Цитата

Феликс Кривин "Изобретатель вечности"

Костюмчик сидит

Засада:

И хоть говорят, что новое - это хорошо забытое старое, но иногда старое возвращается так скоро, что о нем даже не успеваешь забыть.

* * *

Еще одна (лирическая, "люди пожинают печали / пожимают плечами"):

Это сидение под искусственной луной возвращало Бакалейщицу в те далекие годы, когда и луна была другая, и Бакалейщица была другая, да и человек, сидящий с нею рядом, был совершенно другой. Тот человек, впоследствии Бакалейщик, впоследствии супруг и отец пятерых детей, тогда еще был никем, но именно тогда он был ей особенно дорог. Лунный свет... Возможно, во всем виноват лунный свет, делающий близким постороннего человека. Потом, когда он рассеется, станет ясно, что человек чужой, но это придется скрыть от него, от себя и от всех, потому что будут общие дети, общая семья и общая бакалея... А больше - ничего общего, а особенно того, что когда-то привиделось в лунном свете...


Цитата

О литкритике

Bullshit

Из свежего романа Пелевина (выходит сегодня). Смешно ("не почувствовала тепла", лол):

Критик, по должности читающий все выходящие книги, подобен вокзальной минетчице, которая ежедневно принимает в свою голову много разных граждан - но не по сердечной склонности, а по работе. Ее мнение о любом из них, даже вполне искреннее, будет искажено соленым жизненным опытом, перманентной белковой интоксикацией, постоянной вокзальной необходимостью ссать на ветру с другими минетчицами и, самое главное, подспудной обидной на то, что фиксировать ежедневный проглот приходится за совсем смешные по нынешнему времени деньги. (...) Даже если не считать эту граждану сознательно злонамеренной, хотя замечу в скобках, что у некоторых клиентов она уже много лет отсасывает насильно и каждый раз многословно жалуется на весть вокзал, что чуть не подавилась... так вот, даже если не считать ее сознательно злонамеренной, становится понятно, что некоторые свойства рецензируемых объектов легко могут от нее ускользнуть. Просто в силу психических перемен, вызванных таким образом жизни. Тем не менее после каждой вахты она псправно залазит на шпиль вокзала и кричит в мегафон: "Вон тот, с клетчатым чемоданом! Не почувствовала тепла! И не поняла, где болевые точки. А этот, в велюровой шляпе, ты когда мылся-то последний раз?


Цитата

Ильич как конспиратор

Ленин в Закопане

Лев Данилкин "Ленин: Пантократор солнечных пылинок":

Некое подобие гибрида панамы и банной войлочной шапки мы видим на известной фотографии «Ленин в Закопане». На социалистический конгресс в Копенгаген Ленин приехал из Германии в «панаме с невероятно широкими полями», объяснив выразившему свое недоумение Кобецкому, что оделся таким образом, «чтоб выглядеть незаметно»; по мнению Кобецкого – чья обеспокоенность наружностью Ленина переросла в дурные предчувствия в тот момент, когда он увидел своего товарища не только облаченным в эту шляпу, но еще и с подвязанной щекой: «у него зубы разболелись», – наоборот, «эта панама должна была выделить его и привлечь сразу же внимание полиции». Ленина «в костюме странных сочетаний» застают и участники межпартийной социалистической конференции в Териоках, куда вождь большевиков явился «в каком-то потертом пиджаке горохового цвета, с короткими рукавами, в облезлой котиковой шапке… на шее у него был большой серый шарф, один конец которого свисал по груди, на ногах были большие резиновые ботики»;

P.S. Funny факт:

В 1918-м у столичных пропагандистов [в Казани и Татарии вообще] возникали затруднения самого курьезного характера; например, выяснилось, что на татарском языке не было слова «свобода»: приходилось брать с арабского и переводить словом «простор»


Статус

Джон Бойн "Мальчик на вершине горы"

Читаем литературку

Гитлероведение для самых маленьких. Дидактическая ясность для юношества: как заразно и как легко тоталитарное учение превращает нормального человека в подонка. Как вопрос прикосновения к власти, сильным становится неотвратимым соблазном. Отступление от реализма: в малолюдном романе хватает нормальных людей, сопротивляющихся напастям и стремящемся сохранить человеческое лицо.

Проиллюстрированы положения выявленные в эксперименте Милгрэма о том, что люди исполнят любое, даже чудовищное с общепринятой точки зрения, распоряжение ("он же предатель, а предателей наказывают"), если начальство признается легитимным. Потому, когда власть меняется, то возникает нелепое положение "И не говори, что ты ничего не знал!". Но для поучительности (в хорошем смысле) такие тонкости не нужны.

P.S. В случае нацистской Германии просматривается "чит-код". Пришли люди и объяснили населению, что то, что они творили - запредельно плохо. На отечественном материале ремэйк "Мальчика" вышел бы еще поучительнее. "Ваня" в тридцатые годы творит жесткие вещи в рамках mainstream-морали того времени (закладывает отца, стучит на соседей). Победа в ВОВ, паренек стареет. Выходит на пенсию, рассказывает внукам занимательные истории, почитается родными хорошим человеком. На поверхности совести ничего не шевелится ("они же предатели") и только глубоко внутри шевелится что-то этакое. Богатая тема.