Заметка

Эссе Рене Жирара

1. "ДОСТОЕВСКИЙ. ОТ ДВОЙНИКА К ЕДИНСТВУ" / Эссе
2. "К НОВОМУ ПРОЦЕССУ НАД "ПОСТОРОННИМ" / Эссе
3. "МОНСТРЫ И ПОЛУБОГИ В ТВОРЧЕСТВЕ ГЮГО" / Эссе
4. "ОТ "БОЖЕСТВЕННОЙ КОМЕДИИ" К СОЦИОЛОГИИ РОМАНА" / Эссе
5. "СИСТЕМА БРЕДА" / Эссе

Заметка

Джорджо Агамбен "Homo sacer. Чрезвычайное положение?

Чрезвычайное положение, или приостановка действия правового порядка, которое мы привыкли считать временной мерой, повсюду в мире (не исключая России) становится парадигмой обычного управления. Новая книга Агамбена -продолжение его ставшей классической книги " Homo Sacer. Суверенная власть и голая жизнь" - это попытка проанализировать причины и смысл эволюции чрезвычайного положения, от Гитлера до Гуантанамо. Двигаясь по "нейтральной полосе" между правом и политикой, Агамбен шаг за шагом разрушает апологии чрезвычайного положения, высвечивая скрытую связь насилия и права.

"Связь между чистым и юридическим насилием, между чрезвычайным положением и революционным насилием оказывается настолько тесной, что кажется, будто двое игроков на шахматной доске истории двигают одну и ту же пешку".

"Однажды человечество начнет играть с правом, как дети играют с вещами, вышедшими из употребления, но не для того, чтобы вернуть им их каноническое применение, а чтобы решительно освободить их от него".

"Чрезвычайное положение как форма крайней необходимости предстает - наряду с революцией - как "незаконная", но при этом как совершенно "правовая и конституционная"мера, которая воплощается в производстве новых норм".

"Чрезвычайное положение является не диктатурой, но пространством правового вакуума, зоной аномии, в которой парализованы все юридические понятия - и прежде всего различие частного и общественного".

Текст.

Заметка

Джорджо Агамбен "HOMO SACER Суверенная власть и голая жизнь"

Джорджо Агамбен (р. 1942) - выдающийся итальянский философ, автор трудов по политической и моральной философии, профессор Венецианского университета IUAV, Европейской школы постдипломного образования. Международного философского колледжа в Париже и университета Масераты (Италия), а также приглашенный профессор в ряде американских университетов

"Лишь исходя из того, что биологическая жизнь с ее потребностями повсюду стена ключевым политическим аргументом, можно понять ту парадоксальную скорость, с которой пар. шментские демократии в XXвеке превратились в тоталитарные государства, а тоталитарные государства - почти безбо. гезненно трансформировались в парламентские демократии".

"Мы можем наблюдать, как человеческая жизнь становится объектом беспрецедентного насилия, которое сделалось частью нашей повседневности, оставаясь при этом абсолютно профанным и тривиальным".

Власть - такова исходная мысль Агамбена, - как, впрочем, и язык, как и бытие, имеет в себе нечто мистическое, ибо так же, как язык или бытие, она началась раньше, чем началась. Поэтому любые попытки мыслить власть "позитивно" неизбежно заканчиваются лишь продолжением самого проекта, воплощениями которого оказываются и фюрер, и тоталитарные практики, и гедонистическое общество потребления, и этническое регулирование, и мир "отвержения" -беженцы, палатки, санитарные зоны, буферные государства, нищета -короче, "третий мир".

Текст.