разве что на предположение: "не должен ли был задуманный процесс над врачами стать прологом новой гигантской чистки в высших эшелонах партийно-государственного и военного руководства?? При этом многие во весь голос отвечали на этот вопрос утвердительно. Мало что изменилось и тогда, когда, покинув в 1989 г. Институт мировой экономики и международных отношений АН СССР и уйдя на пенсию, Этингер вошел в руководство новообразованного правозащитного общества "Мемориал" (кстати, вместе с упомянутым решительным обличителем сталинизма Антоновым-Овсеенко) и целиком погрузился в общественную деятельность. Даже публикуя в начале 1991 г. в историческом альманахе этого общества "Звенья" очерк по "д,елу врачей", Этингер не присоединился к хору сторонников депортационной версии, хотя в том же выпуске альманаха был помещен обосновывавший ее материал А. Вайсберга ("Воспоминания Е. И. Долицкого"). Продолжая занимать межеумочную позицию, Этингер, впервые, очень осторожно коснувшись тогда гипотезы о

подготовке выселения евреев, ничего определенного не сказал, сославшись на то, что "истинный смысл" событий начала 1953 года прояснится только после открытия секретных архивов35.

Однако после краха коммунистического режима, когда его задним числом не ругал разве только ленивый, позиция Этингера претерпела неожиданную существенную метаморфозу. Произошло это в начале 1993 г. когда одновременно в парижской "Русской мысли" и московской "Еврейской газете" появилась его большая статья "К сорокалетию "дела врачей"", в которой он, видимо, не удовлетворенный результатами рассекречивания закрытых архивов прежней власти, сделал "серьезный вывод", на который прежде не решался: ".,..упорные слухи, что после процесса над врачами и их публичной казни в крупнейших городах страны, начнется депортация евреев в отдаленные районы Дальнего Востока <...> как теперь выяснилось, были обоснованы".,

Тут же приводился целый набор "д,оказательств". И хотя почти все они как будто слово в слово были списаны с книг Антонова-Овсеенко, Ерашова, Шейниса и Борева, эти авторы упомянуты не были. Вместо них были названы новые "источники", главным из которых стал скончавшийся в 1975 г. Н. А. Булганин. Якобы еще в 1970 г. тот в частной беседе поведал Этингеру о запланированных Сталиным публичных казнях (через повешение) "врачей-отравителей" и которые должны были состояться "при огромном стечении населения на больших площадях в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Свердловске и ряде других крупнейших городов страны", о крушениях составов с евреями, депортируемыми по Транссибу, кстати, единственной и потому имеющей стратегическое значение железнодорожной коммуникации, связывающей европейский центр страны с ее восточными регионами. Повторялся и застарелый слух, приписывавший "профессору-философу" Чеснокову авторство книги, оправдывавшей депортацию евреев. Но при этом Этингер сослался на уже покойного журналиста Э. Генри. По сути, эти "новые свидетельства" ничего нового не содержали, настораживало, однако, то, что полученные вроде бы давным-давно, они могли бы быть преданы гласности значительно раньше , причем в соответствующей научной публикации форме, но почему-то этого не произошло.

Кроме того, в статье "К сорокалетию "дела врачей"" без ссылок на источники пересказывалась не раз прежде публиковавшаяся другими авторами легенда о составлении "несколькими евреями - сталинскими прислужниками" письма, призывавшего советское руководство "спасти" евреев от "народного гнева", депортировав в Сибирь, где "г,отовились новые лагеря, строились тысячи бараков". Единственной свежей струей в публикации стала информация о том, что "сейчас стало известно, что Маленковым и Сусловым были направлены инструктирующие письма в аппарат ЦК, где оба требовали вынесения врачам смертного приговора и вообще провести "определенные антиеврейские акции""36. Однако на поверку вышло, что, объявив о существовании столь важных документов ЦК, Этингер явно погорячился, оказавшись не в состоянии их представить.

Поскольку Этингер был профессиональным историком, все поведанное им о депортации было воспринято и отечественными, и иностранными учеными как заслуживавшая доверия точка зрения авторитетного специалиста. Этому способствовало и активное его участие в различных международных научных конференциях, чьи материалы широко публиковались и распространялись в мире37.

В начале 1999 г. через нью-йоркскую русскоязычную газету "Еврейский мир"Этингер (какое-то время он проживал в США) объявил об обретении им "важного документа? - ключевого доказательства достоверности версии о депортации. Правда, поясняя, как это произошло, он поведал странную историю о том, как от одной незнакомой, "плохо одетой" и производившей ?жалкое впечатление" женщины он получил "пожелтевший от времени машинописный экземпляр письма, озаглавленного "Ко всем евреям Советского Союза". Не сомневаясь в том это "уникальный исторический документ, призыв - обращение к депортации евреев в отдаленные районы страны", Этингер попросил у таинственной посетительницы разрешения скопировать его. Но та, ответив решительным отказом, разрешила только переписать текст в ее присутствии, "после чего исчезла навсегда". В России это, обретенное столь чудесным образом, "историческое послание" впервые было напечатано ("в сокращении") через два года в "Известиях"38. Полный текст "письма? Этингер включил в свои вышедшие вскоре (в 2001 г.) мемуары. Даже поверхностное знакомство с этим "д,окументом" не оставляет сомнений в том, что это примитивно сработанный фальсификат Сразу бросается в глаза его подозрительная краткость, корявый, "не отшлифованный" стиль, совсем не характерный для подлинных документов ЦК КПСС, всегда тщательно составлявшихся и редактировавшихся. Но самое главное, сравнительный анализ выявил очевид

ную фиктивность того, что выдавалось Этингером за подлинное "еврейское послание 1953 года": в нем обнаружились явные текстуальные заимствования из "Обращением к евреям - гражданам Советского Союза", сочиненного Ерашовым для упомянутой "историко-фантас-тической хроники". Чтобы наглядно убедится в этом, достаточно прибегнуть к сопоставлению соответствующих текстов39:

У Этингера: У Ерашова:

Дорогие братья и сестры, евреи и еврейки! Мы, работники науки и техники, деятели литературы и искусства - евреи по национальности - в этот тяжкий период нашей жизни обращаемся к вам. <...> Дорогие братья и сестры, еврейские мужчины и женщины, еврейская молодежь! К вам обращаемся мы... работники промышленности и сельского хозяйства, военачальники, деятели науки и техники, литературы и искусства, - в трудные эти дни держим слово к вам <...>

<...> Зловещая тень убийц в белых халатах легла на все еврейское население СССР. Каждый советский человек не может не испытывать гнева и возмущения <...> Позор обрушился на голову еврейского населения Советского Союза. Среди великого русского народа преступные действия банды убийц и шпионов вызвали особое негодование. Ведь именно русские люди спасли евреев от полного уничтожения немецко-фашистскими захватчиками <...> <...> Зловещая тень подлых убийц и шпионов легла на весь еврейский народ, вызывая справедливый гнев и возмущение каждого советского человека. Да, невозможно отрицать: все мы косвенно опозорили себя <...> Мы никогда не забудем беспримерного подвига великого русского народа... Для нас, евреев, этот подвиг имеет особое значение, ибо именно русские люди... спасли евреев от полного физического истребления гитлеровскими захватчиками. <...>

<...> Только самоотверженный труд там, куда направят нас партия и правительство, великий вождь советского народа И. В. Сталин позволит смыть это позорное и тяжкое пятно <...> <...> Только самоотверженный труд там, куда пошлют нас партия, правительство, родной и любимый товарищ И. В. Сталин, позволит нам вновь ощутить себя... полноценными честными гражданами Великой Родины.

<...> Лишь честным и самоотверженным трудом евреи смогут доказать свою преданность Родине, великому и любимому товарищу Сталину<...> <...> Лишь честным, самоотверженным трудом каждый советский еврей может доказать свою преданность Родине, великому и любимому товарищу И. В. Сталину <...>

Но "еврейское письмо" собственного изготовления это только остров в раскинувшемся в мемуарах Этингера море манипуляций фактами, разнообразных ошибок и просто ляпсусов. Перечислить их полностью в рамках статьи невозможно, да и нет в этом особой необходимости. Однако без воспроизведения наиболее характерных из них, думается, не обойтись.

Так вот, со ссылкой на свидетельство Булганина, как на дрожжах разросшегося с десяти строчек текста с момента первой апелляции к нему Этингера в 1993 г. до нескольких страниц в 2001 г. утверждается, что "на совещании в начале декабря 1952 г. Сталин прямо сказал, что "каждый еврей в Советском Союзе - это националист, агент американской разведки. Еврейские националисты - а все они националисты - думают, что еврейскую нацию облагодетельствовали США. Вот почему они считают своим долгом помогать американским империалистам"". Далее, уже от себя, Этингер дополняет: "Спустя много лет "Независимая газета" 29 сентября 1999 г. опубликовала выдержки из дневника сталинского министра В. А. Малышева, который после совещания у Сталина 1 декабря 1952 года записал примерно те же слова. Очевидно, речь шла об одном и том же заседании, на котором присутствовали и Н. А. Булганин и В. А. Малышев"40.

Да, 1 декабря 1952 г. в Кремле состоялось, но, уточним, не совещание, а расширенное заседание Президиума ЦК КПСС, на котором действительно присутствовал Малышев, правда, не "сталинский министр", а заместитель председателя Совета министров СССР. Установить, принимал ли участие в заседании Булганин, не представляется возможным - официальных протоколов в архивах не обнаружено. О заседании том, собственно, и стало известно только благодаря дневниковой записи Малышева, в которой наряду с прочим были зафиксированы следующие высказывания Сталина по "еврейскому вопросу": "Любой еврей-националист - это агент американской разведки. Евреи-националисты считают, что их нацию спасли США (там можно стать богачом, буржуа и т. д.). Они считают себя обязанными американцам. Среди врачей много евреев-националистов"41.

Спрашивается, чему верить" Дневниковой записи Малышева, подлинность которой не вызывает сомнения, или очередной порции воспоминаний Этингера о беседах с Булганиным, которая странным образом доводится до сведения читателей в виде вариации уже опубликованного и известного" Хотя ответ тут очевиден, все же продолжим сравнительный текстуальный анализ. После сопоставления того, что реально сказал 1 декабря 1952 г. Сталин (и следом записал Малышев), с тем, что опубликовал со ссылкой на Булганина Этингер,

становится очевидным, что, хотя на первый взгляд эти тексты почти одинаковы, они диаметрально противоположны по смыслу. Ясно, что говоря об агентах американской разведки, Сталин имел в виду, конечно, не поголовно всех советских евреев, а только "евреев-националистов". Вот почему подлинное, но противоречившее концепции о тотальной депортации евреев свидетельство Малышева не было воспроизведено в мемуарах Этингера, а взамен там оказался ловко смонтированный и вложенный в уста Булганина парафраз.

Впрочем, в некоторых случаях Этингеру и не надо было прибегать к подобным приемам. Достаточно было просто процитировать уже введенное в научный оборот сомнительное по происхождению, но зато "подходящее" по содержанию "историческое свидетельство". Именно таковым оказался фрагмент из мемуаров А. И. Микояна, в котором тот, вспоминая о разговоре с Л. М. Кагановичем, сетовавшим на задание Сталина организовать подготовку "еврейского письма? (что действительно имело место!), резюмировал этот сюжет явно выбивавшейся из контекста и как будто специально досочиненной задним числом фразой: "Это было за месяц или полтора до смерти Сталина - готовилось "добровольно-принудительное" выселение евреев из Москвы"42.

Интуиция в данном случае не подвела автора. В августе 2003 г. к нему по электронной почте обратился живший в Германии историк С. А. Мадиевский (1931-2007), сообщивший о состоявшемся по телефону разговоре между ним и С. А. Микояном, выпустившим в 1999 году книгу воспоминаний А. И. Микояна43. В качестве пояснения Серго Микоян тогда заявил Мадиевскому, что "в сохранившихся диктовках его отца этой фразы (о "добровольно-принудительном" выселении евреев из Москвы. - Г. К.) нет, и он вписал ее, потому что отец ему о такой акции говорил". Соответствует ли действительности это заверение - остается только догадываться. Точнее, сомневаться, поскольку на вопрос Мадиевского, от кого А. И. Микоян, не общавшийся со Сталиным с конца 1952 г. мог узнать о предстоявшей "акции", Серго Микоян не ответил. Более того, для него стало откровением, что в воспоминаниях тех, кто, напротив, встречался с вождем вплоть до его последних дней - Хрущева, Шепилова и др. - нет даже намека на возможность депортации евреев. Прощаясь, С. Микоян пообещал представить соответствующее разъяснение, чего, к сожалению, так и не исполнил44.

Когда осенью 2002 г. пишущий эти строки опубликовал в журнале российской еврейской общины "Лехаим" результаты своего анализа мифотворчества Этингера45, тот, не признавая выдвинутых против

него обвинений, ответил тем, что обнародовал новые "д,оказательства" своей правоты. Парируя упрек в голословности утверждения о "формировании в начале 1953 г. железнодорожных эшелонов для депортации евреев", он пытался оправдаться тем, что соответствующие документы МПС были позже уничтожены, что якобы подтверждается "свидетельством" сына Ерашова. Однако оказалось, что тот, кто был назван сыном умершего в 1999 г. прозаика, таковым не являлся. На самом деле то был его пасынок, некто В. А. Либерман. Когда-то тот возглавлял московское бюро международной правозащитной организации "Объединение комитетов в защиту евреев в бывшем Советском Союзе? (UCSJ), но уже давно там не работал. И хотя потом он подтвердил сказанное им ранее Этингеру, вместе с тем, так и не смог вспомнить, когда и от кого узнал об уничтожении выше упомянутых документов МПС, притом, что сам, как оказалось, никакого отношения к ним не имел46.

Между тем, в феврале 2007 г. автору позвонила живущая ныне в Бостоне (США) В. Я. Темкина, дочь арестованного в конце 1952 г. "кремлевского врача? Я. С. Темкина, которая сообщила, что она сама и ее муж неоднократно слышали от их родственника, руководившего управлением движения МПС СССР, что в феврале-марте 1953 г. в Московском железнодорожном узле никакой концентрации подвижного состава не отмечалось.

От первого лица

Когда в конце 1980-х - начале 1990-х гг. я, делая первые шаги в изучении прошлого советского еврейства, профессионально погрузился в фонтанировавший тогда поток информации о преступлениях Сталина и из этих обличений узнал о его тайном плане "окончательного решения еврейского вопроса" посредством депортации, то не сомневался в его достоверности. Этому во многом способствовал царивший в то время в обществе антисоветский идейно-политический настрой. Однако первые ростки скепсиса по поводу реальности этого "плана" появились уже в 1993-м, после публикации в "Литературной газете" интервью с тогдашним руководителем Государственной архивной службы России Р. Г. Пихоя, которого со ссылкой на "свидетельство Н. А. Булганина? (только что "вброшенное" в исторический дискурс Этингером) спросили: правда ли, что Сталин принял перед смертью решение о массовой депортации евреев, и к Москве "уже начали подгонять десятки железнодорожных эшелонов"". На что

последовал краткий, но достаточно определенный ответ: "Таких документов я не видел"47.

Разумеется, отсутствие документов о каком-либо событии не всегда означает, что таковое вообще не происходило. И потому в своей книге 1994 г. "В плену у красного фараона? я смог выразить лишь надежду на то, что загадка депортации когда-нибудь будет раскрыта48. В чем-то такая позиция, быть может, была чрезмерно осторожной и даже перестраховочной. Ведь в том же году, за несколько месяцев до выхода упомянутой книги, была опубликована документальная повесть А. М. Борщаговского "Обвиняется кровь". В ней известный писатель, кстати, объявленный в 1949 г. одним из предводителей "банды безродных космополитов" и на себе познавший, что такое сталинский антисемитизм на практике, вполне определенно отрицал возможность осуществления Сталиным депортации: ".,..ничем не ограниченный диктатор самой могущественной военной державы, не в силах, однако, осуществить депортацию (здесь и далее разрядка Борщаговского. - Г. К.) евреев, выдворить, вытолкать их... Ссылка, депортация евреев страны... мифологический, близкий к фантастике образ вожделений и тайных замыслов Сталина дополнительный мотив ненависти из-за сознания невыполнимости его мечты"49. Более того, не поддавшись провокационной магии расплодившихся к тому времени фальшивок, Борщаговский совершенно точно передал основное содержание реального "еврейского письма" в "Правду? (хотя никогда его не видел, считая несохранившимся), а также очень убедительно предположил, что никто иной как сам Сталин незадолго до смерти отверг затею с ним50. Однако это правильное, как подтвердилось, суждение было результатом интуитивно-психологического осмысления проблемы, своего рода художественного прозрения, что, как известно, не равнозначно научному анализу фактов. И потому в 1994 году еще не было полной уверенности в корректности этой зиждившейся на интуитивной прозорливости точки зрения.

Момент истины наступил в начале 1997 г. когда после обнаружения в Архиве Президента Российской Федерации одного из вариантов подлинного обращения представителей еврейской общественности в редакцию "Правды", оно было опубликовано в журнале "Источник?51. Благодаря рассекречиванию этого важного документа сомнения исчезли, и возникло убеждение в том, что выселение советским евреям не грозило. Однако "твердые" сторонники депортационной версии, наоборот, отнеслись к той публикации чрезвычайно болезненно, восприняв ее как нечто опасное, разрушавшее их представления о сталинском прошлом. Особенно

эмоциональной была реакция литературоведа и специалиста по творчеству И. Г. Эренбурга Б. Я. Фрезинского, опубликовавшего объемную статью под красноречивым заголовком "Не подставляйте уши - лапша из "Источника"?52. Объективности ради надо отметить, что с тех пор Фрезинский несколько изменил свое отношение к тому документу. Во всяком случае, он больше не считает его фальшивкой, "сфабрикованной госбезопасностью", дабы скрыть подготовку депортации евреев, хотя, как и прежде уверен, что Сталин ее все же "замышлял"53. Впрочем, в этом Фрезинский не оригинален, повторяя не поддающееся проверке казуистическое утверждение известного журналиста А. И. Ваксберга, который под напором неопровержимых фактов также ревизовал свою старую мифологему о еврейской депортации (появилась в печати в том же 1993 г. что и изложенная версия Этингера, совпадая с ней во всех деталях описания54). Вынужденно признавая ныне, что "г,отового к реализации проекта" этой акции не существовало, Ваксберг, тем не менее, утверждает, что она присутствовала в мозгу у Сталина в виде некоего "замысла?55. По сути, Ваксберг продолжает хранить верность легенде о депортации, что наглядно проявилось в снятом (по его сценарию) в 2003 г. документальном фильме-исследовании "Реприза", полном различных фальсификаций .

Второй прорыв сквозь завалы мифологем о депортации произошел в мае 1997 г. на международной конференции в католическом университете Айхштетта (Германия). Предпринятое мною на этом научном форуме развенчание устоявшейся легенды вызвало оживленную дискуссию. Возникшая полемика была столь отстрой и бескомпромиссной, что, несмотря на сугубо научный характер этой конференции, ей уделили внимание ведущие немецкие газеты56. Благодаря такой авторитетной "р,екламе" материалы конференции57 оказались в центре внимания научной общественности Германии, прежде всего того ее сегмента, который так или иначе связан с еврейской общиной в этой стране. Несомненно, под влиянием этих материалов известный немецкий литератор и общественный деятель Арно Люстигер (почетный председатель Сионистской организации Германии, бывший узник Освенцима и Бухенвальда) включил в опубликованную им в 1998 г. "Красную книгу: Сталин и евреи" следующее важное сужде

ние: "Поскольку до сих пор не существует никаких документальных доказательств планирования массовой депортации советских евреев, которая согласно многим высказываниям предстояла в начале 1953 г. подобные утверждения впредь до того, как будет доказано обратное, должны рассматриваться как слухи или легенды". А недавно этот авторитетный автор в интервью польской газете ?Rzecz Pospolita" отметил несостоятельность тезиса о том, что политика Сталина в отношении евреев - не доведенный до конца Холокост58.

Самое главное, что под влиянием развернувшейся на конференции дискуссии скорректировали свою позицию даже те, кто раньше безоговорочно поддерживал точку зрения Я. Я. Этингера и его единомышленников. В число таковых входил, собственно, и устроитель конференции в Айхштетте немецкий политолог и историк Л. Люкс. Если раньше он, ссылаясь без тени сомнения на введенные Этинге-ром "д,оказательства", утверждал, что советским вариантом решения "еврейского вопроса" должна была стать подготовленная Сталиным депортация, то в статье 1999 г. вынужден был о том же самом говорить всего лишь как об одной из дискуссионных версий развития событий. Впрочем, на большее Люкс не решился, продолжая, как и прежде, механически уподоблять Сталина Гитлеру и туманно рассуждать о том, что оба тоталитарных диктатора считали своих соратников неспособными реализовать ими задуманное, и потому, уходя с политической сцены, должны были и действовать одинаково. При этом он давал понять, что проживи советский вождь несколько дольше, он непременно повторил бы Холокост, учиненный в свое время его германским "коллегой". Понимая, впрочем, что подобные гипотетические спекуляции ничего не стоят без конкретных доказательств, Люкс вынужден был уповать на то, что они будут обнаружены когда-нибудь в будущем, чего, как известно, так и не произошло59.

По крайней мере, от части прежних заблуждений избавился упоминавшийся американский биограф И. Эренбурга Рубенстайн. В предисловии к переизданному в США на английском языке сборнике документов "Неправедный суд, последний сталинский расстрел..." он, отходя от прежней непоколебимой уверенности в том, что только смерть Сталина предотвратила полностью подготовленное выселение евреев, употребил более осторожные формулировки в том смысле, что в начале 1953 г. все оставалось неопределенным, хотя многое указывало на то, что диктатор планировал эту акцию, и что он колебался60. Примерно такую же неопределенную позицию заняли и авторы вышедшей сначала во Франции, а потом и в России "Черной книги коммунизма", в которой превалирует разоблачитель

ный пафос, не всегда, как известно, находящийся в ладах с правдой истории. Понимая абсурдность приписывания Сталину намерений, не подкрепленных бесспорными доказательствами, они вместе с тем явно не готовы и откреститься от старой и привычной депортацион-ной версии. Отсюда и столь расплывчатый и межеумочный вывод: "В настоящее время в связи с труднодоступностью Архива Президента Российской Федерации, где хранятся самые секретные и, видимо, самые "неудобные" (для кого" - Г. К.) сведения, нет возможности доподлинно установить существовал ли план массовой высылки евреев в начале 1953 года?61.

Иную позицию - активную и деятельную, занял уже упоминавшийся историк Мадиевский. Выходец из бывшего СССР, он первоначально примыкал к сторонникам депортационной версии. Однако после Айхштеттской конференции решился на самостоятельное расследование по существу возникшей на ней полемики. Для этого он провел детальные интервью с основными участниками той дискуссии, а потом, научно систематизировав аргументационно-источнико-вую базу каждого из них, подготовил и широко распубликовал (более чем в двадцати печатных изданиях Европы, США, Израиля и России) пространную информационно-аналитическую статью. И хотя этому педантичному и очень осторожному в оценках ученому так и не удалось прийти к однозначному выводу в пользу той или иной стороны, тем не менее, он вынужден был констатировать, что все контрдоводы, выдвинутые после конференции сторонниками депортационной версии, оказались научно не состоятельными62.

Еще более категорично - полностью отрицая подготовку депортации - обозначили в конце 1990-х - начале 2000-х гг. свое отношение к легенде Солженицын и бывший советский диссидент Ж. А. Медведев63. То же самое можно сказать и о многих других, менее известных непрофессиональных историках, в том числе не проживающих в России, таких как В. Балан, И. Кременецкий, В. Люлечник (США), И. Коршевер (Израиль) и др.64. Скептическое отношение к мифу о депортации выразил и руководитель российского научно-просветительского центра ?Холокост" И. А. Альтман65. Даже такие, непреклонные в недавнем прошлом единомышленники Я. Я. Этингера, как известные в Израиле ученый Л. Ды-мерская-Цигельман и непрофессиональный историк Ф. Лясс66 не так давно пришли к выводу, что "р,яд факторов, исключающих возможность открытой этнической экзекуции, какой не могла не стать массовая депортация евреев, делают ее маловероятной (разбивка в тексте. - Г. К.)?67.

Подводя итог, приходишь к выводу, что все так называемые конкретные доказательства ("свидетельства? Н. Н. Полякова, Н. А. Булга-нина, "еврейское письмо" с просьбой к властям о переселении и пр.), на которых зиждилась депортационная версия, либо сфальсифицированы, либо носят сомнительный характер. В активе сторонников этой версии ныне остается разве что разнородная масса противоречивых и эмоциональных слухов, которые не поддаются верификации. Однако эти слухи свидетельствуют лишь о том, что в послевоенном СССР под воздействием официального антисемитизма в еврейской среде возникали депортационные фобии, причем по мере усиления гонений эти они приобретали почти апокалиптический накал. Утверждать, что подобные слухи могут служить фактическим подтверждением конкретной подготовки Сталина депортации не позволяют не только принципы научно-исторического исследования, но и просто здравый смысл. Ибо все разговоры о том, что готовилась средневековая по жестокости казнь арестованных евреев на Красной площади, огромными тиражами печаталась пропагандистская литература, обосновывающая необходимость депортации, составлялись списки на выселение, происходила концентрация подвижного состава, предназначенного для транспортировки евреев в Сибирь, где для них возводились бараки и целые концлагеря, и т. п. - все это не более, чем домыслы, хотя они и были растиражированы падкой на историческую сенсацию печатью.

Ясно, что родившись на рубеже 1940-1950-х гг. легенда о депортации дожила до наших дней, и поныне принимаясь немалым количеством людей за чистую монету, не только потому, что была спровоцирована глубоко поразившим национальную ментальность постхоло-костным синдромом, но и потому, что после смерти Сталина она стала широко использоваться в межблоковой психологической войне, в том числе и в инициированном в 1970-е гг. сионистском пропагандистском проекте "большой алии" (еврейской эмиграции) из СССР.

К счастью, исторические заблуждения - вольные или невольные -не могут длиться вечно. Взбаламученная социальными катаклизмами река новейшей отечественной истории постепенно входит в нормальное научное русло. Поток знаний о прошлом уже перестает вспениваться от сенсаций и громких разоблачений, приобретая аналитическую размеренность и фактологическую прозрачность. Благодаря научной дискуссии последнего десятилетия миф о депортации, хотя еще и не полностью развеян, тем не менее, сильно поколеблен. Для многих ее участников становится все более очевидным, что нелепые выдумки о несостоявшемся "втором Холокосте" дискредитируют реальные страдания еврейского народа, которые тому пришлось претерпеть в

XX веке, только девальвируют трагедию настоящего Холокоста. Современные спекуляции на генетических страхах евреев серьезно осложняют налаживание их нормальной общинной жизни в России.

Впрочем, многое позволяет смотреть в будущее с оптимизмом. Если в недавнем прошлом практически во всех энциклопедиях подготовка Сталиным депортации подавалась как реальный факт, то теперь такого единодушия не существует. Скажем, в сверхпопулярной сетевой "свободной энциклопедии" "Википедия" в статье "д,ело врачей" на равных изложены точки зрения как сторонников, так и противников легенды. А в не так давно изданной Ассоциацией народных университетов еврейской культуры "Истории еврейского народа в контексте мировой истории. События, имена, культурные достижения" вообще отсутствует какое-либо упоминание о так называемой депортации68.

Все это позволяет надеяться на то, что в данном конкретном случае полное торжество исторической правды уже не за горами.

***

ДОКУМЕНТЫ

Проект обращения еврейской общественности в "Правду?

(1-я редакция)

29 января 1953 г.

Товарищу МАЛЕНКОВУ Г. М.

Представляю Вам отредактированный текст письма в редакцию газеты "Правда".,

Н. Михайлов

Д. Шепилов

29 января 1953 г.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ "ПРАВДЫ?

Разоблачение шпионской банды врачей-убийц М. Вовси, В. Виноградова, М. Когана, П. Егорова, А. Фельдмана, Я. Этингера, А. Грин-штейна, Г. Майорова раскрыло перед советским народом, перед всеми честными людьми мира чудовищное преступление этих врагов, действовавших под маской "ученых".,

Продавшиеся американо-английским поджигателям войны, эти выродки ставили перед собой цель путем вредительского лечения 364

сокращать жизнь активным деятелям Советского Союза. Врачи-преступники лишили жизни выдающихся деятелей Советского государства А. А. Жданова и А. С. Щербакова. Террористическая шпионская шайка под видом лечения пыталась вывести из строя руководящие военные кадры Советской Армии, рассчитывая таким путем подорвать оборону страны.

Вместе со всем советским народом, со всеми передовыми людьми мира мы клеймим позором эту клику убийц, этих извергов рода человеческого.

Большинство из разоблаченных преступников - еврейские буржуазные националисты, завербованные международной сионистской организацией "Джойнт" - филиалом американской разведки, Не случайно англо-американские империалисты ухватились за еврейских буржуазных националистов-сионистов. Еврейские миллиардеры и миллионеры в США давно уже поставили созданную ими сеть сионистских буржуазно-националистических организаций на службу самым реакционным силам американского империализма, превратили сионистские организации в центры международного шпионажа и диверсий.

Пытаясь ввести в заблуждение общественное мнение, прикрывая свою шпионскую роль, главари сионизма изображают империалистическую Америку "д,ругом" евреев. Но кто же не знает, что в действительности США является каторгой для еврейских трудящихся, угнетаемых самой жестокой машиной капиталистической эксплуатации. Кто не знает, что именно в этой стране процветает самый разнузданный расизм и в том числе антисемитизм. Восхваляя своих американских хозяев, сионисты на деле с головой выдают трудящихся евреев американскому капиталу.

У главарей сионизма нет иных целей, кроме целей, продиктованных агрессивных американским империализмом. Эти главари сионизма превратили государство Израиль в плацдарм американских агрессоров и навязали израильским трудящимся двойной гнет - американского и еврейского капитала. По заданию американской и английской разведок сионисты создают террористические диверсионные группы в Советском Союзе и в странах народной демократии. Используя сионистов, американские империалисты пытались уничтожить завоевания народно-демократической Чехословакии.

Весь мир знает, что народы Советского Союза и прежде всего великий русский народ своей самоотверженной героической борьбой спасли человечество от ига гитлеризма, а евреев - от полной гибели и уничтожения. В наши дни, когда англо-американские империалис

ты пытаются ввергнуть мир в новую войну, когда великое движение за мир против войны охватывает все народы и все нации, советский народ идет в первых рядах борцов за мир, твердо отстаивая дело мира в интересах всего человечества.

Впервые в истории в Советском Союзе создали такой строй, который не знает национального гнета, основан на подлинном братстве народов, больших и малых. Вместо национальной ненависти и былой вражды между народами у нас в стране полностью восторжествовала справедливость и искренняя дружба между народами. Впервые в истории трудящиеся евреи обрели свободную, радостную жизнь, возможность безграничного развития в любой области труда и творчества.

Только буржуазно-националистические отщепенцы и выродки, только люди без чести и совести, продавшие свою душу и тело империалистам, стремятся сорвать великие завоевания народов, освободившихся от национального гнета.

Вместе с тем нельзя не отметить, что среди некоторых элементов еврейского населения нашей страны еще не изжиты буржуазно-националистические настроения. Еврейские буржуазные националисты-сионисты, являясь агентами англо-американского империализма, всячески разжигают эти настроения. Они пытаются всеми мерами подогревать и раздувать среди советских граждан еврейского происхождения чувство национальной обособленности, пытаются породить национальную вражду к русскому народу и другим народам Советского Союза. Они стремятся подавить у евреев сознание высокого общественного долга советских граждан, хотят превратить обманутых ими евреев в шпионов и врагов русского народа и тем самым создать почву для оживления антисемитизма, этого страшного пережитка прошлого. Но русский народ понимает, что громадное большинство еврейского населения является другом русского народа. Никакими ухищрениями врагам не удастся подорвать доверие советских евреев к русскому народу, не удастся рассорить их с великим русским народом.

Каждый честный трудящийся еврей должен активно бороться против еврейских буржуазных националистов, этих отъявленных врагов еврейских тружеников. Нельзя быть патриотом своей Советской Родины и бойцом за свободу национальностей не ведя самой непримиримой борьбы против всех форм и проявлений еврейского национализма. Повысить бдительность, разгромить и до конца выкорчевать буржуазный национализм - таков долг трудящихся евреев - советских патриотов, сторонников свободы народов.

Группа врачей-убийц разоблачена. Сорвана еще одна из коварных ставок англо-американского империализма и его сионистской агентуры. Как все советские люди мы требуем самого беспощадного наказания преступников. Мы уверены в том, что это требование выражает мысли и чувства всех трудящихся евреев и будет единодушно поддержано ими.

Будем же и впредь вместе со всем советским народом с еще большей энергией и самоотверженностью укреплять нашу Советскую Родину, бороться за дружбу народов, за мир во всем мире против поджигателей войны.

ДРАГУНСКИЙ Д. А. полковник дважды Герой Советского Союза; КРЕЙЗЕР Я. Г. генерал-полковник, Герой Советского Союза; ХАРИТОНСКИЙ Д. Л. сталевар завода "Серп и молот"; КАГАНОВИЧ Л. М. Герой Социалистического Труда, Депутат Верховного Совета СССР; БРИКСКМАН М. Н. председатель колхоза имени Ворошилова Кунцевского района Московской области; ВОЛЬФКОВИЧ С. И. академик, лауреат Сталинской премии; РЕЙЗЕН М. О. Народный артист СССР, лауреат Сталинской премии; ВАННИКОВ Б. Л. член ЦК КПСС, дважды Герой Социалистического Труда; ЭРЕНБУРГ И. Г. лауреат международной Сталинской премии "За укрепление мира между народами"; ЛИПШИЦ М. Я. заслуженный врач РСФСР; ЛАНДАУ Л. Д. академик, лауреат Сталинской премии; МАРШАК С. Я. писатель, лауреат Сталинской премии; РОММ М. И. кинорежиссер, Народный артист СССР, лауреат Сталинской премии; МИНЦ И. И. академик, лауреат Сталинской премии; РАЙЗЕР Д. Я. министр строительства предприятий тяжелой индустрии СССР; ЛАВОЧКИН С. А. конструктор, Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии; ЦЫРЛИН А. Д. генерал-полковник инженерных войск; ЧУРЛИОНСКАЯ О. А. врач; ДУНАЕВСКИЙ И. И. композитор, Народный артист РСФСР лауреат Сталинской премии; РАЙХИН Д. Я. преподаватель школы - 19 г. Москвы; ЛАНДСБЕРГ Г. С, академик, лауреат Сталинской премии; ФАЙЕР Ю. Ф. дирижер, Народный артист СССР, лауреат Сталинской премии; ГРОССМАН В. С, писатель; ГУРЕВИЧ М. И. конструктор, лауреат Сталинской премии; КРЕМЕР С. Д. генерал-майор танковых войск, Герой Советского Союза; АЛИГЕР М. И. писательница, лауреат Сталинской премии; ТРАХТЕНБЕРГ И. А. академик; НОСОВСКИЙ Н. Э. директор Коломенского завода тяжелого станкостроения; ОЙСТРАХ Д. Ф. заслуженный деятель

искусств РСФСР, лауреат Сталинской премии; КАГАНОВИЧ Мария, председатель ЦК союза рабочих швейной и трикотажной промышленности; ВУЛ Б. М. член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ЛИВШИЦ С. В. начальник цеха завода "Красный пролетарий", лауреат Сталинской премии; ПРУДКИН М. И. Народный артист РСФСР, лауреат Сталинской премии; СМИТ-ФАЛЬКНЕР М. Н. член-корреспондент Академии наук СССР; ЛАНЦМАН И. М. инженер, начальник цеха завода "Машиностроитель"; ГИЛЕЛЬС Э. Г. заслуженный деятель искусств РСФСР, лауреат Сталинской премии; РОЗЕНТАЛЬ М. М. профессор, доктор философских наук; БЛАНТЕР М. И. композитор, лауреат Сталинской премии; ТАЛМУД Д. Л. член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ЯМПОЛЬСКИЙ А. И. рабочий вагоноремонтного завода им. Войтовича; РУБИНШТЕЙН М. И. доктор экономических наук; РОГИНСКИЙ С. 3. член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; КАССИЛЬ Л. А. писатель, лауреат Сталинской премии; МЕЙТУС Ю. С, композитор, лауреат Сталинской премии; ХАВИНСОН Я. С, журналист; ЛЕЙДЕР А. Г. инженер, начальник конструкторского бюро по механизации 1-го Господ-шипникового завода; ЧИЖИКОВ Д. М. член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ВЕЙЦ В. И. член корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ФИХТЕНГОЛЬЦ М. И. лауреат Всесоюзных и Международного конкурсов музыкантов - исполнителей; КОЛТУНОВ И. Б. инженер, заместитель начальника цеха 1-го Господшипникового завода; ЕРУСАЛИМСКИЙ А. С, профессор, доктор исторических наук, лауреат Сталинской премии; ГЕЛЬФОНД А. О. член-корреспондент Академии наук СССР; МЕССЕРЕР С. М. заслуженная артистка РСФСР, лауреат Сталинской премия; ШАПИРО Б. С, рабочий -наладчик 2-го часового завода; ЗОЛОТАРЬ К. И. зав. отделом народного образования Кировского района г. Москвы; БРУК И. С, член-корреспондент Академии наук СССР; СМИРИН М. М. доктор исторических наук, лауреат Сталинской премии.

Материал по указанию тов. Маленкова лично передан 29.01. тов. Кагановичу Л. М.

Архив. 2 февраля 1953 г.

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 25. Д. 504. Л. 173-179, 187. Подлинник. 368

Проект обращения еврейской общественности в "Правду?

(2-я редакция)

20 февраля 1953 г.

Товарищу МИХАЙЛОВУ Н. А.

Представляю Вам исправленный текст проекта письма в редакцию газеты "Правда".,

Д. Шепилов

20 февраля 1953 г.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ "ПРАВДЫ?

В настоящем письме мы считаем своим долгом высказать волнующие нас чувства и мысли в связи со сложившейся международной обстановкой. Мы хотели бы призвать еврейских тружеников в разных странах мира вместе с нами поразмыслить над некоторыми вопросами, затрагивающими жизненные интересы евреев.

Есть люди, которые, выдавая себя за "д,рузей" и даже за представителей всего еврейского народа, заявляют, будто у всех евреев существуют единые и общие интересы, будто все евреи связаны между собою общей целью. Эти люди - сионисты, являющиеся пособниками еврейских богачей и злейшими врагами еврейских тружеников.

Каждый трудящийся человек понимает, что еврей еврею рознь, что нет, и не может быть ничего общего между людьми, добывающими себе хлеб собственным трудом, и финансовыми воротилами.

Следовательно, два лагеря существуют среди евреев - лагерь тружеников и лагерь эксплуататоров, - угнетателей трудящихся. Непроходимая пропасть разделяет тех и других. Евреи-труженики кровно заинтересованы в том, чтобы вместе со всеми трудящимися, со всеми прогрессивными силами укреплять дело мира, дело свободы и демократии. Мы знаем, что в лагере борцов против поджигателей войны активную роль играют также представители еврейских трудящихся.

Что же касается еврейских промышленных и банковских магнатов, то они идут по другому пути. Это путь международных авантюр и провокаций, шпионажа и диверсий, путь развязывания новой мировой войны. Война нужна еврейским миллиардерам и миллионерам, как и богачам других национальностей, ибо она служит для них источником огромных барышей. Политика, проводимая еврейскими

богачами, глубоко враждебна жизненным интересам еврейских тружеников. Она чревата для еврейских тружеников гибельными последствиями.

Где же тут общий путь, где же тут "единство" и общий интерес всех евреев, о котором так много твердят мнимые "д,рузья" евреев - сионисты. Прикрываясь лицемерными словами об "общем пути", "общем интересе" евреев, главари государства Израиль позволяют себе утверждать, будто они выражают интересы всех евреев. Но давайте разберемся в том, кого в действительности представляют правители государства Израиль, кому они служат. Разве не факт, что в Израиле всеми благами жизни пользуется лишь кучка богачей, в то время как подавляющее большинство еврейского и арабского населения терпит огромную нужду, лишения, влачит полунищенское существование. Разве не факт, что правители Израиля навязали израильским трудящимся двойной гнет - еврейского и американского капитализма.

Выходит, что государство Израиль, как и любое буржуазное государство в любой части мира, - это царство эксплуатации народных масс, царство наживы для кучки богатеев. Выходит, что правящая клика Израиля представляет не еврейский народ, состоящий в своем большинстве из тружеников, а еврейских миллионеров, связанных с монополистами США. Это и определяет всю политику нынешних израильских главарей. Они превратили государство Израиль в орудие развязывания новой войны, в один из аванпостов лагеря поджигателей войны. Государство Израиль на деле стало плацдармом американской агрессии против Советского Союза и всех миролюбивых народов.

Только недавно все честные люди мира были потрясены вестью о взрыве бомбы на территории миссии СССР в Тель-Авиве. Фактическим организатором и вдохновителем этого взрыва являются нынешние правители Израиля. Играя с огнем, они усиливают напряженность в мировой обстановке, созданную американо-английскими поджигателями войны.

Далее, интересы каких евреев отстаивает международная сионистская организация "Джойнт", являющаяся филиалом американской разведки" Как известно, недавно в СССР разоблачена шпионская группа врачей-убийц. Преступники, среди которых большинство составляют еврейские буржуазные националисты, завербованные "Джойнтом? - М. Вовси, М. Коган, Б. Коган, А. Фельдман, Я. Этингер, А. Гринштейн - ставили своей целью путем вредительского лечения сокращать жизнь активным деятелям Советского Со

юза, вывести из строя руководящие кадры Советской Армии и тем самым подорвать оборону страны. Только люди без чести и совести, продавшие свою душу и тело империалистам, могли пойти на такие чудовищные преступления.

Совершенно ясно, что главари государства Израиль, главари "Джойнта" и других сионистских организаций выполняют волю зарвавшихся еврейских империалистов и тех, кто является их подлинными хозяевами. Ни для кого не секрет, что хозяева эти - американские и английские миллиардеры и миллионеры, жаждущие крови народов во имя новых прибылей.

Мы, нижеподписавшиеся, отвергаем смехотворные претензии бен-гурионов, шаретов и прочих поджигателей войны на представительство интересов еврейского народа. Мы глубоко убеждены в том, что даже те еврейские труженики, которые до сих пор верили в мнимую общность всех евреев, поразмыслив, присоединятся к нашей оценке подлинной сущности политики еврейских богачей и их пособников.

Превратив государство Израиль в американскую вотчину, главари сионизма изображают империалистическую Америку "д,ругом" евреев, а против Советского Союза - поборника мира и равноправия народов - ведут кампанию клеветы и ненависти. Разберемся и в этом вопросе.

Кто не знает, что в действительности США являются каторгой для еврейских трудящихся, угнетаемых самой жестокой машиной капиталистической эксплуатации. Кто не знает, что именно в этой стране процветает самый разнузданный расизм и в том числе антисемитизм. Кто, наконец, не знает, что антисемитизм составляет также отличительную черту тех фашистских клик, которые повсеместно поддерживаются империалистами США.

Вместе с тем всему миру известно, что народы Советского Союза и прежде всего великий русский народ своей самоотверженной героической борьбой спасли человечество от ига гитлеризма, а евреев - от полной гибели и уничтожения. В наши дни советский народ идет в первых рядах борцов за мир, твердо отстаивая дело мира в интересах всего человечества.

В Советском Союзе осуществлено подлинное братство народов, больших и малых. Впервые в истории трудящиеся евреи вместе со всеми трудящимися Советского Союза обрели свободную, радостную жизнь.

Не ясно ли, что легенда об империалистической Америке, как "д,руге" евреев, является сознательной фальсификацией фактов. Не

ясно ли также, что только заведомые клеветники могут отрицать прочность и нерушимость дружбы между народами СССР.

Враги свободы национальностей и дружбы народов, утвердившейся в Советском Союзе, стремятся подавить у евреев сознание высокого общественного долга советских граждан, хотят превратить евреев в шпионов и врагов русского народа и тем самым создать почву для оживления антисемитизма, этого страшного пережитка прошлого. Но русский народ понимает, что громадное большинство еврейского населения в СССР является другом русского народа. Никакими ухищрениями врагам не удастся подорвать доверие еврейского народа к русскому народу, не удастся рассорить нас с великим русским народом.

У трудящихся евреев всего мира - один общий враг. Это - империалистические угнетатели, на услужении которых находятся реакционные заправилы Израиля, а также шпионы и диверсанты - всякие вовси, коганы, фельдманы и т. п. У трудящихся евреев всего мира одна общая задача - вместе со всеми миролюбивыми народами защищать и укреплять дело мира и свободы народов. Нельзя отстаивать жизненные права еврейских тружеников в странах капитала, нельзя быть подлинным бойцом за дело мира и свободы народов, не ведя борьбы против еврейских миллиардеров и миллионеров и их сионистской агентуры.

Кровный интерес трудящихся евреев состоит в том, чтобы крепить дружбу с трудящимися людьми всех национальностей. Чем крепче союз трудящихся всех национальностей, тем прочнее дело мира и демократии.

Пусть все труженики евреи, которым дорого дело мира и демократии, объединят свои усилия и выступают единым широким фронтом против авантюристической политики еврейских миллиардеров и миллионеров, главарей Израиля и международного сионизма.

Учитывая важность сплочения всех прогрессивных сил еврейского народа, а также в целях правдивой информации о положении трудящихся евреев в разных странах, о борьбе народов за укрепление мира, мы считали бы целесообразным издание в Советском Союзе газеты, предназначенной для широких слоев еврейского населения в СССР и за рубежом.

Мы уверены, что наша инициатива встретит горячую поддержку всех трудящихся евреев в Советском Союзе и во всем мире.

ВОЛЬФКОВИЧ С. И. академик, лауреат Сталинской премии; ДРАГУНСКИЙ Д. А. полковник, дважды Герой Советского Союза;

ЭРЕНБУРГ И. Г. лауреат Международной Сталинской премии "За укрепление мира между народами"; КРЕЙЗЕР Я. Г. генерал-полковник, Герой Советского Союза; ХАРИТОНСКИЙ Д. Л. сталевар завода "Серп и молот"; КАГАНОВИЧ Л. М. член ЦК КПСС; РЕЙЗЕН М. О. народный артист СССР, лауреат Сталинской премии; ВАННИКОВ Б. Л. член ЦК КПСС, Герой Социалистического Труда; ЛАНДАУ Л. Д. академик, лауреат Сталинской премии; МАРШАК С. Я. писатель, лауреат Сталинской премии; РОММ М. И. кинорежиссер, народный артист СССР, лауреат Сталинской премии; МИНЦ И. И. академик, лауреат Сталинской премии; РАЙЗЕР Д. Я. министр строительства предприятий тяжелой индустрии СССР; ЛАВОЧКИН С. А, конструктор, Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской премии; ЦЫРЛИН А. Д. генерал-полковник инженерных войск; ЧУРЛИОНСКАЯ О. А. врач; ДУНАЕВСКИЙ И. И. композитор, народный артист РСФСР, лауреат Сталинской премии; БРИСКМАН М. Н. председатель колхоза имени Ворошилова Кунцевского района Московской области; РАЙХИН Д. Я. преподаватель школы - 19 г. Москвы; ЛАНДСБЕРГ Г. С, академик, лауреат Сталинской премии; ФАЙЕР Ю. Ф. дирижер, народный артист СССР, лауреат Сталинской премии; ГРОССМАН В. С, писатель; ГУРЕВИЧ М. И. конструктор, лауреат Сталинской премии; КРЕМЕР С. Д. генерал-майор танковых войск, Герой Советского Союза; МЕЙТУС Ю. С, композитор, лауреат Сталинской премии; АЛИГЕР М. И. писательница, лауреат Сталинской премии; ТРАХТЕНБЕРГ И. А, академик; НОСОВСКИЙ Н. Э. директор Коломенского завода тяжелого станкостроения; ОЙСТРАХ Д. Ф. заслуженный деятель искусств РСФСР, лауреат Сталинской премии; КАГАНОВИЧ Мария, председатель ЦК союза рабочих швейной и трикотажной промышленности, ЛИПШИЦ М. Я. заслуженный врач РСФСР, ВУЛ Б. М. член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ЛИВШИЦ С. В. начальник цеха завода "Красный пролетарий", лауреат Сталинской премии; ПРУДКИН М. И. народный артист РСФСР, лауреат Сталинской премии; СМИТ-ФАЛЬКНЕР М. Н. член-корреспондент Академии наук СССР; ЛАНЦМАН Н. М. инженер, начальник цеха завода "Машиностроитель"; ГИЛЕЛЬС Э. Г. заслуженный деятель искусств РСФСР, лауреат Сталинской премии; РОЗЕНТАЛЬ М. М. профессор, доктор философских наук; БЛАНТЕР М. И. композитор, лауреат Сталинской премии; ТАЛМУД Д. Л. член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ЯМПОЛЬСКИЙ А. И. рабочий вагоноремонтного завода

им. Войтовича; РУБИНШТЕЙН М. И. доктор экономических наук; РОГИНСКИЙ С. 3. член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; КАССИЛЬ Л. А. писатель, лауреат Сталинской премии; ХАВИНСОН Я. С, журналист; ЛЕЙДЕР А. Г. инженер, начальник конструкторского бюро по механизации 1-го Господшип-никового завода; ЧИЖИКОВ Д. М. член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ВЕЙЦ В. И. член-корреспондент Академии наук СССР, лауреат Сталинской премии; ФИХТЕНГОЛЬЦ М. И. лауреат всесоюзных и международных конкурсов музыкантов-исполнителей; КОЛТУНОВ И. Б. инженер заместитель начальника цеха 1-го Господшипникового завода; ЕРУСАЛИМСКИЙ А. С, профессор, доктор исторических наук, лауреат Сталинской премии; ГЕЛЬФОНД А. О. член-корреспондент Академии наук СССР; МЕССЕРЕР С. М. заслуженная артистка РСФСР, лауреат Сталинской премии; ШАПИРО Б. С, рабочий-наладчик 2-го часового завода; ЗОЛОТАРЬ К. И. зав. отделом народного образования Кировского района г. Москвы; БРУК С. И. член-корреспондент Академии наук СССР; СМИРИН М. М. доктор исторических наук, лауреат Сталинской премии; ЛОКШИН Э. Ю. кандидат экономических наук; ШАФРАН А. М. главный зоотехник районного отдела сельского хозяйства Ленинского района Московской области, Герой Социалистического Труда69.

В архив. 16 марта [19]53 г.

РГАНИ. Ф. 5. Оп. 25. Д. 504. Л. 159-168. Подлинник.

И. Г. ЭРЕНБУРГ - И. В. СТАЛИНУ 3 февраля 1953 г.

Дорогой Иосиф Виссарионович,

Я решаюсь Вас побеспокоить только потому, что вопрос, который я не могу сам решить, представляете мне чрезвычайно важным.

Тов. Минц и Маринин сегодня ознакомили меня с проектом "Письма в редакцию газеты "Правда"" и предложили мне его подписать. Я считаю моим долгом изложить мои сомнения и попросить Вашего совета.

Мне кажется, что единственным радикальным решением еврейского вопроса в нашем социалистическом государстве является полная ассимиляция, слияние людей еврейского происхождения с народами, 374

среди которых они живут. Это срочно необходимо для борьбы против американской и сионистской пропаганды, которая стремится обособить людей еврейского происхождения. Я боюсь, что коллективное выступление ряда деятелей советской культуры, людей, которых объединяет только происхождение, может укрепить в людях колеблющихся и не очень сознательных националистические тенденции. В тексте "Письма" имеется определение "еврейский народ", которое может ободрить националистов и смутить людей, еще не осознавших, что еврейской нации нет.

Особенно я озабочен влиянием такого "Письма в редакцию" на расширение и укрепление мирового движения за мир. Когда на различных комиссиях, пресс-конференциях и пр. ставился вопрос, почему в Советском Союзе больше не существует еврейских школ или газет на еврейском языке, я отвечал, что после войны не осталось очагов бывшей ?черты оседлости", и что новые поколения советских граждан еврейского происхождения не желают обособляться от народов, среди которых они живут. Опубликование "Письма", подписанного учеными, писателями, композиторами и т. д. может раздуть отвратительную антисоветскую пропаганду, которую ведут теперь сионисты, бундовцы и другие враги нашей Родины.

С точки зрения прогрессивных французов, итальянцев, англичан и пр. нет понятия "еврей" как представитель некой национальности, слово "евреи" там означает религиозную принадлежность, и клеветники могут использовать "Письмо в редакцию" для своих низких целей.

Я убежден, что необходимо энергично бороться против всяческих попыток воскресить или насадить еврейский национализм, который при данном положении неизбежно приводит к измене Родине. Мне казалось, что для этого следует опубликовать статью или даже ряд статей, подписанных людьми еврейского происхождения, разъясняющих роль Палестины, американских буржуазных евреев и пр. С другой стороны, я считал, что разъяснение, исходящее от редакции "Правды" и подтверждающее преданность огромного большинства тружеников еврейского происхождения Советской Родине и русской культуре, может справиться с обособлением части евреев и с остатками антисемитизма. Мне казалось, что такого рода выступления могут сильно помешать зарубежным клеветникам и дать хорошие доводы нашим друзьям во всем мире.

Вы понимаете, дорогой Иосиф Виссарионович, что я сам не могу решить эти вопросы и поэтому я осмелился написать Вам. Речь идет о важном политическом акте, и я решаюсь просить Вас поручить одному из руководящих товарищей сообщить мне - желательно ли опублико

вание такого документа и желательна ли под ним моя подпись. Само собой разумеется, что если это может быть полезным для защиты Родины и для движения за мир, я тотчас подпишу "Письмо в редакцию".,

С глубоким уважением. И. ЭРЕНБУРГ

Поступило 10 октября [19]53 с дачи И. В. Сталина. АП РФ. Ф. 3. Оп. 32. Д. 17. Л. 100-100 об. Подлинник.

Примечания

1 Еврейский антифашистский комитет у М. А. Суслова (Из воспоминаний Е. И. Долицкого) / Публикация А. Вайсберга // Звенья. Исторический альманах, вып. 1. М. 1991. С. 537-546; Шатуновская Л. А. Жизнь в Кремле. Нью-Йорк, 1982. С. 335-339.

2 Jewish Chronicle. July 29, 1949; November 23, 1951; May 9, 1952; Советско-израильские отношения. Сб. документов. 1941-1953. В 2-х тт. М. 2000. Т. 1. Кн. 2. С. 85, 86, 107, 130-131, 192-193, 199-200, 337-339; Независимая газета. 1999. 5 октября.

3 РГАНИ. Ф. 5. Оп. 25. Д. 504. Л. 130.

4 Аллилуева С. И. Только один год. М. 1990. С. 135.

5 Ключевский В. О. Исторические портреты. Деятели исторической мысли. М, 1990. С. 290.

6 С конца 1980-х гг. появилось множество исследований и документальных публикаций по теме депортаций народов СССР. Ознакомление с ними не оставляет никаких сомнений в том, что всем этим акциям, проводившимся в Советском Союзе с середины 1930-х гг. предшествовало издание той или иной директивы (указа Президиума Верховного Совета СССР, постановлений ГКО, Политбюро, СНК, Совмина СССР и т.д.). Вот несколько примеров.

Калмыкия. В начале 1943 г. территория этой советской автономной республики на юге России была очищена от гитлеровцев, после чего началось восстановление ее народного хозяйства и мирной жизни. Но 27 декабря по воле Сталина Калмыцкая АССР ликвидируется и осуществляется депортация почти 92 тыс. калмыков, огульно обвиненных в пособничестве врагу. То, что эта масштабная репрессивная акция готовилась и, причем, во исполнение предварительной директивы центра, ясно из рапорта Л. П. Берии, руководившего "операцией" на месте. 2 января 1944 г. он докладывал Сталину: "В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета и постановлением СНК от 28 октября 1943 г. НКВД СССР осуществлена операция по пересе

лению лиц калмыцкой национальности в восточные районы" (Коммунист. 1991, - 3. С. 102). Отсюда вывод: поскольку этот рапорт составлялся по горячим следам "акции", в нем никоим образом не могла фигурировать директива, составленная постфактум и датированная задним числом.

Чечено-Ингушская АССР. 31 января 1944 г. ГКО утвердил постановление о выселении чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР. 21 февраля последовал соответствующий приказ НКВД СССР. И только 23 февраля началась сама депортация.

Крым. 9 мая 1944 г. советскими войсками был освобожден г. Севастополь и весь Крым. 10 мая Берия направляет Сталину от имени НКВД СССР "проект решения Государственного комитета обороны о выселении всех татар с территории Крыма". 11 мая на основании этого проекта принимается постановление ГКО за - 5859сс. А сама "операция" проводится 18-19 мая. (Бугай Н. Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов // Вопросы истории. 1990. - 7. С. 32-44; Коммунист. 1991, - 3. С. 101-112; История СССР. 1991. - 1. С. 143-160).

7 Рапопорт Я. Л. На рубеже двух эпох. Дело врачей 1953 года. М, 1988. С. 70-71.

8 Аронсон Г. Еврейский вопрос в эпоху Сталина // Книга о русском еврействе. Минск, 2002. С. 168.

9 Le Monde, April 17,1956; Авторханов А. Загадка смерти Сталина (Заговор Берия). М. 1992. С. 89-90.

10 Гроссман В. С. Все течет. // Октябрь 1989. - 6. С. 35, 37, 38.

11 Липкин С. И. Жизнь и судьба Василия Гроссмана. М. 1990. С. 32.

12 Medvedev Roy A. Let History Judge: The Origins and Consequences of

Stalinism. N.Y. 1971. P. 615; Медведев P. А. К суду истории. Генезис и последс-

твия сталинизма. Нью-Йорк, 1974. С. 1001.

13 Солженицын А. И. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. Опыт художествен-

ного исследования. Т. 1. Ч. 1. Париж, 1973. С. 102; Солженицын А. И. Малое

собрание сочинений. Т. 5. Архипелаг ГУЛАГ. 1918-1956. Опыт художествен-

ного исследования. Ч. 1,2. М. 1991. С. 74.

14 Antonov-Ovseyenko A. The Time of Stalin: Portrait of Tyranny. N.Y. 1981.

P. 290, 291.

15 Геллер M. Я. Некрич A. M. Утопия у власти. M. 2000. С. 510.

16 Емельянов В. Н. Однобокий интернационализм или Сталинизм - это ази-

атский способ производства (1988 г.). Интернет-версия. 1999 г: www.rus-sky.

17 Карпов В. В. Генералиссимус. Историко-документ. изд. В 2 тт. Кали-

нинград, 2002. Т. 2. С. 12-13.

18 РГАНИ. Ф. 5. Оп. 76. Д. 213. Л. 319.

19 Goldberg В. Z. The Jewish Problem in the Soviet Union. Analysis and

Solution. N.Y, 1961. P. 177-188.

20 Gilboa Y. The Black Years of Soviet Jewry. 1939-1953. Boston, 1971.

21 Шапиро Л. Коммунистическая партия Советского Союза. Firenze, 1975.

С. 747; Levin N. The Jews in the Soviet Union since 1917. Paradox of Survival,

vol. 2. N.Y. 1987. P. 548; Gitelman Z. A Century of Ambivalence. The Jews of

Russia and the Soviet Union, 1881 to the Present. N.Y. 1988. P. 239; Ro'i Y Soviet

Decision Making in Practice. The USSR and Israel 1947 - 1954. New Brunswick,

1980. P. 349; интересно, что в монографии Я. Рои приводятся выдержки из

доклада посла Израиля в Москве М. Намира, сообщавшего в феврале 1950 г.

в Тель-Авив, что гонения, которым подвергли советские власти евреев, явля-

ются "г,лавным источником слухов о депортации всех евреев в другие регио-

ны" (Р. 349); Pinkus В. The Jews of the Soviet Union. The History of a National

Minority. N.Y. 1988. P. 180,193.

22 Rapoport L. Stalin's War against the Jews. The Doctor's Plot and the

Soviet Solution. N.Y. 1990. P. 167; Rapoport L. Hammer, Sichel, Davidstern.

Judenverfolgung in der Sowjetunion. Berlin, 1992. S. 129; Rubenstein J. Tangled

Loyaties. The Life and Times of Ilya Ehrenburg. N.Y. 1996. P. 273-276; Union of

Soviet Socialist Republics: Encyclopedia Britannica, 1996 (компьютерная вер-

сия); Краткая еврейская энциклопедия. Т. 8 / Гл. ред. И. Онен, Н. Прат и др.

Иерусалим, 1996. С. 255-256.

23 Бракман Р. Я. Секретная папка Иосифа Сталина. Скрытая жизнь. /

Пер. в англ. (The Secret File of Joseph Stalin. London: Frank Cass & Co Ltd,

2001).-M. 2004. C. 459,468.

24 Рапопорт Я. Л. Указ. соч. С. 67-68.

25 Сахаров А. Д. Воспоминания // Знамя. 1990. ". 12. С. 33.

26 Ерашов В. П. Коридоры смерти. Историко-фантастическая хроника.

Рассказы. М. 1990. С. 291-326.

27 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 119. Д. 757. Л. 95; Книга о русском еврействе.

1917-1967. Минск, 2002. С. 348.

28 Источник. 1991. - 1. С. 144-145. Каверин В. А. Эпилог. Мемуары. М.:

Московский рабочий, 1989. С. 316-320.

29 Звенья. Исторический альманах. Вып. 1. С. 535-554.

30 Борев Ю. В. Сталиниада. Мемуары по чужим воспоминаниям с истори-

ческими анекдотами и размышлениями автора. Иркутск, 1992. С. 403-408.

31 Шейнис 3. С. Провокация века. М. 1992. С. 107.

32 Этингер Я. Я. К сорокалетию "д,ела врачей". // Еврейская газета. 1993.

? 4 (91); Ваксберг А. И. Нераскрытые тайны. М. 1993. С. 293-294; Ай-

зенштат Я. И. О подготовке Сталиным геноцида евреев. Иерусалим, 1994.

С. 61-80. Лясс Ф. М. Последний политический процесс Сталина или несо-

стоявшийся геноцид. Иерусалим, 1995. С. 109-124 и др.

33 Этингер Я. Я. Это невозможно забыть... Воспоминания. М. 2001.

С. 234.

34 Медицинская газета. 1988. 20 июля.

35 Наука и жизнь. 1990. - 1. С. 126-129; Звенья. Исторический альманах.

Вып. 1. С. 559.

36 Русская мысль. 1993.15 января; Еврейская газета. 1993. - 4 (91), - 5 (92).

37 Etinger Ya. The Doctor's Plot: Stalin's Solution to the Jewish Question //

Jews and Jewish Life in Russia and the Soviet Union / ed. by Ya. Ro'i. - Tel-Aviv,

1995. P. 103-124.

38 Еврейский мир (N.Y). 1999.11 марта; Известия. 2001. 9 января.

39 Этингер Я. Я. Это невозможно забыть... С. 122-123; Ерашов В. П. Указ.

соч. С. 293-295.

40 Этингер Я. Я. Указ. соч. С. 104.

41 Источник. 1997. - 5. С. 140-141.

42 Этингер Я. Я. Указ. соч. С. 124.

43 Микоян А. И. Так было. Размышления о минувшем. / Подг. С. А. Ми-

кояном. М. 1999.

44 Электронное письмо С. А. Мадиевского Г. В. Костырченко от 29 авгус-

та 2003 г. Архив автора.

45 Лехаим. 2002. - 9. С. 23-37.

46 См подробнее: Костырченко Г. В. Документы на страже правды исто-

рии. Открытое письмо Я. Я. Этингеру. // Лехаим, 2002. - 11. С. 49-53.

47 Литературная газета. 1993. 28 апреля.

48 Костырченко Г. В. В плену у красного фараона. Политические преследо-

вания евреев в СССР в последнее сталинское десятилетие. М. 1994. С. 361.

49 Борщаговский А. М. Обвиняется кровь. Документальная повесть. М,

1994. С. 35-36.

50 "Трафаретным и рутинным был замысел письма: осудить преступни-

ков, "убийц в белых халатах", проклясть евреев-врачей, ставших на путь

террора, устами единокровных твердо заявив, что эти злодеи и отщепен-

цы чужды советскому еврейству, как никогда преданному партии и велико-

му Сталину. Зловещая резкость, с которой оборвалась эта затея в феврале

1953 года, внезапность запрета публикации... говорили о том, что остужаю-

щий и сердитый окрик раздался с самого верха. Сталин не принял привыч-

ного подарка, изъявления любви и верности на крови очередных "врагов

народа"? (Борщаговский А. М. Указ. соч. С. 380).

51 Источник. 1997. - 1. С. 141-146.

52 Невское время (СПб). 1997. 6 июня; См. также: Фрезинский Б. Я. По-

мутневший "Источник", или о чем просили евреи Сталина. // Литературная

газет. 1997.26 июля.

53 Фрезинский Б. Я. Комментарий // Эренбург И. Г. Люди, годы, жизнь.

В 3-х тт. / Подг. Б. Я. Фрезинским. М. 2005. Т. 3. С. 486.

54 Ваксберг А. И. Нераскрытые тайны. М. 1993. С. 293-294.

55 Ваксберг А. И. Из ада в рай и обратно. Еврейский вопрос по Ленину,

Сталину и Солженицыну. М. 2003. С. 419.

56 Sbddeutsche Zeitung, 15 Mai 1997; Frankfurter Allgemeine Zeitung, 21 Mai

1997.

57 Der Sp?tstalinismus und die ?J?dische Frage". Zur antisemitischen

Wendung des Kommunismus / Hrsg. von L. Luks. K?ln, 1998.

58 Lustiger A. Rotbuch: Stalin und die Juden: Die tragische Geschichte des

J?dischen Antifaschistischen Komitees und der sowjetischen Juden. Berlin, 1998.

S. 263; Еврейское слово. 2008. - 28 (398). С. 7.

59 Luks L. Auch Stalin plante eine ?L?sung der j?dischen Frage?// Allgemeine

J?dische Wochenzeitung. 1993.18 M?rz; Его же. Еврейский вопрос в политике

Сталина // Вопросы истории. 1999. - 7. С. 41-59.

60 Неправедный суд, последний сталинский расстрел. Стенограмма су-

дебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета. / Отв.

ред. В. П. Наумов. М. 1994; Stalin's Secret Pogrom. The Postwar Inquisition of

the Jewish Anti-Fascist Committee / Ed. by Y. Rubenstein and V. Naumov. New

Naven, London, 2001. P. 62.

61 Черная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии. Пер. с

франц. М. 1999. С. 236.

62 Русская Германия (ФРГ). 1999. 23-29 августа. - 33; Лехаим (Россия).

2001. - 1 (105). С. 51-53 и др.

63 Солженицын А. И. Двести лет вместе. Ч. 2. М. 2002. С. 404; Медведев

Ж. А. Сталин и еврейская проблема. Новый анализ. М. 2003. С. 273-276.

64 Еврейский мир (N.Y.). 1998.4 июня. - 9 (315); 1999.6 мая. - 57 (363);

Еврейский камертон // Новости недели (Израиль). 2000. 30 марта; Вестник

(США). 2000. - 10 (243); Люлечник В. К истории письма о депортации ев-

реев. Год 1953 // Форвертс (США). 2006. - 542.

65 Альтман И. А. О депортации 1953 г. // Новый век. 2002. - 2. С. 107-112.

66 См.: Лясс Ф. М. Последний политический процесс Сталина или несо-

стоявшийся геноцид. Иерусалим, 1995. С. 110-114.

67 Электронная версия опубликованной в начале 2005 г. статьи Ф. Лясса

и Л. Дымерской-Цигельман, присланная последней автору.

68 История еврейского народа в контексте мировой истории. События,

имена, культурные достижения. / Сост. С. Августевич, А. Рыбаков, Л. Внуко-

ва, В. Дворянов. М.: Еврейский мир, 2001.

69 В том, как под первой и второй редакциями "Письма" были обозна-

чены подписанты - очередность следования фамилий, идентификационные

характеристики (профессии, должности, почетные звания) - имелись неко-

торые различия. Они были обусловлены тем что, когда была составлена пер-

вая редакция, к ней был подверстан предложенный Агитпропом ЦК КПСС

в качестве "проекта" список "кандидатов в подписанты". Только потом на-

чалось составление реального подписного листа (хранится в РГАНИ: Ф. 5.

Оп. 25. Д. 504. Л. 180-186), который отражал фактическую последователь-

ность сбора подписей, включал исправленные при согласовании с подписан-

тами тексты их идентификаций. Он, собственно, и был воспроизведен под

второй редакцией "Письма".,

Указатель имен

Абакумов В. С. - 148, 211, 234 Абрамович Р. А. - 34 Аврелий Марк - 119 Агранов Я. С. - 61 Аграновский А. А. - 225 Айзенштадт (Железнова) М. С. -

195, 234 Айзенштат Я. И. - 339 Аксельрод 3. М. - 45 Аксенов Ю. С. - 8 Александр 1-29 Александр II - 24, 30 Александр III - 32 Александров Г. Ф. - 62 Алигер М. И. - 167 Аллилуев П. С. - 149 Аллилуева (Сталина) С. И. - 150,

156

Аллилуева А. С. - 151 Аллилуева Е. А. - 149 Альтер В. - 85 Альтман И. А. - 11,362 Альтман И. Л. - 125,127 Альтшулер М. - 13 Аманжолова Д. А. - 11 Андерс В. - 86 Андреев А. А. - 109 Андреев Е. Е. - 145 Андрианов В. М. - 59 Антокольский М. М. - 34 Антонов-Овсеенко А. В. - 8, 339, 352

Анцелович Н. М. - 56 Аполлонов А. Н. - 185 Арбатов Г. А. - 306 Аристов А. Б. - 265 Арканов - 101 Аронес Ф. Л. - 198 Аронсон Г. Я. - 32,314, 335 Ахматова (Горенко) А. А. - 117, 224 Аш (Асех) Ш. - 84

Бабель И. Э. - 186 Бадаев А. Е. - 95 Бакунин М. А. - 24 Балан В. М. - 362 Балашов П. С. - 230 Барашко И. М. - 155 Бару И. В. - 224 Бахмутский А. Н. - 199 Белан Р. В. - 237 Беленькая Л. - 15 Беленькая Л. С. - 235 Беленький М. С. - 182, 194 Беликов В. В. - 104 Белинков А. В. - 107 Белкин М. И. - 187 Белкин Р.-219 Белов А. М. - 249 Белов Ф. И. - 254 Белогорский-Вайсберг Б. Л. Вельский Л. Н. - 61 Бельченко С. С. - 161 Бен-Гурион (Грин) Д. - 270 Бергельсон Д. Р. - 88,182 Бердяев Н. А. - 79 Берия Л. П. - 85 Берлин Л. Б.-258,261 Берман М. Д. -56,61 Берман-Юрин К. Б. - 64 Берсенев И. Н. - 126 БлагманГФ.-261 Блатин А. Я. - 225 Блиндерман В. М. - 187 Блинов А. С. - 185 Блюмкин И. М. - 235 Боборыкин П. Д. - 23 Бовкун-Луганец И. Т. - 154 Боерволд П. - 312 Болеславский - 230 Большаков И. Г. - 102 Бондаренко Ф. П. - 104 Бордадын А. Ф. - 64

Бордюгов Г. А. - 9 Борев Ю. В. - 350 Бородин (Грузенберг) М. М. - 230 Борщаговский А. М. - 125,301,359 Бочков В. М. - 94 Бояджиев Г. Н. - 125,130 Бранзбург И. Ф. - 199 Брегман С. Л. - 98,182 Бредников В. - 238 Брежнев Л. И. - 265 Бриккер 3. А. - 98 Броверман Я. М. - 152 Бровман Г. А. - 136 Бронтман Л. К. - 220 Бронштейн Я. А. - 41 Брохин 3. С. - 200 Брускин А. Д. - 56 Бубеннов М. С. - 125, 226 Булганин Н. А. - 159, 242,353,356, 363

Буренков М. - 268 Бусалов А. А. - 253 Бухарин Н. И. - 147 Вызов А. П. - 186 Быков Р. Д. -214 Быховский А. И. - 194 Бэрон С. У. - 12

Вагнер Р. - 52 Вайнштейн А. И. - 41 Вайсберг А. - 352 Ваксберг А. И. - 360 Валленберг Р. - 154 Ванников Б. Л. -56, 214 Варга Е. С. - 64 Варшавский Я. Л. - 125 Василевский Л. П. - 91 Василенко В. X. - 248 Вассерман Л. Ш. - 198 Ватенберг И. С. - 183, 309 Ватенберг-Островская Ч. С. - 183 Вдовиченко В. Г. - 134

Вейцер И. Я. - 36 Вейцман X. - 84 Векслер М. Б. - 101 Вергелис А. А. - 195 Веселовский А. Н. - 122 Вехтер Г. - 55 Вигдорова Ф. А. - 225 Викторова Р. К. - 242 Вильк Н. Л. - 260 Виноградов В. Н. - 263, 364 Вишневский В. В. - 134 Власик Н. С. - 131 Вовси М. С. - 241,258, 266, 364 Вовси X. М. - 261 Вознесенский Н. А. - 184, 251 Войтинская О. С. - 104 Волин А. А. - 191 Волков А. П. - 185 Волковысский В. А. - 86 Вольтер Ф. - 119 Ворошилов К. Е. - 265, 336 Ворошилова Е. Д. (Горбман

Голда) - 166 Восленский М. С. - 8 Врангель П. Н. - 36 Вышинский А. Я. - 87, 271

Галкин С. 3. - 45 Гамалея Н. Ф. - 182 Гаркуша В. Н. - 247 Гарриман А. - 395 Геббельс Й. - 77 Гегель Г. - 119 Гедике А. Ф. - 101 Гейдрих Р. - 43 Геллер М. Я. - 8,339 Гельштейн Э. М. - 241, 260 Герценберг Е. Я. - 261 Герцль Т. - 90 Герцович - 63 Гершберг С. Р. - 220 Геселевич А. М. - 241

Гессен Ю. И. - 29

Гикало Н. Ф. - 231

Гилинский А. 3. - 56

Гильбоа Й. - 341

Гиляревский С. А. - 253

Гинзбург Г. Р. - 101

Гинзбург С. 3.-214,215

Гинцбурги - 31

Гительман Ц. - 341

Гитлер А. - 51

Гоглидзе С. А. - 254

Гололед Н. М. - 231

Голубов (Потапов) В. И. - 155

Гольдберг (Вейф) Б. Ц. - 175

Гольдвассер (Эмиот) И. Н. - 198

Гольденберг (Викторов) Я. 3. - 220

Гольденвейзер А. Б. - 101

Гольдентрихт С. С. - 230

Гольдман Н. - 318

Гольдштейн И. И. - 149

Гонтарь А. Ю. - 194

Гончаров И. А. - 119

Горбатов Б. Л. - 121

Гордон С. В. - 194,196

Горелик Э. С. - 151

Гофштейн Ц. - 167

Гребнев Н. - 226

Григулевич И. Р. - 61

Гринберг 3. Г. - 149

Гринберг Я. - 108

Гринштейн А. М. - 241

Гришаев П. И. - 189

Громов Г. П. - 191, 237

Гроссман В. С. - 58,188

Грубиан М. М. - 194

Грушевский М. С. - 139

Губельман М. И. - 182

Губергриц М. М. - 141

Гузенко И. С. - 99

Гузиков Е. М. - 102

Гуральский Я. Я. - 164

Гурвич А. С. - 130

Гуревич Е. 3. - 185 Гурко Г. - 131 Гурлянд И. Я. - 34 Гусаров Н. И. - 165 Гусев А. Г. - 199

Дадиомова Ф. И. - 231 Данилов А. А. - 10 Данин (Плотке) Д. С. - 134 Данюшевский С. И. - 215 Двинский Б. А. - 216 Делянов И. Д. - 32 Деникин А. И. - 36 Дер Нистер (Каганович П. М.) -194

Дехтярь А. Я. - 238 Джонстон Э. - 305 Дзержинский Ф. Э. - 254 Диманштейн С. М. - 41 Димитров Г. М. - 144 Дмитриев Л. Д. - 190 Добросельская М. В. - 230 Добрушин И. М. - 45 Додзин - 230 Долецкий Я. Г. - 222 Долицкий Е. И. - 144, 330 ДорлиакК. Н.-101 Дорон А. П. - 187 Достоевский Ф. М. - 79 Драйзер Т. - 90 Дубнов С. М. - 34,85 Дукельский С. С. - 56 Дунец X. М.-41 Дымерская-Цигельман Л. - 362 Дымшиц В. Э. - 194,216

Евнович А. А. - 144 Егнаров В. С. - 55 Егоров Б. А. - 248,260 Егоров М. Н. - 260 Егоров П. И. - 258,260 Егорова Е. Я. - 233

Ежов Н. И. - 53 Екатерина II - 333 Елисеев И. И. - 247 Емельянов В. Н. - 340 Ерашов В. П. - 344 Ермилов В. В. - 134 Ермолаев Е - 238 Ершов П. И. - 271 Ефремов Л. Н. - 277

Жаботинский В. Е. - 34 Жарковская Т. С. - 260 Жданов А. А. - 16,117,301 Жданов Ю. А. - 261 Жегалова А. К. - 229 Жемчужина (Карповская) П. С. -

56, 277 Жиц Г. М. - 182 Жуковский С. Б. - 61

Задионченко (Зайончик) С. Б. -

214,218 Закусов В. В. - 260 Залесский В. Ф. - 125 Зальцман И. М. - 214 Зальцман Р. - 89 Занде С. М. - 224 Зарубин В. М. - 90 Зарянов И. М. - 190 Заславский Д. И. - 221,346 Засосов Р. А. - 260 Збарский Б. И. - 163, 241, 242 Зеленин В. Ф. - 251 Зеликсон Е. Ю. - 225 Зельцер А. - 15 Зельцер Г. Ш. - 238 Землячка (Залкинд) Р. С. - 214 Зингер Б. - 15

Зиновьев (Радомысльский) Г. Е. -26

Зощенко М. М.- 117,121 Зубкова Е. Ю. - 9 Зуева Т. М. - 104

Зускин В. Л. - 39,162

Ивич А. (Бернштейн И. И.) - 224

ИвичЛ. А.-224

Игнатов Н. Е - 265

Игнатьев Н. П. - 32

Игнатьев С. Д. - 185

Изаков Б. Р. - 220

Ильин И. А. - 47

Ильичев Л. Ф. - 104, 223

Илясов Н. Ф. - 237

Ингал - 107

Иофан Б. М. - 163

Иофан Марк - 267

Исбах А. - 276

Итин С. М. - 261

Кабалевский Д. Б. - 102 Каверин (Зильбер) В. А. - 346, 352 Каверин Ф. Н. - 126 Каган А. Я. - 194,196 Каган С. - 337

Каганович Л. М. - 197,140, 214,319

Каганович М. М. - 56

Каганович Ю. М. - 214

Каджардузов Г А. - 260

Каждан В. Б. - 268

Калашников Г. С. - 125

Калигула - 293

Калинин М. И. - 199

Калманович М. И. - 56

Кальм (Кальмеер) Д. С. - 106

Каменев (Розенфельд) Л. Б. - 34

Каменецкий Е. И. - 224

Каминский Г Н. - 56

Кант И. - 119

Кантер С. П. - 229

Кантор Э. - 90

Каплер А. Я. - 148

Караулов А. В.-321

Карпай С. Е. - 244

Карпов В. В. - 340

Карриган Д. - 307

Карсавин Л. П. - 120

Картер Дж. - 302 Круглов Б. А. - 156

Кауфман И. - 271 Круглов С. Н. - 59

Квитко Л. М. - 45 Кружков В. С. - 97

Кедров М. Н. - 126 Крупская Н. К. - 49

Кеннан Дж. - 239 Крути И. А. - 106

Керлер И. Б. - 198 Кузнецов А. А - 124

Кипнис И. Н. - 141,194 Кульбак М. С. - 41

Киршон В. М. - 220 Кунишников П. В. - 254

Киселев Е. Д. - 311 Куперин И. И. - 253

Кларин - 90 Купышева Н. Н. - 253

Клиер Дж. - 37 Кутник Э. Г. - 230

Клюева Н. Г. - 118 Кушниров А. Д. - 45,195

Ключевский В. О. - 333

Кляцкин М. М. - 234 Лавочкин С. А. - 194

Коган Б. Б. - 254, 258 Ланг Г. Ф. - 259

Коган М. А. - 234 Ласкин Б. С. - 223

Кожевников В. М. - 130, 220 Ласкина Е. С. - 228

Кожинов В. В. - 9,302 Лебедев В. Е. - 156

Колобанов П. И. - 348 Лебедев П. И. - 126

Колчак А. В. - 36 Лебеденко В. - 312

Колышев Е. Ф. - 237 Левави А. - 331

Кольцов (Фридлянд) М. Е. - 91, Левашов В. В. - 306

186 Лёвенштайн Р. - 14

Комаров В. И. - 280 Левин Б. С. - 261

Кондаков Н. И. - 97 Левин Г. Л.-261

Коняхин Н. М. - 188 Левин Л. -84, 313

Копелев Л. 3.-221 Левин Н.- 12,341

Корнблюм А. Э. - 222 Левин Н. Я. - 195,235

Королев Н. А. - 185 Левин Ф. М. - 134

Корона М. - 91 Левина Р. С. - 64

Коршевер И. - 362 Левинзон И. Б. - 30

Косарев А. В. - 186 Левит В. С. - 242, 260

Коссов Д. Г. - 220 Левитан И. И. - 34

Косыгин Н. А. - 159,215 Левитин М. Е. - 199

Косырев А. X. - 156 Лейкман М. - 232

Кот С. - 86 Лейтес А. М. - 134

Котляр С. О. - 182 ЛемпертЛ. О.-229

КочинаШ. М.-214 Ленин (Ульянов) В. И. - 24

Крейзер Я. Г. - 163 Ленч (Попов) Л. С. - 223

Криппс С. - 86 Леонов А. Г. - 183

Крон (Крейн) А. А. - 124,188 Леонтьев Я. Л. - 103

Кроткий Э. (Герман Э. Я.) - 223 Лещинер С. А. - 238

Либерман В. А. - 358

Либерман С. А. - 238

Лившиц С. А. - 224

Лившиц Э. Л. - 235

Липкин С. И. - 337

Лисович В. М. - 234

Литваков М. И. - 41

Литвинов (Баллах) М. М. - 53,318

Лихачев И. А. - 232

Лихачев М. Т. - 151,183

Лихачев Н. П. - 26

Лиходеев Л. (Лидес Л. И.). - 226

Ловетт Р. - 314

Лозовский (Дридзо) С. А. - 45,309

Лойцкер X. Б. - 194

Локшин Е. С. - 101

Лукацкий А. А. - 215

Лукомский П. Е. - 253

Лурье Н. Г - 194

Луцкий В. Б. - 222

Лысенко Т. Д. - 64

Любарский А. В. - 229

Люкс Л. - 361

Люлечник В. А. - 362

Люстигер Арно - 360

Лясс Ф. М. - 362

Мадиевский С. А. - 357 Мазель Я. И. - 260 Майоров Г И. - 263 Майрановский Г. М. - 187 Майский (Ляховецкий) И. М. - 92 Майский И. М. - 84,144, 277 Макаревич О. Б. - 260 Макаров В. Е. - 185 Маклярский М. Б. - 188, 231 Малкин В. Б. - 250 Малышев В. А. - 356 Мальтийский X. И. - 200 Малюгин Л. А. - 125 Мандельштам О. Э. - 35 Манн Т. - 90

Мануильский Д. 3. - 319

Маркевич Г. А. - 30

Маркиш П. Д. - 39

Марков А. М. - 251

Маркс К. - 50

Маршак С. Я. - 84,189

Маршалл Дж. - 397, 314

Масленников В. И. - 263

Матулевич И. О. - 235

Маханов А. И. - 64

Мацкин А. П. - 125

Маяковский В. В. - 183

Медведев Ж. А. - 301

Медведев Р. А. - 99,338

Меир (Мейерсон) Г. - 166

Мейерхольд В. Э. - 186

Мендельсон М. - 30

Менухин И. - 90

Меркулов В. Н. - 111

Месяцев Н. Н. - 188

МехлисЛ. 3.-94,215

Миколайчик С. - 161

Микоян А. И. - 276

Микоян С. А. - 276,318

Миллер Б. И.(Мейлер Б. С.) - 198

Мильштейн С. Р. - 61

Минц И. И. - 273

Минц Я. Г. - 238

Миронов А. Н. - 254

Мирская - 106

Митерев Г. А. - 109

Митин (Гершкович) М. Б. - 346

Михайлов Н. А. - 226, 265

Михайлов П. - 314

Михоэлс (Вовси) С. М. - 39, 43

Мицель М. - 15

Мокроусов Б. А. - 102

Молотов (Скрябин) В. М. - 16,336

Молочников Н. В. - 149,160

Моргулис М. Г. - 31

Мордкович Н. М. - 222

Морозов Г И. - 149

Мостославский П. М. - 234 Мострас К. Г. - 101 Мошковский Ш. Д. - 260 Мясковский Н. Я. - 102 Мясников А. Л. - 262

Назаренко И. Д. - 140 Намир М. - 171,331 Негай П. М. - 238 Нежный И. В. - 276 Незлин В. Е. - 251, 260 Незлин С. Е. - 260 Некрич А. М. - 8,339 Немыкин В. В. - 217 Нижегородов А. - 238 Николай 1-29 Никулин Л. В. - 134 Новогрудский Г. С. - 224 Носенко В. И. - 9 Носов С. В. - 236 Нусинов И. М. - 45

Огнецвет Ю. (Каган Э. С.) - 226 Огольцов С. И. - 88,153, 264 Оксенгорн П. 3.-199 Окуневская Т. К. - 132 Омельченко К. К. - 230 Орлов В. И. - 228 Ортенберг (Вадимов) Д. И. - 94 Оруэлл Дж. - 100

Павлов Б. П. - 224 Павловский С. Г. - 186 Пазовский А. М. - 104 Пайкин Я. М. - 230 Пайпс Р. - 12 Палкин А. Н. - 187 Пальгунов Н. Г. - 229 Панюшкин А. С. - 145 Парнас Я. О. - 182 Пастернак Б. Л. - 35 Патоличев Н. С. - 146

Пащенко - 224 Певзнер М. И. - 241, 258,261 Пегов Н. М. - 265 Пекелис М. С. - 101 Первенцев А. А. - 125 Первухин М. Г. - 265 Перельмутер Б. Л. - 224 Персии Б.Ю. - 234 Персов С. Д. - 233 Петр Великий - 289 Петров Б. Д. - 59 Пилсудский Ю. - 44 Пинкус Б. - 13,121, 341 Писаревский Д. С. - 123 Питовранов Е. П. - 185 Пихоя Р. Г. - 10,358 Платнер А. X. - 162,194 Платонов О. А. - 9 Платонов С. Ф. - 26 Плетнев Д. Д. - 252 Поварницын Б. И. - 11 Повзун Н. Ф. - 156 Полевой (Кампов) Б. Н. - 220 Поликарпов Д. А. - 64,106 Полторанин М. Н. - 321 Поляков Н. Н. - 348 Поляковы - 31 Полянкер Г. И. - 194 Помяловский Н. Г. - 320 Поневежский А. С. - 224 Пономарев Б. Н. - 144 Пономаренко П. К. - 45,59, 76,191 Попков П. С. - 251 Попов А. Д. - 126 Попов Г. М. - 59,146 Попова Н. А. - 260 Попцов О. М. - 322 Поскребышев А. Н. - 109 Поспелов П. Н. - 129 Потемкин В. П. - 63,66 Потоцкая А. П. - 316 Преображенский Б. С. - 245, 260

Прокофьев В. Н. - 123 Лузин А. А. - 62 Пуришкевич В. М. - 332 Пухлов Н. Н. - 190 Пыжиков А. В. - 10 Пырьев И. А. - 103

Рабинков Г. Б. - 198

Рабинович Д. А. - 106

Рабинович Н. П. - 260

Рабинович С. X. - 182

Радзинский Э. С. - 9

РайзерД.Я.-215

Райзман Ю. Я. - 103

РайкЛ.- 187

Райхман Л. Ф. - 186

Рамзин Ф. Б. - 228

Раневская (Фельдман) Ф. Г. - 102

Рапопорт И. Б. - 238

Рапопорт Л. - 342

Рапопорт Я. Л. - 260,270

Раппапорт Г. М. - 51

Рассыпнинский А. Ф. - 186

Реденс С. Ф. - 150

Редлих Ш. - 13

Рейнберг С. А. - 260

Ренуар Ж. - 90

Риббентроп И. - 54

Робсон П. - 90

Ровинский Л. Я. - 104

Рогов С. М. - 9

Розанов В. В. - 24

Розенберг Дж. Н. - 177,310

Розенберг С. Г. - 104

Розенберги Джулиус и Этель - 271

Розенгольц А. П. - 56

Розенталь Д. Э. - 105

Розенталь Ф. А. - 302

Розенцвейг Б. И. - 228

Рознер Э. И. - 231

Рои Я. - 13

Ромашов Б. С. - 125

Ромм М. И. - 103 РоскинГ. И.-118 Росс Вс. - 158

Ростовский С. Н. (Генри Эрнст) -277

Рохау Л. фон - 51 Рошаль Г. Л. - 51 Рубенстайн Дж. - 342, 361 Рубинштейн А. Г. - 34 Рубинштейн Н. Г. - 34 Рудный - 224 Рузвельт Ф. Д. - 305,318 Рутенберг А. М. - 200 Рухимович М. Л. - 56 Рыжей П. Л. - 187 Рыжиков Р. И. - 260 Рыклин Г. Е. - 223 Рыхлецкий И. 3. - 215 Рюмин М. Д. - 153 Рюриков Б. С. - 123

Сабуров М. 3. - 265 Савченко С. Р. - 141 Самойлов (Кауфман) Д. С. - 37 Самородницкий Д. Я. - 234 Самосуд С. А. - 104 Сартр Ж.-П. - 336 Сафонов Г. Н. - 191 Сахновский И. Д. - 224 Свердлов А. Я. - 187 Светлов (Шейнкман) М. А. - 111 Селивановский Н. Н. - 185 Сельвинский И. Л. - 106 Семенов (Иванов) В. С. - 346 Сергиев П. Г. - 109 Сикорский В. - 86 Симанович - 228 Симкин Б. - 232 Симонов К. М. - 226 Синклер Э. - 90 Сланский (Зальцман) Р. - 264 Слуцкий А. И.-218

Слуцкий Б. А. - 198 Слуцкий Б. В. - 185 Слуцкий М. С. - 180 Смирнов Е. И. - 252, 264 Смит У. Б. - 175 Смоляр Г. - 12 Сойфер С. Л. - 212 Сойфертис Л. В. - 104 Сокирко Н. А. - 212 Соколов А. К. - 9,257 Соколов М. А. - 253 Соколов С. И. - 144 Соколовская Е. А. - 235 Солженицын А. И. - 8, 338 Солодарь Ц. С. - 188 Сонкин Г. А. - 234 Соркин Е 3. - 164 Сорокин Е А. - 151 Софронов А. В. - 124 СпивакЭ. Г. - 141,194 Спиваковский М. 3. - 199 Сталин (Джугашвили) И. В. - 12, 116

Стахурский М. М. - 140

Степанов А. Н. - 94

Столяров Г. А. - 101

Стронг АЛ. - 221

Стронгин Л. И. - 182

Субоцкий Л. М. - 124,134

Судоплатов П. А. - 243,301

Суранов С. Н. - 250

Суриц Я. 3. - 345

Сурков А. А. - 196

Суров А. А. - 125,133

Суслин А. Г. - 200

Суслов М. А. - 125,146,211,222

Суцкевер А. - 320

Сучков Ф. - 106

Тагер И. Л. - 260

Таиров (Корнблит) А. Я. - 109

Талалаевкий М. А. - 194

Тальми (Тальминовицкий) Л. Я. -183

Тарасенко В. А. - 319 Тарле Е. В. - 27 Тевосян И. Ф. - 216 Тейтельбаум А. М. - 229 ТемкинЯ. С.-254 Темкина В. Я. - 358 Теумин Э. И. - 183 Тимашук Л. Ф. - 247 Типпельскирх В. - 54 Тихонов Н. С. - 106 Товстопалов А. И. - 218 Толстой А. Н. - 79,81 Топчан А. Б.-241,260 Трауберг Л. 3.-103 Третьяков А. Ф. - 264 Трофименко С. Г. - 158 Троцкий (Бронштейн) Л. Д. - 34 Трумэн Г. - 266,307 Тубельский Л. Д. - 187 Туган-Барановский М. И. - 23 Тумерман Л. А. - 151 Турмилов А. И. - 64 Тюрин А. К. - 145 Тюркин П. А. - 63

Уайз С. - 91,318 Ульрих В. В. - 191 Уманская М. В. - 224 Уманский К. А. - 84,91,318 Успенский А. И. - 61 Утехин Г. В. - 185 Уэллс Орсон - 330

Фадеев А. А. - 105 Федоров А. Н.-251 Федотов Г. П. - 24,46 Фейгель И. И. - 241 Фейнберг С. Е. - 101 Фейхтвангер Л. - 90 Фельдман А. И. - 254, 266 Фельдман Г. - 102 Фельдштейн - 267 Ференс Н. И. - 215 Фефер И. С. - 39,88

Филиппова Р. Г. - 235 Финкелынтейн А. 3. - 235 Фиттерман Б. М. - 235 Флавий Иосиф - 120 Фрадкин М. М. - 200 Франк С. Л. - 35 Фрезинский Б.Я. - 360 Фрейд 3. - 329 Фридман Н. М. - 200 Фролов Е. П. - 338 Фрумкин А. Н. - 182 Фрумкина М. Я. (Эстер) - 41 Фурман В. Л. - 185

Хавинсон (Маринин) Я. С. - 221,

273,346 Хавкин М. П. - 68 ХазанД. М.-215 Хайкин С. Н. - 182 Хайман Дж. - 312 Халдей Е. А. - 229 Ханна Г. В.-164 Харел И. - 331 Харик И. Д.-41 Хаскин С. М. - 261 Хачатурян А. И. - 102 Хейфец Г. М. - 170,187 Хейфец М. Р. - 250 Хлевнюк О. В. - 9 ХляпС.Р.-217 Холлоуэй Д. - 271 Холодов (Меерович) Е. М. - 130 Храпченко М. Б. - 52,101 Хренников Т. Н. - 272 Хрулев А. В.-151 Хрущев Н. С. - 139,181 Хуциев М. М. - 120

Цанава (Джанджгава) Л. Ф. - 154

Чаплин Ч. - 90 Чарный М. Б. - 224 Чекменев Е. М. - 43 Чемерисский (Чемеринский) А. И. -41

Чепцов А. А. - 190

Черваков В. Ф. - 253 Чернышевский Н. Г. - 24 Черчилль У. - 51,54,116,222 Чесноков Д. И. - 266, 339,343,351 Чуев Ф. И.-91,353

Шагал М. - 161

Шагинян М. С. - 134

Шапиро А. Я. - 267

Шапиро Л. -341

Шапорин Ю. А. - 102

Шарет (Шерток) М. - 270,331

Шаталин Н. Н. - 59

Шатуновская Л. А. - 151, 330

Шафаревич И. Р. - 11

Шварц С. М. - 12, 75

Шварцман Л. Л. - 186

Шверник Н. М. - 191

Шебалин В. Я. - 102

Шевелев М. И. - 214

Шевченко Т. Г. - 78

Шейнин Л. А. - 98,182

Шейнин Л.Р. - 187 Шейнис 3. С. - 230,345 Шектер Дж. - 302 Шепилов Д. Т. - 123 Шерешевский Н. А. - 260 Шимелиович Б. А. - 88,110,173 Шимелиович И. - 173 Шимелиович Ю. - 173 Шимелиович Я. - 173 Шифрин - 63 Шишков В. М. - 174 Шкирятов М. Ф. - 97,145 Шкловский В. Б. - 225 Шлифер С. М. - 170 Шмаглит Г. Э. - 234 Шмидт А. И. - 234 ШнеерД.- 13 Шницер И. С. - 261 Шолом-Алейхем

(Рабинович С. Н.) - 89 Шолохов М. А. - 125, 227 Шопенгауэр А. - 119 Шостакович Д. Д. - 102 Штерн Л. С. - 88,109,241,309

Штернберг Я. М. - 194 Штор - 109 Шуб Л. 3.-216 Шубняков Ф. Г. - 111,156,185 Шульгин В. В. - 58 Шумаков И. В. - 186 Шумейко Г. В. - 147 Шумяцкий Б. 3. - 56

Щербаков А. С. - 79,83

Эйдинов (Вышедский) А. Ф. - 232 Эйдинов Г. Б. - 214 Эйзенштейн С. М. - 51,102 Эйнштейн А. - 84,90,92,161, 271 Эйтингон Н. И. - 61,187 Элиович Л. И. - 230 Элынтейн - 101 Эльяшив Ш. - 332 Эмдин Г. М. - 229

Эпштейн - 230

Эпштейн 3. X. - 238

Эпштейн Шахно (А. Б.) - 83, 88,317

Эренбург И. Г. - 79

Эрлих А. И. - 134

Эрлих Г. - 85

Этингер (Ситерман) Я. Я. - 242 Этингер Я. Г. - 241 Эттингер Ш. - 13

Юдин П. А.-215

Юзефович (Шпинак) И. С. - 174

Юзовский И. И. - 125,130

Ягода Г. Г. - 56

Яковлев (Хольцман) Б. В. - 134, 225

Якубович М. - 237 Ямпольский А. И. - 101 Ярославский (Губельман) Е. М. - 82

Список источников и литературы

ИСТОЧНИКИ Архивные источники

Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ)

Ф. 7523. Верховный Совет СССР.

Оп. 10. Аппарат Президиума Верховного Совета СССР (1939). Д. 93.

Ф. 8114. Еврейский антифашистский комитет (ЕАК) On. 1. Документы по основной деятельности (1941-1948). Д. 20,903,910,916. Ф. 8131. Прокуратура СССР.

Оп. 27. Документы по основной деятельности (1936-1949). Д. 973.

Оп. 38. Документы по основной деятельности (1933-1949). Д. 373.

Ф. 8581. Совинформбюро (1941-1960).

Оп. 2. Документы по основной деятельности.

Д. 167.

Ф. 9401. Народный комиссариат (министерство) внутренних дел СССР. On. 1. Секретариат. Д. 2894.

Оп. 2. Секретариат НКВД - МВД СССР. "Особая папка? И. В. Сталина. Д. 68,69,103,104,105,173,199. Ф. 9425. Главлит (1939-1953). On. 1. Секретариат.

Д. 12, 299,326,391,399,403,602,711,732,747, 830.

Архив Президента Российской Федерации (АП РФ)

Ф. 3. Политбюро (Президиум) ЦК КПСС. Оп. 58. Д. 94,222.

Российской государственный архив новейшей истории (РГАНИ)

Ф. 5. Аппарат ЦК ВКП(б) - КПСС.

Оп. 16. Отдел пропаганды и агитации (1948-1956).

Д. 602, 635, 747.

Оп. 25. Техсекретариат Оргбюро (Президиума) ЦК (1949-1953). Д. 504.

Ф. 89. Коллекция рассекреченных документов. Перечень 18. Документы 20, 21,23.

Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ)

Ф. 17. Центральный комитет ВКП(б) - КПСС. Оп. 3. Политбюро ЦК ВКП(б) (1919-1952).

Д. 967,1004,1009,1015,1016,1027,1028,1041,1051,1059,1064,1065,1072, 1074,1077,1082,1085,1089,1090,1091,1096,1518,1941. Оп. 49. Областной комитет ВКП(б) ЕАО. Д. 3000, 3003,3004.

On. 111. Комиссия ЦК КПСС по вопросам идеологии культуры и международных партийных связей (1958-1961). Д. 899

Оп. 114. Оргбюро и Секретариат ЦК ВКП(б) (1930-1939). Д. 633,637, 639,833,890,893,906.

Оп. 117. Оргбюро и Секретариат ЦК ВКП(б) (1939-1948).

Д. 36, 58, 159, 224, 279, 333, 343, 347, 349, 352, 408, 429, 431, 452, 463, 477, 528,597,611,617, 621,622, 672,853,866,877,938,1020.

Оп. 118. Оргбюро и Секретариат ЦК ВКП(б) (1948-1950).

Д. 20,35,39,56,143,153,229,290,310,333,339,345,353,397,404,428,562, 580, 615, 639, 695, 714, 720, 750, 752, 780, 839, 851,853,854,897,919,922,925, 931,932,945,952,968,969,991.

Оп. 119. Оргбюро и Секретариат ЦК ВКП(б) (1939-1952).

Д. 12, 57, 66, 100, 106, 107, 111, 118, 147, 228, 211, 216, 228, 254, 452, 662, 724,862,895,917,1053,1076.

Оп. 120. Отделы ЦК (1920-1939).

Д. 348.

Оп. 125. Управление пропаганды и агитации (1939-1948). Д. 35,63, 75,85,90,123,124,126,127,136,158,175,190,193, 203,216, 235, 285,310,316,340,383,384,405,565.

Оп. 127. Управление кадров (1939-1949). Д. 67,478,1651,1670,1702.

Оп. 128. Отдел международной информации (1944-1950). Д. 608,868,1056,1057,1058,1152. Оп. 132. Отдел пропаганды и агитации (1948-1953). Д. 12,116,118,122,137,229, 234, 235,237, 239,240, 276, 294, 295,297,337, 339, 402,474.

От. 133. Отдел художественной литературы и искусства (1937-1956). Д. 293,312,389.

Оп. 162. Документы Политбюро с грифом "Особая папка? (1923-1952). Д. 25, 26,37,38,39,46,48.

Оп. 163. Материалы к заседаниям Политбюро (1919-1952). Д. 1206.

Ф. 81. Фонд Л. М. Кагановича.

Оп. 3. Документы по политической и общественной деятельности (1920-1957).

Д. 86,122,128,129.

Ф. 82. Фонд В. М. Молотова.

Оп. 2. Документы по политической и общественной деятельности (1907-1996).

Д. 489,1012,1195.

Ф. 83. Фонд Г. М. Маленкова.

On. 1. Документы биографического характера.

Д. 3,5,9.

Ф. 364. Фонд редакции газеты "Правда". Оп. 5. Материалы по подготовке публикаций. Д. Ю.

Ф. 558. Фонд И. В. Сталина.

On. 11. Документы советского периода (1917-1952). Д. 807,1482,1483.

Ф. 588. Документы по истории России (1885-1985). Оп. 2. Личные документы государственных деятелей СССР и участников революционного движения. Д. 136.

Ф. 589. Комиссия (Комитет) партийного контроля. Оп. 3. Материалы персональных дел. Д. 5667,5837,6188,6592,15624. Ф. 629. Фонд П. Н. Поспелова.

On. 1. Документы партийной и общественной деятельности. Д. 87,98,1012.

Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Федерации (ЦАФСБ РФ)

Авторская коллекция копий архивных документов за 1948-1953 гг.

? Следственное дело - 2354 С. А. Лозовского, И. С. Фефера и др. в 42 тт. (арх. - Р-3208); 1948-1953 гг.

? Информационные материалы о посланнике Израиля в СССР Г. Меир (1948-1949 гг.).

? Следственное дело М. Е. Вейцман (сестры президента Израиля X. Вейцмана) (1953 г.)

? Материалы по расследованию "спецоперации" МГБ СССР по ликвидации С. М. Михоэлса (1953 г.)

Центральный архив Верховного суда Российской Федерации (ЦАВСРФ)

Авторская коллекция копий архивных документов за 1949-1953 гг.

? Материалы судебных процессов и по реабилитации лиц, проходивших по делам "Союза борьбы за дело революции", "Московского автомобильного завода им. Сталина", "Кузнецкого металлургического комбината".,

Центральный архив Российской академии медицинских наук

Авторская коллекция копий архивных документов за 1951-1953 гг.

? Биографические материалы на лиц, арестованных в 1952-1953 гг. по "д,елу врачей" (В. Н. Виноградов и др.).

Архив музея Московского завода им. И. А. Лихачева

Авторская коллекция копий архивных документов за 1951-1953 гг. - Биографические материалы на лиц, арестованных в 1950-1951 гг. по "д,елу ЗИС".,

Опубликованные источники

Работы российских мыслителей, а также советских партийных и государственных деятелей

Бердяев Н. А. Христианство и антисемитизм // Тайна Израиля. Еврейский вопрос в русской религиозной мысли конца XIX - первой половине XX вв. / Сост. В. Ф. Бойков. СПб. 1993. С. 325-342.

Ильин И. А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948-1954 годов. В 2-х тт. М.: Рарог, 1992.

Карсавин Л. П. Россия и евреи // Тайна Израиля. Еврейский вопрос в русской религиозной мысли конца XIX - первой половине XX вв. С. 407-431.

Ларин Ю. Евреи и антисемитизм в СССР. - М.-Л.: Госиздат, 1929. - 311 с.

Ленин В. И. Резолюция летнего 1913 года совещания ЦК РСДРП по национальному вопросу // Поли. собр. соч. Т. 24. С. 57.

Ленин В. И. Критические заметки по национальному вопросу // Поли, собр. соч. Т. 24. С. 113-150.

Ленин В. И. О "культурно-национальной" автономии // Поли. собр. соч. Т. 24. С. 174-178.

Ленин В. И. О национальной программе РСДРП. // Поли. собр. соч. Т. 24. С. 223-229.

Ленин В. И. О праве наций на самоопределение // Поли. собр. соч. Т. 25. С. 255-320.

Ленин В. И. Удержат ли большевики государственную власть" // Поли, собр. соч. Т. 34. С. 287-339.

Ленин В. И. Об образовании СССР // Поли. собр. соч. Т. 45. С. 211-213.

Ленин В. И. К вопросу о национальностях или об "автономизации" // Поли. собр. соч. Т. 45. С. 356-362.

Ленин В. И. Из письма А. М. Горькому от 15 сентября 1919 г. // Поли, собр. соч. Т. 51. С. 48-49.

Маркс К. К еврейскому вопросу // Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Изд. 2. М.: Госполитиздат, 1955. С. 408-413.

Мережковский Д. С. Еврейский вопрос как русский // Тайна Израиля. Еврейский вопрос в русской религиозной мысли конца XIX - первой половине XX вв. С. 301-303.

Солженицын А. И. Образованщина // Новый мир. 1991. - 5. С. 28-46.

Сталин И. В. Марксизм и национальный вопрос // Соч. Т. 2. С. 290-367.

Сталин И. В. Октябрьская революция и национальная политика русских коммунистов // Соч. Т. 5. С. 113-116.

Сталин И. В. Организационный отчет ЦК РКП(б) XIII съезду партии 24 мая 1924 г. // Соч. Т. 6. С. 189-233.

Сталин И. В. Национальный вопрос и ленинизм // Соч. Т. 11. С. 333-355.

Сталин И. В. Об антисемитизме. Ответ на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки // Соч. Т. 13. С. 28.

Сталин И. В. О задачах хозяйственников. Речь на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 г. // Соч. Т. 13. С. 29-42.

Сталин И. В. Отчетный доклад XVII съезду партии о работе ЦК ВКП(б) 26 января 1934 г. // Соч. Т. 13. С. 282-379.

Сталин И. В. О Великой Отечественной войне Советского Союза. Изд. 5. М.: Госполитиздат, 1948. - 207 с.

Сталин И. В. Марксизм и вопросы языкознания. Относительно марксизма в языкознании // Правда. 1950. 20 июня.

Троцкий Л. Д. Сталин. Т. 2. / Под ред. Ю. Г. Фелыптинского. - М.: Терра, 1990. - 303 с.

Туган-Барановский М. И. Русская интеллигенция и социализм (по поводу сборника "Вехи") // К лучшему будущему. Сб. социально-философских произведений. М. 1996. С. 51-64.

Федотов Г. П. Трагедия интеллигенции // О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктрябрьского зарубежья. М. 1990. С. 403-443.

Франк С. Л. По ту сторону "правого" и "левого" // Новый мир. 1990. "4. С. 205-241.

Хрущев Н. С. О культе личности и его последствиях // Известия ЦК КПСС. 1989. - 3. С. 128-166.

Официальные документальные публикации Российской империи, Советского государства и ЦК ВКП(б) - КПСС

Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Собр. 1. Т. 23. - 17006; Т. 28. - 21547; Собр. 2. Т.36. - 37684; Т. 40. - 42224.

Декреты Советской власти. Т. 1. М.: Госполитиздат, 1957. - 626 с; Т. 5. М.: Политиздат, 1971. - 701 с.

Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986) / Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Т. 7, 8. (1938-1955). - М.: Политиздат, 1985.

Пятнадцатый съезд ВКП(б). Стенографический отчет. Tl. - М.: Госполитиздат, 1961. - 847 с.

Шестнадцатый съезд Всесоюзной коммунистической партии (б). Стенографический отчет. - М.- Л.: Госиздат, 1930. - 781 с.

Восемнадцатый съезд ВКП(б). Стенографический отчет. М.: Госполитиздат, 1939. - 742 с.

Резолюции XVIII Всесоюзной конференции ВКП(б). М.: Госполитиздат, 1941.-23 с.

Публикации документов

Документы обвиняют. Сборник документов о чудовищных зверствах германских властей на временно захваченных ими советских территориях. Вып. 1,2.- М.: Госполитиздат, 1943,1945.

Сообщения Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их союзников. Вып. 1,2.- М.: Госполитиздат, 1944,1945.

Зверства немецко-фашистских захватчиков. Документы. Вып. 5, 12, 13, 14. - М.: Главпур НКОП, 1943,1945.

Евреи и еврейский народ. 1948-1953. Сб. материалов и документов из советской печати. В 3-х тт. (7-и кн.) / Ред. Б. Пинкус. Иерусалим, 1973.

Год кризиса. 1938-1939. Док. и мат. В 2-х тт. / МИД СССР; редкол.: А. П. Бондаренко и др. - М.: Политиздат, 1990.

Уничтожение евреев в СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944). Сб. документов и материалов / Под ред. И. Арада. - Иерусалим: Яд Ва-Шем, 1991. - 424 с.

Оглашению не подлежит: СССР и Германия. 1939-1941. Документы и материалы / Сост. Ю. Фелыытинский. - М.: Моск. рабочий, 1991. - 367 с.

Всесоюзная перепись населения 1939 года. Основные итоги /ИРИ РАН и др. - М.: Наука, 1992. -256 с.

"Литературный фронт". История политической цензуры 1932-1946 гг. Сб. док. / Сост. Д. Л. Бабиченко. - М.: Энциклопедия российских деревень,

1994. - 273 с.

Неправедный суд. Последний сталинский расстрел. Стенограмма судебного процесса над членами Еврейского антифашистского комитета / Отв. ред. В. П. Наумов. - М.: Наука, 1994. -399 с.

Сталинское политбюро в 30-е годы. Сб. документов / Сост. О. В. Хлев-нюк, А. В. Квашонкин, Л. П. Кошелева, Л. А. Роговая. - М.: АИРО - XX,

1995. - 333 с.

Соблазн социализма. Революция в России и евреи / Сост. А. С. Серебренников. - Париж-М.: YMCA-PRESS - Русский путь, 1995. - 523 с.

Еврейский антифашистский комитет. 1941-1948. Документированная история / Под ред. Ш. Редлиха и Г. В. Костырченко. - М.: Международные отношения, 1996. - 414 с.

Молотов, Маленков, Каганович. 1957. Стенограмма июньского пленума ЦК КПСС и другие документы / Под ред. А. Н. Яковлева; сост. Н. Ковалева, А. Коротков, С. Мельчин, Ю. Сигачев, А. Степанов. - М.: МФД, 1998. - 848 с.

Лаврентий Берия. 1953. Стенограмма июльского пленума ЦК КПСС и другие документы. (Россия. XX век. Документы) / Сост. В. П. Наумов, Ю. В. Сигачев. - М.: МФД, 1999. - 504 с.

Евреи и русская революция. Материалы и исследования / Ред.-сост. О. В. Будницкий. М. - Иерусалим: Гешарим, 1999. - 479 с.

3 apxi?iB ВУЧК, ГПУ, НКВД, КГБ. Спецвипуск. - 3/4 (8/9). - Киев: Сфера, 1998.-387 с.

Советско-израильские отношения. Сборник документов. 1941-1953. В 2 кн. Кн. 1: 1941 - май 1949 / Под ред. Б. Л. Колоколова, Э. Бенцура и др. - М.: Международные отношения, 2000. - 553 с.

Советско-израильские отношения. Сборник документов. 1941-1953. В 2 кн. Кн. 2: Май 1949-1953 / Под ред. Б. Л. Колоколова, Э. Бенцура и др.: Международные отношения, 2000. - 560 с.

Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х тт. Т. 1. Март 1953 - февраль 1956. (Россия. XX век. Документы) / Сост. А. Н. Артизов, Ю. В. Сигачев и др. - М.: МФД, 2000. - 503 с.

Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х тт. Т. 2. Февраль 1956 - начало 80-х годов. (Россия. XX век. Документы) / Сост. А. Н. Артизов, Ю. В. Сигачев и др. - М.: МФД, 2003. - 960 с.

Аппарат ЦК КПСС и культура. 1953-1957: Документы / Сост. Е. С. Афанасьева, В. Ю. Афиани, 3. К. Водопьянова и др. - М.: РОССПЭН, 2001. - 808 с.

Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Министров СССР. 1945-1953 / Сост. О. В. Хлевнюк, Й. Горлицки, Л. П. Кошелева, Л. А. Роговая и др. - М.: РОССПЭН, 2002. - 656 с.

Власть и художественная интеллигенция. Документы ЦК РКП (б) -ВКП(б), ВЧК-ОГПУ-НКВД о культурной политике. 1917-1953 (Россия. XX век. Документы) / Под ред. акад. А. Н. Яковлева; Сост. А. Н. Артизов, О. В. Наумов. - М.: МФД, 2002. - 872 с.

Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник. (Россия. XX век. Документы) / Под ред. А. Н. Яковлева; авт.-сост. А. И. Кокурин, Н. В. Петров. - М.: МФД, 2003. - 768 с.

ЦК ВКП(б) и региональные партийные комитеты. 1945-1953 / Сост. В. В. Денисов, А. В. Квашонкин, О. В. Хлевнюк и др. - М.: РОССПЭН, 2004. - 496 с.

Мицель М. Евреи Украины в 1943-1953 гг.: очерки документированной истории. - Киев: Дух i л1тера, 2004. - 366 с.

Сталин и космополитизм. 1945-1953. Документы Агитпропа ЦК. (Россия. XX век. Документы) / Под общ. ред. А. Н. Яковлева; сост. Д. Г. Наджа-фов, 3. С. Белоусова. - М.: МФД: Материк, 2005. - 768 с.

Государственный антисемитизм в СССР. От начала до кульминации, 1938-1953. (Россия. XX век. Документы) / Под общ. ред. А. Н. Яковлева. Сост. Г. В. Костырченко. - М.: МФД: Материк, 2005. - 592 с.

Политическое руководство Украины, 1938-1989 / Сост. В. Ю. Васильев, Р. Ю. Подкур и др. - М.: РОССПЭН, 2006. - 544 с.

Лубянка. Сталин и МГБ СССР. Март 1946 - март 1953: Документы высших органов партийной и государственной власти (Россия. XX век. Документы) / Сост. В. Н. Хаустов, В. П. Наумов, Н. С. Плотникова. - М.: МФД: Материк, 2007. -556 с.

Воспоминания, мемуарная литература

Аллилуев В. С. Хроника одной семьи. - М.: Молодая гвардия, 1995. - 318 с.

Аллилуева С. И. Двадцать писем к другу. - М.: Известия, 1990. - 176 с.

Аллилуева С. И. Только один год. - М.: Книга, 1990. - 381 с.

Беленький С. Е. Почти двенадцать лет // Новости недели (Израиль); литературное приложение. 2001. 22 марта. С. 2-34.

Боровой С. Я. Воспоминания. - М. - Иерусалим: Московский еврейский университет, 1993. - 383 с.

Борщаговский А. М. Записки баловня судьбы. - М.: Советский писатель, 1991.-400 с.

Валентинов Н. В. Наследники Сталина / Ред.-сост. Ю. Г. Фелынтинс-кий. - М.: Терра, 1991.-240 с.

Вовси-Михоэлс Н. С. Мой отец Соломон Михоэлс. Воспоминание о жизни и гибели. М.: Возвращение, 1997. - 236 с.

Еврейский антифашистский комитет у М. А. Суслова. Из воспоминаний Е. И. Долицкого / Публ А. Вайсберга // Звенья. Исторический альманах. Вып. 1. - М.: Прогресс: Феникс: Anheneum, 1991. С. 535-554.

Жданов Ю. А. Взгляд в прошлое: воспоминания очевидца. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2004. - 448 с.

Жуков И. И. Рука судьбы. Правда и ложь о Михаиле Шолохове и Александре Фадееве. - М.: Воскресение, 1994. - 255 с.

Герлинг-Грудзинский Г. Иной мир. Советские записки/ Пер. с польск. Н. Горбаневской. - М.: Прогресс, 1991. - 240 с.

Гнедин Е. А. Себя не потерять... // Новый мир. 1988. - 7. С. 173-209.

Джилас М. Лицо тоталитаризма / Пер. с сербско-хорватского. - М.: Новости, 1992. - 544 с.

Збарский И. Б. От России до России (Воспоминания ученого) // Под "крышей" Мавзолея / Сост. Е. Е. Зайцева. - Тверь: Полина, 1998. С. 185-316.

Изаков Б. Р. "Летучие годы, дальние края..." От 20-х до 80-х: Записки старого журналиста. - М.: Политиздат, 1988. - 431 с.

Маркиш Э. Столь долгое возвращение... - Тель-Авив, 1989. - 221с.

Маргулис М. "Еврейская" камера Лубянки. - Иерусалим: Гешарим, 1996. - 223 с.

Меир Г. Моя жизнь. Автобиография. В 2-х кн. - Иерусалим: Библиотека "Алия", 1989.

Каганович Л. М. Памятные записки рабочего, большевика-коммуниста, профсоюзного, партийного и советско-государственного работника. - М.: Вагриус, 1996. - 570 с.

Микоян А. И. Так было. Размышления о минувшем / Подг. С. А. Микояном. - М.: Вагриус, 1999. - 636 с.

Михоэлс: статьи, беседы, речи. Воспоминания о Михоэлсе. - М.: Искусство, 1964. - 792 с.

Новиков И. И. Рукопись воспоминаний о работе в Прокуратуре СССР. -Архив автора.

Ортенберг Д. И. Сорок третий: рассказ-хроника. - М.: Политиздат, 1991.-414 с.

Рапопорт Я. Л. На рубеже двух эпох. Дело врачей 1953 года. - М.: Книга, 1988.-271с.

Румянцев А. М. Между наукой и политикой // Наука и власть. Воспоминания ученых-гуманитариев и обществоведов / Отв. ред. Г. Б. Старушен-ко. - М.: Наука, 2001. С. 170-187.

Самойлов Д. С. Памятные записки. - М.: Международные отношения, 1995. - 473 с.

Симонов К. М. Глазами человека моего поколения. Размышления о И. В. Сталине. - М.: АПН, 1989. - 478 с.

Судоплатов П. А. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. - М.: ТОО Гея, 1996. - 508 с.

Так это было. Тихон Хренников о времени и о себе (Запись и обработка диалогов В. Рубцовой). - М.: Музыка, 1994. - 345 с.

Трояновский О. А. Через годы и расстояния, история одной семьи. - М.: Вагриус, 1997. - 383 с.

Хрущев Н. С. Воспоминания // Вопросы истории. 1990, - 4, 7; 1991. - 11,12; 1992, - 1.

Черняев А. С. Моя жизнь и мое время. - М.: Международные отношения, 1995. - 464 с.

Шатуновская Л. А. Жизнь в Кремле. - N.Y.: Chalidze Publication, 1982.-312 с.

Шепилов Д. Т Воспоминания // Вопросы истории. 1998. - 4-7.

Эренбург И. Г Люди, годы, жизнь. В 3-х тт. / Подг. Б. Я. Фрезинским. I

М.: Текст, 2005.

Дневники, письма, записные книжки

Власик Н. С. "Он вникал буквально во все..." (Из дневников начальника личной охраны Сталина // Наш современник. 2005. - 10. С. 123-145.

Застольные речи Сталина. Документы и материалы / Авт.-сост. В. А. Невежин. - М.-СПб.: АИРО-ХХ: Дм. Буланин, 2003. - 544 с.

Иосиф Сталин в объятиях семьи. Из личного архива. - М.: Родина, 1993. - 222 с.

Письма И. В. Сталина В. М. Молотову. 1925-1936. Сб. док. / Сост. Л. Ко-шелева, В. Лельчук, В. Наумов, О. Наумов, Л. Роговая, О. Хлевнюк. - М.: Россия молодая. - 303 с.

[Малышев В. А] Дневник наркома // Источник. 1997. - 5. С. 135-141. Пикер Г. Застольные разговоры Гитлера. - Смоленск: Русич, 1993. - 496 с. Посетители кремлевского кабинета И. В. Сталина. Журналы (тетради) записи лиц, принятых первым генсеком. 1924-1953 // Исторический архив. 1996. - 2,3; 1996. - 4-6; 1997. - 1.

Советские евреи пишут Илье Эренбургу. 1943-1966 / Ред. М. Альтшулер, И. Арад, Ш. Краковский. - Иерусалим, 1993. - 539 с.

Соловьев А. Г. Тетради красного профессора. 1912-1941 гг./ Публ. Н. Зе-лова // Неизвестная Россия. XX век. Т. 4. - М. 1993. С. 140-230.

Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. И. Чуева. - М.: Терра, 1991.-623 с.

Чуев Ф. И. Так говорил Каганович. Исповедь сталинского апостола. - М.: Отечество, 1992. - 205 с.

Периодические издания

"Блокнот агитатора Красной армии": 1944 г. "Большевик": 1942-1953 гг. "Известия": 1949,1953 гг. "Комсомольская правда": 1949-1953 гг. "Культура и жизнь": 1948-1949 гг.

"Литературная газета": 1947-1949,1953 гг. "Медицинский работник": 1944,1952 гг. "Петроградская правда": 1918 г. "Правда": 1936-1953 гг. "Правда Украины": 1949-1952 гг. "Советское искусство": 1949 г. "Эйникайт": 1943,1948 гг.

ЛИТЕРАТУРА Монографии, научные издания

Адибеков Г. М. Коминформ и послевоенная Европа. 1947-1956 гг. -М.: Молодая Россия, 1994. - 236 с.

Аманжолова Д. А. "Горячо живу и чувствую..." Петр Гермогенович Сми-дович. Опыт исторического портрета. - М. 1998. - 307 с.

Альтман И. А. Жертвы ненависти. Холокост в СССР. 1941-1945. - М.: Ковчег: Совершенно Секретно, 2002. - 542 с.

Арад И. Холокауст. Катастрофа европейского еврейства (1933-1945). Сб. статей. - Иерусалим: Яд Ва-Шем, 1990. - 165 с.

Арад И. Катастрофа евреев на оккупированных территориях Советского Союза (1941-1945). - Днепропетровск - Москва: Центр "Ткума? - Центр ?Холокост", 2007. - 806 с.

Бабиченко Д. Л. Писатели и цензоры. Советская литература 1940-х годов под политическим контролем ЦК. - М.: Россия молодая, 1994. - 172 с.

Боффа Дж. История Советского Союза. В 2 тт. Т. 2. От Отечественной войны до положения второй мировой державы. Сталин и Хрущев. 1941-1964 / Пер. с итал. - М.: Международные отношения, 1994. - 632 с.

Брент Дж. Наумов В. П. Последнее дело Сталина. - М.: Проспект, 2004. - 352 с.

Будницкий О. В. Российские евреи между красными и белыми (1917-1920). - М.: РОССПЭН, 2005. - 552 с.

Вдовин А. И. Русские в XX веке. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2004. - 448 с.

Генина Е. С. Кампания по борьбе с космополитизмом в Кузбассе (конец 1940 - начало 1950-х гг. / Сер. "Евреи в Сибири и на Дальнем Востоке". Вып. 2. - Красноярск, 2003. -139 с.

Горяева Т. М. Политическая цензура в СССР. 1917-1991 гг. М.: РОССПЭН, 2002. - 400 с.

Данилов А. А. Пыжиков А. В. Рождение сверхдержавы: СССР в первые послевоенные годы. - М.: РОССПЭН, 2001. - 304 с.

Жуков Ю. Н. Тайны Кремля: Сталин, Молотов, Берия, Маленков. М.: Тер-ра - Книжный клуб, 2000. - 688 с.

Евреи в России. Историографические очерки. 2-я половина XIX века -XX век /Ред. М. Аграновская. - М. - Иерусалим: Еврейский университет в Москве, 1994. - 256 с.

Евреи в современном мире. История евреев в новое и новейшее время: антология документов. Т. 1. / Сост. П. Медес-Флор, Й. Рейнхарц. - М. - Иерусалим: Мосты культуры-Гешарим, 2003. - 575 с.

Есаков В. Д. Левина Е. С. "Дело KP. Суды чести в идеологии и практике послевоенного сталинизма". - М.: ИРИ РАН, 2001. - 454 с.

Зельцер А. Евреи советской провинции: Витебск и местечки 1917"1941. - М.: РОССПЭН, 2006. - 478 с.

Зубкова Е. Ю. Общество и реформы 1945-1964. - М.: Молодая Россия, 1993.-198 с.

Историография сталинизма. Сб. статей / Под ред. Н. А. Симония. - М.: РОССПЭН, 2007. - 480 с.

Исторические судьбы евреев в России и СССР: начало диалога (Сб. статей) / Отв. ред. И. Крупник. - М. 1992. - 335 с.

Кодин Е. В. "Гарвардский проект". - М.: РОССПЭН, 2003. - 208 с.

Козлов В. П. Обманутая, но торжествующая Клио. Подлоги письменных источников по российской истории в XX веке. - М.: РОССПЭН, 2001. - 224 с.

Костырченко Г. В. В плену у красного фараона. Политические преследования евреев в СССР в последнее сталинское десятилетие. - М.: Международные отношения, 1994. - 398 с.

Костырченко Г. В. Тайная политика Сталина. Власть и антисемитизм. -М.: Международные отношения, 2001. - 784 с.

Куманев В. А. 30-е годы в судьбах отечественной интеллигенции. - М.: Наука, 1991.-294 с.

Куманев Г. А. Говорят сталинские наркомы. - Смоленск: Русич, 2005. -632 с.

Курс советской истории. 1917-1991. В 2-х кн. Кн. 2. 1941-1991. / Под ред. А. К. Соколова. - М.: Высшая школа, 1999. - 383 с.

Мозохин О. Б. Право на репрессии: Внесудебные полномочия органов государственной безопасности (1918-1953). - М. - Жуковский: Кучково поле, 2006. - 480 с.

Невежин В. А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии "священных боев" 1939-1941 гг. - М.: АИРО-ХХ, 1997. - 283 с.

Петров Н. В. Первый председатель КГБ Иван Серов. - М.: Материк, 2005.-413 с.

Петрова Н. К. Антифашистские комитеты в СССР: 1941-1945 гг. - М.: ИРИ РАН, 1999. - 339 с.

Пихоя Р. Г. Советский Союз: история власти. 1945-1991. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000. - 684 с.

Попов А. Ю. 15 встреч с генералом КГБ Бельченко. - М.: Олма-Пресс, 2002. - 384 с.

Репрессии против поляков и польских граждан (Исторические сборники "Мемориала". [Сб. статей]. Вып. 1 / Сост. А. Э. Гурьянов, Н. В. Петров, А. Б. Рогинский, В. Н. Хаустов и др. - М.: Звенья, 1997. - 254 с.

Свердлов Ф. Д. В строю отважных. Очерки о евреях - Героях Советского Союза. - М.: АО "Книга и бизнес", 1992. - 304 с.

Сонин А. С. "Физический идеализм": История одной идеологической кампании. - М.: Физматлит, 1994. - 224 с.

Советская внешняя политика в годы ?холодной войны" (1945-1985). Новое прочтение / Отв. ред. Л. Н. Нежинский. - М.: Международные отношения, 1995. - 509 с.

Советская историография / Под общ. ред. Ю. Н. Афанасьева. -М.: РГГУ, 1996. - 592 с.

Сойфер В. Н. Власть и наука. История разгрома генетики в СССР. -М.: "Лазурь", 1993. - 706 с.

Фест И. К. Гитлер. Биография. В 3-х тт. Пермь: КЦ "Алетейа", 1993.

Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм: Социальная история Советской России в 30-е годы [Пер. с англ. яз. Л. Ю. Пантиной. - М.: РОССПЭН, 2001.-332 с.

Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. - М.: РОССПЭН, 1996. - 304 с.

Холодная война 1945-1963 гг. Историческая ретроспектива. Сб. статей / Отв. ред. Н. И. Егорова, А. О. Чубарьян. - М.: Олма-Пресс, 2003. - 640 с.

Хоскинг Дж. История Советского Союза 1917-1991. - М.: Вагриус, 1994.-510 с.

Шапиро Л. Коммунистическая партия Советского Союза / Пер. с англ. В. Франк. - Firenze: Aurora, 1975. - 933 с.

Шварц С. М. Антисемитизм в Советском Союзе. - Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1952. - 263 с.

Шварц С. М. Евреи в Советском Союзе с начала Второй мировой войны (1939-1965). - Нью-Йорк: Изд. Американского еврейского рабочего комитета, 1966. - 430 с.

Книги на иностранных языках

Altshuler, М. Soviet Jewry since the Second World War. Population and Social Structure. - N.Y: Greenwood press, 1987. - 278 p.

Altshuler, M. Soviet Jewry on the Eve of the Holocaust. A Social and Demographic Profile. - Jerusalem, 1998. - 346 p.

Baron, S. W. Russian Jew under Tsars and Soviets. - N.Y: Macmillan, 1964. -427 p.

Brandenberger, D. National Bolshevism: Stalinist Mass Culture and the Formation of Modern Russian National Identity, 1931-1956. - Cambridge (Mass.): Harvard University Press, 2002. - 378 p.

Brent, J. Naumov V. P. Stalin's Last Crime. - N.Y: Harper Collins Publisher, 2003. - 399 p.

Gilboa, Y. A. The Black Years of Soviet Jewry, 1939-1953. - Boston: Little Brown, 1971.-418 p.

Gitelman, Z. Y. A Century of Ambivalence. The Jews of Russia and the Soviet Union, 1881 to the Present. - N.Y: Schocken Books, Inc. 1988. - 297 p.

Goldberg, B. Z. The Jewish Problem in the Soviet Union. - N.Y: Croun Publishers, 1961.-374 p.

Ethnic Minorities in the Soviet Union. / Ed. by E. Goldhagen. - N.Y: Brandeis University Press, 1968. - 351 p.

Kagedan, A. Soviet Zion: The Quest for a Russian Jewish Homeland. - N.Y: St. Martin Press, 1994. - 157 p.

Kostyrchenko, G. Out of the Red Shadows: Anti-Semitism in Stalin's Russia. Amherst (NY): Prometheus Books, 1995. - 331 p.

Kostyrtchenko, G. Prisonniers du Pharaon Rouge. - Arles: Solin /Actes SUD, 1998. - 447 p.

Kuchenbecker, A. Zionismus ohne Zion. Birobidzan: Idee und Ge-schichte eines j?dischen Staates in Sowiet-Fernost. - Berlin: Metropol, 2000. - 272 S.

Levin, N. The Jews in the Soviet Union since 1917. Paradox of Survival. In 2 Vol. N.Y. - London, 1988.

Lustiger, A. Rotbuch: Stalin und die Juden: Die tragische Geschichte des J?dischen Antifaschistischen Komitees und der sowjetischen Juden. Berlin: Aufbau-Verlag, 1998. - 429 S.

Martin, T. The Affirmative Action Empire: Nations and Nationalism in the Soviet Union, 1923-1939. - Itaca: Cornell University Press. - 496 p.

Pinkus, В. The Soviet government and the Jews, 1948-1967: a documented study / General editor J. Frankel. - Cambridge (UK): Cambridge University Press, 1984. - 612 p.

Pinkus, B. The Jews of the Soviet Union: The History of a National Minority. - Cambridge (UK): Cambridge University Press, 1988. - 385 p.

Rapoport, L. Stalin's War against the Jews. The Doctor's Plot and the Soviet Solution. - N.Y.: The Free Press, 1990. - 318 p.

Redlich, Sh. Propaganda and Nationalism in Wartime Russia: The Jewish Anti-Fascist Committee in the USSR. 1941-1948. - Boulder (Colo): Westview Press, 1982. - 243 p.

Redlich, Sh. "War, Holocaust and Stalinism. A Documented History of the Jewish Anti-Fascist Committee in the USSR". - London: Harwood Academic Publishers, 1995. - 504 p.

Ro'i, Ya. Soviet Decision making in Practice. The USSR and Israel, 1947-1954. - New Brunswick-London: Transaction Books, 1980. - 540 p.

Ro'i, Ya. The struggle for Soviet Jewish Emigration, 1948-1967. - Cambridge (UK): Cambridge University Press, 1991. - 458 p.

Rubenstein, J. Tangled Loyalties: The Life and Times of Ilya Ehrenburg. -N.Y: Basic Books, 1996. - 482 p.

Sawyer, Т. E. The Jewish Minority in the Soviet Union. - Boulder (Colo): Westview Press, 1979. - 353 p.

Shneer, D. Yiddish and the Creation of Soviet Jewish Culture, 1918-1930. -Cambridge (Mass.): Harvard University Press. 2004. - 310 p.

Der Sp?tstalinismus und die J?dishce Frage. Zur antisemitischen Wendung des Kommunismus / Hrsg. von L. Luks. - B?hlau Verlag. K?ln, 1998. - 293 S.

Simon, G. Nationalism and Policy toward the Nationalities in the Soviet Union. - Boulder (Colo): Westview Press, 1991. - 483 p.

Soviet Nationality Policies and Practices / Ed. by J. Azrael. - N.Y: Praeger Publishers, 1978. - 393 p.

Yarmolinsky, A. The Jews and other minor Nationalities under Soviets. - N.Y: Vanguard Press, 1928. - 193 p.

Научные статьи

Агапов M. Г. СССР и палестинская проблема в 1920-е - 1943 гг. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Екатеринбург, 2004. - 26 с.

Аксенов Ю. С. Апогей сталинизма: послевоенная пирамида власти // Вопросы истории КПСС. 1990. - И. С. 90-105.

Батыгина Г. С, Девятко И. Ф. Еврейский вопрос: хроника сороковых годов // Вестник РАН. 1993. Т. 63. - 1. С. 61-72; - 2. С. 143-151.

Бордюгов Г. А. Сталинская интеллигенция. О некоторых способах и смыслах ее социального поведения // Чрезвычайный век российской истории. Четыре фрагмента. СПб. 2004. С. 247-273.

Зубкова Е. Ю. Кадровая политика и чистки в КПСС. 1945-1953 // Свободная мысль. 1999. - 3,4, 6.

Клейн Б. С. Политика США и "д,ело врачей" // Вопросы истории. 2006. - 6. С. 35-47.

Костырченко Г. В. "Дело врачей": миф и реальность (Доклад на заседании Ученого совета ИРИ РАН 19 февраля 1998 г.) // Труды Института российской истории РАН. 1997-1998 гг. Вып. 2. - М.: ИРИ РАН, 2000. С. 354-385.

Костырченко Г. В. Начало холодной войны и "еврейский вопрос? // Советское общество: будни холодной войны. Материалы "круглого стола". -М. - Арзамас: ИРИ РАН - АГПИ, 2000. С. 284-304.

Костырченко Г. В. Депортация - мистификация // Отечественная история. 2003. - 1.С. 92-113.

Костырченко Г. В. Из-под глыб века. О второй части книги Александра Солженицына "Двести лет вместе? // Родина. 2003. "7. С. 17-23.

Костырченко Г. В. "Дело Михоэлса": новый взгляд // Новости разведки и контрразведки. 2003. - 21-22. С. 7-10.

Костырченко Г. В. "Крымский проект": загадка американского участия // История и культура российского и восточноевропейского еврейства: новые источники, новые подходы. Материалы межд. науч. конференции (Москва, 8-10 декабря 2003) / Под ред. О. В. Будницкого, К. Ю. Бурмистрова и др. М.: Дом еврейской книги, 2004. С. 373-393.

Костырченко Г. В. Мечтал ли Сталин о втором Холокосте? [О книге Дж. Брента и В. П. Наумова "Последнее преступление Сталина. Заговор против еврейских врачей, 1948-1953? // Родина. 2005. - 1. С. 19-26.

Костырченко Г. В. Сталин и национальный вопрос в СССР // 50 лет без Сталина: наследие сталинизма и его влияние на историю второй половины XX века. Материалы "круглого стола? 4 марта 2003 г. - М.: ИРИ РАН, 2005. С. 85-97.

Костырченко Г. В. Советско-польские отношения и еврейский вопрос. 1939-1957 // Польша-СССР, 1945-1989: Избранные политические проблемы, наследие прошлого. - М.: ИРИ РАН, 2005. С. 300-312.

Костырченко Г. В. Национальный вызов сионистов и классовый ответ большевиков. Первые шаги советской власти в решении еврейского вопроса // Мировой кризис 1914-1920 годов и судьба восточноевропейского еврейства / Отв. ред. О. В. Будницкий. - М.: РОССПЭН, 2005. С. 215-230.

Костырченко Г. В. Сталинский Советский Союз и Холокост // Холокост: история и память / Ред. Т. Краус. - Budapest: Maguar Ruszisztikai Intezet, 2006. С. 145-153.

Костырченко Г. В. Политика советского руководства в отношении еврейской эмиграции после XX съезда КПСС (1956-1991) // Еврейская эмиграция из России. 1881-2005. Материалы межд. науч. конференции (Москва, 10-12 декабря 2006) / Отв. ред. О. В. Будницкий. М.: РОССПЭН, 2008. С. 202-219.

Люкс Л. Еврейский вопрос в политике Сталина // Вопросы истории. 1999. "7. С. 41-59.

Мицель М. Программы "Джойнта" в СССР, 1943-1947 // Материалы Девятой ежегодной международной междисциплинарной конференции по иудаике. Ч. 2. М. 2002. С. 119-138.

Петров Н. В. Репрессии в аппарате МГБ в последние годы жизни Сталина. 1951-1953 // Cahiers du Monde Russe. 2003. April-Septembre. - 44/2-3. P. 1-35.

Розенблат E. С. "Чуждый элемент": еврейские беженцы в Западной Белоруссии (1939-1941) // История и культура российского и восточноевропейского еврейства: новые источники, новые подходы: материалы межд. науч. конференции (Москва, 8-10 декабря 2003 г.) / Под ред. О. В. Будницкого и др. М. 2004. С. 333-361.

Франкель Дж. Российская империя и Советский Союз // Евреи и XX век. Аналитический словарь / Пер. с фр. - М.: Текст-Лехаим, 2004. С. 507-525.

Фрезинский Б. Я. Книга о пятнадцати годах госантисемитизма и еще раз о событиях начала 1953 года // Народ Книги в мире книг. 2005. Декабрь. "60. С. 4-10.

Шехтман И. Советское еврейство в германо-советской войне // Еврейский мир. Сборник 1944 (Нью-Йорк, 1944). М. - Иерусалим- Мн. 2001. С. 227-246.

Статьи на иностранных языках

Anti-Semitism in the Soviet Union. Its Roots and Consequences: Proceedings of the Seminar in Soviet Anti-Semitism held in Jerusalem on April 7-8. 1978. Vol. 1. - Jerusalem: The Centre for Research and Documentation of East-European Jewry (Hebrew University of Jerusalem), 1979.

Gitelman, Z. The Jews // Problems of Communism (Washington). 1967. Sent.-Oct. P. 92-101.

Kopchenova, I. Policy toward Jews at Institutions of Higher Educations in Ukraine, 1949-1950 //Jews in Russia and Eastern Europe. 2003. - 2(51). P. 125-146.

Kostyrchenko, G. The Abakumov-Shvartsman Case. A ?Zionist Plot? in the Ministry of State Security // Russian Studies in History (A Journal of Translations). Vol. 43. - 2. Fall 2004. P. 85-98.

Kostyrchenko, G. An Antisemitic Case at End of Stalin's Rule // Jews in Russia and Eastern Europe. 2003. - 2(51). P. 103-124.

Kostyrchenko, G. The Genesis of Establishment Anti-Semitism in the USSR: the Black Years, 1948-1953 // Revolution, Repression and Revival: The Soviet Jewish Experience / Ed. by Z. Gitelman, Ya. Ro'i. - Lanham (Maryland, USA): Rowman & Littlefield, 2007. - P. 179-192.

Kostyrtschenko, G. Der staatliche Antisemitismus im Alltag der sowjetischen Nachtkriegzeit // Tauwetter, Eiszeit und gelekte Dialoge Russen und Deutsche nach 1945 / Hrsg. von K. Eimermacher und A. Volpert. - M?nchen: Wilhelm Fink Verlag, 2006. - S. 205-240.

Piraeus, В. The Roots of Ideological Anti-Semitism in the Soviet Union Under Gorbachev// SHVUT. 1996. - 3 (19). P. 55-111.

Ro'i, Ya. The Jewish Religion in the Soviet Union after World War II //Jews and Jewish Life in Russia and the Soviet Union / Ed. by Ya. Ro'i. London: Frank cass Publishers, 1995. P. 263-289.

Shneer, D. Having it Both Ways: Jewish Nation Building and Jewish Assimilation in the Soviet Empire // Ab Imperio. 2003. - 3. P. 377-393.

Zinger, В. Belenkaja, L. Stages in the Formation of Policy on the Jewish Question in the Communist party of the Soviet Union//SHVUT. 1996. - 3 (19). P. 112-146.

Историческая научно-популярная и публицистическая литература

Авторханов А. Империя Кремля, Советский тип колониализма. - Ви-льюс, 1990. - 240 с.

Авторханов А. Загадка смерти Сталина (Заговор Берия). - М.: Слово, 1992. - 142 с.

Айзенштат Я. И. О подготовке Сталиным геноцида евреев. - Иерусалим, 1994. - 103 с.

Алексеева Л. М. История инакомыслия в СССР. Новейший период. -Вильнюс - М.: VIMO, 1992. - 352 с.

Антисемитизм в Советском Союзе. Его корни и последствия [Сб. статей] / Ред. И. Яхот, Л. Дымерская-Цигельман и др. - Иерусалим: Библиотека "Алия", 1979. - 477 с.

Антонов-Овсеенко А. В. Портрет тирана. - М.: Грэгори Пэйдж, 1994. -479 с.

Безыменский Л. А. Гитлер и Сталин перед схваткой. - М.: Вече, 2000. - 507 с.

Безыменский Л. А. Будапештский мессия: Рауль Валленберг. - М.: Коллекция "Совершенно секретно", 2001. - 192 с.

Беленькая Л. Зингер Б. Наперекор. Еврейское национальное движение в СССР и его идеология (1945-1976 гг.). - Мн.: ООО "МЕТ", 2004. - 382 с.

Борщаговский А. М. Обвиняется кровь. - М.: Прогресс-Культура, 1994. - 399 с.

Бракман Р. Я. "Секретная папка Иосифа Сталина. Скрытая жизнь" / Пер. с англ. - М.: Весь мир - ?Ювента", 2004. - 560 с.

Вайнеры А. и Г. Петля и камень в зеленой траве. - М.: "Сигма-Пресс", 1997. - 544 с.

Ваксберг А. И. Нераскрытые тайны. - М.: Новости, 1993. - 304 с.

Ваксберг А. И. Из ада в рай и обратно. Еврейский вопрос по Ленину, Сталину и Солженицыну. - М.: КРПА "Олимп", 2003. - 496 с.

Васильева Л. Н. Кремлевские жены. - М.: Вагриус, 1992. - 544 с.

Волков Ф. Д. Взлет и падение Сталина. - М.: Спектр, 1992. - 336 с.

Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия. Политический портрет И. В. Сталина. В 2-х кн. - М.: Новости, 1990.

Восленский М. С. Номенклатура: господствующий класс Советского Союза. - М.: МП Октябрь: Советская Россия, 1991. - 624 с.

Гейзер М. М. Михоэлс. Жизнь и смерть. - М.: Гласность, 1998. - 384 с.

Геллер М. Я. Некрич А. М. Утопия у власти. - М.: "МИК", 2000. - 856 с.

Генин М. А. Палестинская проблема. (Из стенограммы публичной лекции в Центральном лектории Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний). - М.: Изд. "Правда", 1948. - 25 с.

Громов Е. С. Сталин: власть и искусство. - М.: Республика, 1998. - 495 с.

Говрин Й. Израильско-советские отношения. 1953-1967. - М.: Прогресс-Культура, 1994. - 335 с.

Еврейский мир. Ежегодник на 1939 год / Объединение русско-еврейской интеллигенции (Париж). [Сб. статей]. - Иерусалим - М.: Гешарим - Мосты культуры, 2002. - 480 с.

Еврейский мир. Сборник II1944 года / Союз русских евреев в Нью-Йорке. [Сб. статей]. - Иерусалим - М.: Гешарим - Мосты культуры, 2001. - 480 с.

Ерашов В. П. Коридоры смерти. Историко-фантастическая хроника. Рассказы. - М.: ПИК, 1990. - 336 с.

Звягинцев А. Г. Орлов Ю. Г. Приговоренные временем. Российские и советские прокуроры. XX век. 1937-1953 гг. - М.: РОССПЭН, 2001. - 536 с.

Зускина-Перельман А. В. Путешествие Вениамина. Размышления о жизни, творчестве и судьбе еврейского актера Вениамина Зускина. - М. - Иерусалим: Мосты культуры - Гешарим, 2002. - 510 с.

Кандель Ф.С. Книга времен и событий. История евреев Советского Союза [1917-1970]. Т. 3-6. - М.: Мосты культуры, 2002-2007.

Каррер Д Анкосс Э. Евразийская империя. История Российской империи с 1552 г. до наших дней / Пер. с фр. - М.:РОССПЭН, 2007. - 367 с.

Книга о русском еврействе. 1917-1967 / Под ред. Я. Г. Фрумкина, Г. Я. Аронсона и др. (Союз русских евреев. Нью-Йорк, 1968). - Иерусалим -М. - Мн.: Гешарим - Мосты культуры - ООО МЕТ, 2002. - 480 с.

Кожинов В. В. Россия. Век ХХ-й (1939-1964). (Опыт беспристрастного исследования). - М.: Алгоритм, 1999. - 400 с.

Левашов В. В. Убийство Михоэлса. - М.: КРПА "Олимп", 2002. - 414 с. Люкс Л. Третий Рим? Третий рейх" Третий путь" Исторические очерки о России, Германии и Западе. - М.: МФФ, 2003. - 300 с.

Люстигер А. Сталин и евреи: Трагическая история Еврейского антифашистского комитета и советских евреев / Пер. с нем. - М.: РОССПЭН, 2008. - 478 с.

Лясс Ф. М. Последний политический процесс Сталина или несостоявшийся геноцид. - Иерусалим, 1995. - 235 с.

Медведев Ж. А. Медведев Р. А. Избранные произведения в 4 тт. Т. 1. Медведев Р. А. К суду истории: о Сталине и сталинизме. - М.: Права человека, 2002. - 720 с.

Медведев Ж. А. Медведев Р. А. Неизвестный Сталин. - М.: Права человека, 2001.-354 с.

Медведев Ж. А. Сталин и еврейская проблема. Новый анализ. - М.: Права человека, 2003. - 288 с.

Мининберг Л. Л. Советские евреи в науке и промышленности СССР в период Второй мировой войны (1941"1945 гг.). Очерки. - М.: ИЦ-Гарант, 1995. - 549 с.

Монтефиоре С. С. Сталин: двор Красного монарха /Пер. с англ. С. Ману-кова. - М.: ОЛМА Медиа групп: ОЛМА-ПРЕСС, 2006. - 767 с.

Некрасов В. Ф. Тринадцать ?железных" наркомов: История НКВД-МВД от А. И. Рыкова до Н. А. Щелокова. - М.: Версты, 1995. - 416 с.

Радзинский Э. С. Сталин: жизнь и смерть. - М.: Вагриус, 2003. - 639 с.

Рид Д. Спор о Сионе. - М.: Твердь, 1992. - 639 с.

Слезкин Ю. Л. Эра Меркурия. Евреи в современном мире /Автор, пер. с англ. С. Б. Ильина. - М.: Новое литературное обозрение, 2005. - 544 с.

Солженицын А. И. Двести лет вместе. В 2 ч. Ч. 2. - М.: Русский путь, 2002. - 512 с.

Столяров К. А. Палачи жертвы. - М.: Олма-Пресс, 1997. - 365 с. Тартаковский Ж. Евреи в руководстве СССР (1917-1991). - Тель-Авив, 1994.-76 с.

Черная книга коммунизма. Преступления, террор, репрессии. - М.: "Три века истории", 1999. - 768 с.

Черчилль У. Вторая мировая война. В 3-х кн. - М.: Воениздат, 1991.

Шафаревич И. Р. Трехтысячелетняя загадка. История еврейства из перспективы современной России. - СПб.: Библиополис, 2002. - 366 с.

Шейнис 3. С. Провокация века. - М.: ПИК, 1992. - 221 с.

Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. В 2-х тт. - М.: Воениздат, 1991.

Эттингер Ш. Россия и евреи. Сб. статей. - Иерусалим: Библиотека "Алия", 1993. - 314 с.

Библиографические, информационно-справочные издания

Политбюро ЦК РКП(б)-ВКЩб). Повестки дня заседаний. 1919-1952. Каталог. В 3 тт./ Г. М. Адибеков, Л. А. Роговая и др. - М.: РОССПЭН, 2000-2001.

Архив новейшей истории России. "Особая папка? [Сталина, Молотова, Берии, Хрущева]. В 4 тт.: Из материалов Секретариата НКВД - МВД СССР 1944-1959 гг. Каталог док.- М.: Серия "Каталоги", 1994-1995.

Совет Народных Комиссаров СССР. Совет Министров СССР. 1923-1991. Энциклопедический справочник / Авт.-сост. С. Д. Гарнюк - М.: Мосгорар-хив, 1999. - 552 с.

Реабилитация. Политические процессы 30?50-х годов / Под общ. ред. А. Н. Яковлева. - М.: Политиздат, 1991. - 461 с.

Путеводитель по фондам и коллекциям личного происхождения Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории / Гл. ред. К. М. Андерсон. - М.: ГАС РФ, 1996. - 405 с.

Документы по истории и культуре евреев в архивах Москвы. Путеводитель / Ред.-сост. М. С. Куповецкий, Е. В. Старостин, М. Веб. - М.: РГГУ, 1997. - 504 с.

Евреи Сибири и Дальнего Востока. Библиографический указатель литературы на русском языке / Сост. Л. В. Кальмина, Л. В. Курас, Т. А. Немчинова. // Евреи в Сибири и на Дальнем Востоке. Выпуск 6. - Красноярск: "Кларетианум", 2004 г. - 160 с.

Еврейская энциклопедия. В 16-ти тт./ Под общ. ред. А. Гаркави и Л. Кац-нельсона (СПб.: Брокгауз и Ефрон. 1906-1913). Репринт, изд. - М.: Терра, 1991.

Краткая еврейская энциклопедия. В 11 тт. / Гл. ред. И. Онен, Н. Прат и др. - Иерусалим, 1976-2005.

Российская еврейская энциклопедия. В 5 тт. / Гл. ред. Г. Г. Брановер. - М.: Эпос, 1994-2004.

Полная хронология XX века (?Helicon?) / Авт.-сост. Н. Уильяме. - М: Вече-Акт, 1999.-816 с.

Рутберг Н. И. Пидевич И. Н. Евреи и еврейский вопрос в литературе советского периода. Хронологическо-тематический указатель литературы, изданной за 1917-1991 гг. на русском языке / Отв. ред. И. А. Беседин. - М.: Грантъ, 2000. - 598 с.

Залесский К. А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. - М.: Вече, 2000. - 608 с.

Зенькович Н. А. Самые секретные родственники. Энциклопедия биографий. - М: Олма-Пресс: Звездный мир, 2005. - 512 с.

Коржихина Т. П. История государственных учреждений СССР: Учеб. для студентов вузов. - М: Высшая школа, 1986. - 399 с.

Список сокращений

Агитпроп АМН СССР АН СССР АОН АП РФ АССР БелГОСЕТ БССР БСЭ

ВАСХНИЛ

ВВС

ВЕК

ВКП(б)

ВЛКСМ

ВОКС

впш

ВСО ВТО ВЦИК ВЦСПС

ВЧК(ЧК)

ГАКО ГА РФ ГАСБУ ГКО (ГОКО) Главгидрострой

Главлит

Главпур

ГОСЕТ

Госплан

ГПУ

ГРУ

ГУГБ

отдел (управление) пропаганды и агитации Академия медицинских наук Академия наук

Академия общественных наук

Архив Президента Российской Федерации

Автономная Советская Социалистическая Республика

Белорусский государственный еврейский театр

Белорусская Советская Социалистическая Республика

Большая советская энциклопедия

Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук

Военно-воздушные силы

Всемирный еврейский конгресс

Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) Всесоюзный ленинский коммунистический союз молодежи

Всесоюзное общество культурных связей с заграницей

Высшая партийная школа

Всемирная сионистская организация

Всероссийское театральное общество

Всероссийский Центральный исполнительный комитет

Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных

Союзов

Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениям по должности Государственный архив Кемеровской области Государственный архив Российской Федерации Государственный архив службы безопасности Украины Государственный комитет обороны Главное управление лагерей гидротехнического строительства НКВД СССР

аппарат Уполномоченного Совета министров СССР по охране военных и государственных тайн в печати Главное политическое управление армии Государственный еврейский театр Государственный плановый комитет Главное политическое управление Главное разведывательное управление Главное управление государственной безопасности

ГУЛАГ Главное управление исправительно-трудовых лагерей

и колоний

ЕАК Еврейский антифашистский комитет

ЕАО Еврейская автономная область

ЕИО Еврейское историческое общество

ЗАГС отдел записи актов гражданского состояния

ЗИС Московский автомобильный завод им. Сталина

ИЕП интеллигенция еврейского происхождения

им. имени

ИМХиМП Институт мирового хозяйства и мировой политики

ИМЭЛ (ИМЛ) Институт Маркса-Энгельса-Ленина (марксизма-

ленинизма)

КБ конструкторское бюро

КГБ Комитет государственной безопасности

КИ Комитет информации

КМК Кузнецкий металлургический комбинат

Комзет Комитет по землеустройству еврейских трудящихся

КП Коммунистическая партия

КПК Комиссия (комитет) партийного контроля

КПСС Коммунистическая партия Советского Союза

КПУ, КП(б)У Коммунистическая партия (большевиков) Украины

ЛГУ Ленинградский государственный университет

Лечсанупр Лечебно-санитарное управление

ЛСУК Лечебно-санитарное управление Кремля

МВД Министерство внутренних дел

МГБ Министерство государственной безопасности

МГК Московский городской комитет (партии)

МГУ Московский государственный университет

МИД Министерство иностранных дел

Минздрав Министерство здравоохранения

МК Московский областной комитет (партии)

ММИ Московский медицинский институт

Мн. Минск

Мосгорлит подразделение Главлита в г. Москве.

Моссовет Московский городской Совет депутатов трудящихся

нарком народный комиссар

наркомат народный комиссариат

Наркомвнудел Народный комиссариат внутренних дел

(НКВД)

Наркомздрав Народный комиссариат здравоохранения

Народный комиссариат иностранных дел

НКВД

НКГБ

НЭП

N.Y.

обком

ОВП

ОГИЗ

ОГПУ

ОЗЕТ

ООН

ОПиА

ОРПО

ОС (ОСО)

ПСЗ

райисполком

райком РАПП РГАНИ РГАСПИ

РГГУ

РККА

РКП(б)

РСДРП

РСФСР

с, сс СИБ

Народный комиссариат просвещения научно-исследовательский институт Народный комиссариат внутренних дел Народный комиссариат государственной безопасности новая экономическая политика New York

областной комитет (партии) отдел внешней политики

Объединение государственных книжно-журнальных издательств

Объединенное государственное политическое управление Общество по землеустройству еврейских трудящихся Организация Объединенных Наций отдел пропаганды и агитации отдел руководящих партийных органов Особое совещание Полное собрание законов

районный исполнительный комитет советов депутатов трудящихся

районный комитет (партии) Российская ассоциация пролетарских писателей Российский государственный архив новейшей истории Российский государственный архив социально-политической истории

Российский государственный гуманитарный университет Рабоче-крестьянская Красная армия Российская коммунистическая партия (большевиков) Российская социал-демократическая рабочая партия Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

СМ, Совмин "Смерш?

секретно, совершенно секретно

Советское информационное бюро

(Совинформбюро)

следчасть следственная часть

Совет Министров

"Смерть шпионам? (официальное название органов

советской военной контрразведки в 1943-1946 гг.)

СМИ средства массовой информации

СНГ Содружество независимых государств

СНК Совет народных комиссаров

(Совнарком)

"Союзпечать" Центральное управление распространения и

экспедирования печати

СПб. Санкт-Петербург

СРЕ Союз русских евреев

ССП Союз советский писателей

ССР Советская социалистическая республика

СССР Союз Советских Социалистических Республик

СТО Совет труда и обороны

СЧОВД Следственная часть по особо важным делам

ТАСС Телеграфное агентство Советского Союза

УК управление кадров ЦК ВКП(б)

УМВД областное (краевое) управление Министерства

внутренних дел

УМГБ областное (краевое) управление Министерства

государственной безопасности СССР

УНКВД областное (краевое) управление Наркомата

внутренних дел

УПиА управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б)

ЦАВС РФ Центральный архив Верховного суда Российской

Федерации

ЦАГИ Центральный аэрогидродинамический институт

ЦАФСБ РФ Центральный архив Федеральной службы безопасности

Российской Федерации

ЦДВЕ Центр документации восточноевропейского еврейства

ЦИК Центральный Исполнительный Комитет

ЦИУВ Центральный институт усовершенствования врачей

ЦК Центральный Комитет

ЦК ВКП(б) Центральный Комитет Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков)

ЦК КПСС Центральный Комитет Коммунистической партии

Советского Союза

ЦРУ Центральное разведывательное управление

ЧГК Чрезвычайной государственной комиссии по установ-

лению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников

В записи нет меток.